ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН V. Magister Arcanorum (Великий иерофант); Magnetismus Universalis (Scientia Boni et Mali); Quintessentia; Religio; Папа; Иероглиф (Дыхание).

   

Magister Arcanorum (Великий иерофант)

 
     
 

На площади перед храмом стоит огромная толпа; тысячи людей в самых разнообразных одеяниях расположились так, что они оставляют свободными два широких прохода, расходящиеся от храма под прямым углом, причём правый проход гораздо короче левого. Левый проход оканчивается набережной, где стоит только что прибывший и вновь готовый к отплытию чёрный корабль с многочисленными белыми украшениями; он пуст, на нём не видно ни одного человека. С левой стороны прохода стоит сравнительно немногочисленная группа людей, по-видимому жрецов; на груди у них блистают на солнце драгоценными камнями разнообразные знаки и украшения… [B.24.1]

 

multitudo vernacula T городская толпа

 

chorus, ī m (греч.) 1) хороводная пляска, хоровод; 2) группа певцов и танцовщиков, хор (преим. в трагедии) С, Ctl, V, Н etc.; 3) толпа, собрание, сонм (juventutis, virtutum С; vatum H); стая

 

commūne, is n [communis] тж. pl. 1) общественное имущество (достояние) С: privatus illis census erat brevis, с — magnum H личное имущество их (в старом Риме) было небольшое, общественная же собственность была велика; 2) община, гражданское общество, граждане (Siciliae С); 3) pl. общественная жизнь, общественность (communia laudare H). [B.32]

 

concilium, ī n [одного корня с calo] 1) сочетание, соединение, связь; 2) сцепление; 3) встреча, свидание; 4) сходка, сборище, тж. круг, общество (Cyclopum V; pastorum С); сонм, круг (virtutum, caelestium С); 5) союз:; 6) совещание, собрание, заседание (Gallorum L; totīus Graeciae QC): с. populi (plebis) H народное собрание; per с. de re publicā loqui Cs говорить о государственных делах в народном собрании; convocare (cogere) с. Cs, V созвать собрание; dimittere с. Cs, С распустить собрание

 

ecclēsia, ae f (греч.; лат. contio) 1) народное собрание (в греч. республиках): bulē et e. PJ (лат. senatus populusque) (греческие) сенат и народ; 2) собрание, сходка Aus; 3) церковь Vop, Eccl. [B.32]

 

I forēnsis, e [forum] 1) относящийся к делам общественным или судебным (oratio, genus dicendi f. C, Q; sermo C — ср. forensis II): opera forensia Nep общественно-политическая или судебная деятельность; res forenses (negotia forensia) C общественные, судебные или денежные дела; vestītus f. или forensia (sc. vestimenta) Pt, Su etc. парадное (выходное, нарядное) платье; 2) рыночный, ярмарочный: turba (factio) f. L толпа на площади, праздношатающиеся. [B.32]

 

vehiculum, ī n [veho] 1) воз, повозка Pl, С, Su etc.: comes facundus in viā pro vehiculo est погов. PS красноречивый (т. е. приятный) спутник в пути — тот же экипаж; 2) носилки: vehiculo portari Nep передвигаться на носилках; 3) судно, корабль (argonautarum C); 4) с.-х. уборочная машина Pall. [B.32]

 

 
     
 

Хотя рассмотренный кодекс содержит в себе главным образом гражданские и уголовные законы, но как он, так и другие документы дают нам возможность составить некоторое представление о государственном праве вавилонского царства. Царская власть имеет характер патриархального абсолютизма, уже забывшего божеские притязания времен Нарамсина и Шульги. Царь ограничен сверху – он лишь наместник и служитель божества. Он стеснён и снизу сильным духовенством и богатыми торговыми и священными городами, достигшими рано в Вавилонии большого развития и сообщившими государству и культуре городской характер по преимуществу. Весьма возможно, что и самые законодательства кодифицировались под давлением торговых городов и богатых храмов, заинтересованных в спокойствии, порядке и отсутствии произвола. Это были силы, сумевшие и в объединённом царстве отстоять своё привилегированное положение. Следующий документ наилучшим образом доказывает, на какие уступки должны были пойти цари относительно городов и храмов.

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

…для торговых городов на побережье Средиземного моря окончание Бронзового века означало фактически отмену экономического и финансового контроля, крушение древней бюрократии и новые возможности для предприимчивых.

Dr. Richard Miles, University of Sydney: «Крах Бронзового века во многих отношениях был подобен Большому взрыву: мы наблюдаем полную перекалибровку властных структур во всех обществах того времени. Очень важное явление того периода – появление класса торговцев – деловых людей».

Sanford Holst, Author «Phoenicians: Lebanon's Epic Heritage»: «Таким образом появился, так сказать, новый «средний класс», в какой-то мере предвосхитивший современную ситуацию, когда властные структуры основываются не на царе и не на армии, а на экономике».

Освобождённые от царского контроля, торговцы в портовых городах вроде Библа, организовывали всевозможные предприятия, кооперируясь с многочисленной роднёй.

Sanford Holst, Author «Phoenicians: Lebanon's Epic Heritage»: «Их вождь, выбранный решением совета и принявший титул царя, был, скорее, главным управленцем. Этот человек курировал бизнес и рисковал наравне с другими.

…выучившись искусству мореплавания, финикийцы смогли покинуть берега и выйти в море».

Благодаря непревзойдённому искусству мореплавания, финикийцы сумели создать торговую сеть, которая, в итоге, связала Малую Азию, Кипр, Армению, ионические острова, Родос, Сирию, Иудею, Израиль, Аравию и Ближний Восток от моря и до моря.

Один из самых востребованных их товаров оказался навсегда исторически связан с ними… [T.13.CX.2]

 

 
     
 

Перед троном стоят два человека. Первый из них шатен; его волосы густой волной ниспадают во все стороны; он одет в мягкую кожаную куртку со множеством складок и подпоясан широким кожаным поясом; на ногах кожаные сандалии с ремнями. Этот человек с красным цветом лица глубоко склонился и как бы застыл в этом положении; всё лицо его проникнуто благоговением и восторженностью. Второй человек брюнет, волосы его откинуты назад и сзади связаны двумя золотыми обручами так, что они сходятся как бы в косу; на нём чёрное короткое платье с чёрным же коротким плащом; ноги обуты в металлическую чешуйчатую обувь. Он негр, но его лицо дышет благородством, величием и сознанием своего достоинства; он очень красив; его голова слегка наклонена вперед, он сдержанно приветствует, но в то же время на его лице играет загадочная улыбка, в которой чувствуется уважение, смешанное с насмешкой; руки его заложены за спину и скованы цепями. [B.24.1]

 

…учёные выяснили, что фальшивая улыбка длится четыре секунды, настоящая – всего две. Фальшивая улыбка быстрее появляется и исчезает. [T.21.LXXXII.5]

 

Dr. Sridevi V. Sarma, Johns Hopkins University: «Учёные установили, что одна улыбка может вызвать в мозгу такой приток эндорфинов, как если бы вы съели несколько сотен шоколадок или получили крупную сумму денег. При виде улыбки другого человека вы, зачастую, тоже улыбаетесь, что помогает снизить уровень гормонов стресса, а также кровяное давление».

Исследования показывают, что улыбчивые люди, как правило, здоровее, больше зарабатывают, успешнее строят отношения. Окружающим они даже кажутся более компетентными.

Dr. Sridevi V. Sarma: «Негативные мысли задействуют префронтальную кору правого полушария головного мозга рядом с центром стресса. Когда мозг подаёт сигнал к выработке гормонов стресса, например, адреналина, он подавляет иммунную систему и делает вас уязвимыми. Иными словами – думать о хорошем полезно для здоровья». [T.21.LXX.19]

 

 
     
 

Александр СМЫШЛЯЕВ, кандидат исторических наук, Институт всеобщей истории РАН: «…связано как раз с преторским правом. Мы говорили об этих эдиктах преторов, которые постепенно приобретали всё более и более единую форму, потому, что со временем каждый новый претор мало что нового уже вносил в свой эдикт. Император Адриан приказал одному из ведущих юристов своего времени, а это время – приблизительно первая половина II века нашей эры, Сальвию Юлиану, ведущему юристу этого времени провести кодификацию преторского эдикта. Тот взял этот преторский эдикт существующий, его отредактировал, дополнил. И этот эдикт под видом постоянного эдикта приобрёл завершённую форму. И отныне только император мог вносить туда какие-то изменения.

…сами римляне не могли быть на высоте провозглашённых ими принципов.

Римское право – это, безусловно, право, предназначенное для римлян, т.е. для римских граждан. Со временем, когда все свободные подданные Римской империи стали римскими гражданами, это знаменитый эдикт Каракала 212-го года, Римское Право стало общенародным. До этого времени Римское Право было только для римских граждан или для тех лиц, которые постоянно жили в Риме и вступали в какие-то отношения с римскими гражданами и могли с ними тоже судиться.

В Риме существовало два претора. Один городской, только для римских граждан, и другой претор – претор чужеземцев, который решал тяжбы между чужеземцами, но они не могли судиться по своей системе, если они были из разных общин, с разными системами права. Или между чужеземцами и римскими гражданами. И решал, исходя из норм своего собственного постоянного эдикта

Обычное право, прежде всего, которое в разных местностях было разное. Но когда появились города в Европе, то этого Обычного права было мало, необходимо было вступать в более сложные отношения друг с другом, вести международную торговлю, и тогда римское право оказалось снова востребовано». [P.97.97]

 

 
     
 

cutis, is f 1) кожа: aliquem intus et in cute novisse погов. Pers знать кого-либо насквозь; 2) шкура (cervorum PM); выделанная кожа M; 3) кожица, оболочка (nuclei, uvarum PM); кора (terrae PM); покров (nubium PM); 4) наружный вид, внешность (elocutionis Q). [B.32]

 

Валерий ТИШКОВ, академик РАН, доктор исторических наук, директор Института этнологии и антропологии РАН им. Н. Н. Миклухо-Маклая и Центра социальной антропологии РГГУ: «Современная наука всё-таки считает, что вот эти фенотипические разнообразия или деление людей на расы, оно очень носит условный характер, исторически очень меняется. И различия между человеком с тёмной кожей и светлой кожей уходит не больше, чем на глубину самой кожи. И связать какой то расовый тип с какой то национальностью, с какой то этнической общностью, это очень рискованно». [T.10.CI.42]

 

Dr. Mark Stoneking, Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology: «Различие, которое бросается в глаза – это цвет кожи, который варьируется от глубоко чёрного до молочно белого».

Prof. Jean-Jacques Hublin, Max Planck Institute: «Если взять карту мира, разметить инсоляцию и количество ультрафиолетового излучения, и наложить на неё карту цветов кожи, это будет приблизительно одна и та же карта».

Prof. André Langaney, Musée de l’Homme: «Это показывает, что цвет кожи адаптировался к солнечному облучению».

Dr. Bertrand Jordan, biologiste moléculaire: «Создаётся впечатление, что там, где есть недостаток солнечного освещения, кожа светлеет. Но всё действует не совсем так: то, что у нас белая кожа, это результат мутаций, которые появились в популяции изначально чёрной. Когда она мигрировала в Европу и оказалась в условиях слабого освещения, то, чтобы избежать рахита, нужно было вырабатывать Витамин D, который вырабатывается кожей. А в условиях слабого освещения в чёрной коже он образуется с трудом». [T.10.CDXXXI]

**

 
     
 

**

…сначала эта воспиха обалдела и подумала, что я её разыгрываю…

– Кто? – не поняла Лида.

– WASP – white Anglo-Saxon protestant, – объяснил Старков. – Жуткие зануды! Потом она страшно испугалась и прямо от меня, кажется, побежала в ЦРУ…

– А разве в Америке тоже стучат? – удивилась Нинка, в очередной раз вернувшаяся с воздуха.

– Вау! Так стучат, как в доме во время ремонта!

Юрий ПОЛЯКОВ [B.139.2]

 

В настоящее время обладатели гаплогруппы «R1A1» составляют семьдесят процентов всего мужского населения России, Украины и Белоруссии, а в старинных русских городах и селениях до восьмидесяти процентов. «R1A1» является биологическим маркером русского этноса: этот набор нуклеотидов и есть «русскость» с точки зрения генетики.

Специалисты, проводившие исследования, утверждают, что «русский народ» в генетически современном виде появился на свет на европейской части нынешней России около четырёх с половиной тысяч лет тому назад.

Анатолий КЛЁСОВ, доктор химических наук: «Теперь, что касается скифов, сарматов и прочее. Когда стали копать и анализировать ДНК ископаемые, оказалось… на самом деле арии, скифы, славяне – это всё одни и те же люди. На самом деле это оглушающая новость, но дело в том, что все они «R1A». Арии «R1A», потому что они пришли в Индию, мы уже знаем по их ДНК. Скифы – это те, кто остались на всё огромном протяжении от Дуная до Монголии, до Алтая – они ходили по всей этой гигантской полосе – они тоже «R1A». По крайней мере то, что мы сумели узнать. А славяне тоже «R1A», то есть, в любом случае это одна и та же линия наследственная». [T.10.CDLXXII]

***

 
     
 

***

…именно размером и строением мозга нейрофизиологи объясняют разделение одарённостей по расовому и национальному признаку.

Сергей САВЕЛЬЕВ, доктор биологических наук: «Существует разница между мозгом африканцев и мозгом монголоидов, мозгом европеоидов. Разница эта существенна, в некоторых случаях может достигать двухсот – двухсот пятидесяти граммов. Это очень много. Самый крупный мозг – это в Европе, а самый небольшой мозг в Европе – это юг Франции. Самый небольшой мозг – это Африка. Такой, близкий к европейскому – это мозг в Китае». [T.2.XLI.1]-

*

Сергей САВЕЛЬЕВ, доктор биологических наук: «…есть такая разница или нет? – Есть. Какова она? – Она структурно выражается в конкретных совершенно структурах – областях мозга. Началось всё это в тридцатые годы, когда Филимонов (Иван Николаевич, одиозная личность, про него можно фильмы снимать, но очень известный нейроморфолог, цитоархетиктоник) по заданию Советского правительства в момент прихода Гитлера к власти, ему было поручено правительством сделать, показать, что действительно существует: какая структурная изменчивость – существует ли расовая или не существует. Чтобы в пику пришедшему к власти Гитлеру это опубликовать в немецких журналах. Он это сделал. Вышло в немецких журналах три статьи, в которых он показал, взяв русского, немца, по-моему, бурята, еврея, китайца и грузина (грузина обязательно в те времена, политкорректность), он сравнил затылочную часть мозга. И он показал, что в этой затылочной части, где находятся зрительные центры – первичное зрительное поле, вторичное и третичное: одно – за цвет, другое – за форму, третье – первичные сигналы, сравнил у разных людей и показал, что индивидуальная изменчивость перекрывает этническую. Это был принципиальный момент. То есть, в любой нации, у любого народа какая-то структура мозга может быть больше, чем у самой лучшей другой. Иначе говоря, он доказал, что существуют индивидуално изменчивость размер структур, отвечающих за конкретные функции (в данном случае за зрение), которые перекрывают этническую. Но, в то же время он сделал гигантский шаг, он показал, что есть объективные критерии по границам полей функциональных. Установить размер, объём и число нейронов в тех отделах мозга, которые выполняют конкретные функции. Он заложил основы исследования гениальности и индивидуальной изменчивости. Он показал, что разница-то огромная. Когда посчитали число нейронов через некоторое время в этих полях, оказалось, разница-то – в три с половиной раза между этой изменчивостью, а между мозгом гения оказалась разница ещё больше…» [T.10.LI.89]

****

 
     
 

****

Алексей МАСЛОВ, доктор исторических наук, академик РАЕН: «…особенность производства зерна, она породила разделение культур. Оно породило разных людей – физиологически разных, психологически, так сказать, интонационно разных (что они хотят) – и, в конце концов, зерно сформировало разнообразие цивилизаций.

Получение белка не из мяса, а, например, из рыбы в приморских районах, или, вообще, только питание рисом и тофу, то есть соевым творогом в разных вариациях, приводило к совсем другому типу строения человека. Это длинные мышечные волокна, которые дают, в известной степени, гибкость и хорошую растяжку, дают очень быструю реактивность мышц, то есть, быстрый удар».

А это как раз те качества, которые необходимы для У-шу – знаменитой системы боевых искусств. Получается, не случайно она родилась именно в Китае.

Но сформированный рисовым питанием организм оказался плохо приспособлен для традиционного пшеничного хлеба.

…большую часть своей истории – в пять тысяч лет – китайцы практически не знали риса.

Сюн-Шен Цзен, историк, философ, Институт истории естествознания, Пекин, Китай: «В древности в Китае больше выращивали пшеницу, сою и просо. До десятого века рис не играл значительной роли, ведь большинство китайцев жило на севере страны, где рис плохо растёт».

Буквально за несколько столетий – по меркам истории это ничтожно – рис сформировал особый тип китайца, который сегодня проживает на юге страны, именно там, где рис является основой питания.

Алексей МАСЛОВ, доктор исторических наук, академик РАЕН: «…если идеалом красоты на Западе является могучий мужчина с контурированной фигурой – вот такой Аполлон, который нам известен из античной культуры – в Китае немножко всё по другому. Там идеал красоты – это мужчина, обычно, с таким, небольшим животиком, не всегда могучий, скорее, с плавными движениями, с покатыми плечами. Женщина, наоборот, не «красавица с мощными формами», а, скорее, субтильная, тонкокостная, бледная, обязательно с выбеленным лицом. Это тоже связано с потреблением пищи.

Обработка риса не требует подвига, она требует очень монотонной, долгой работы. И именно от монотонности зависит успешность обработки поля, поэтому здесь, хотя принято говорить о трудолюбии китайцев, скорее надо говорить о способности к монотонной, и, в известной степени, не очень увлекательной работе». [T.10.CDXVII.3]

 

Алексей ВАСИЛЬЕВ, академик РАН, доктор исторических наук: «Этнический тип египтян за последние шесть тысяч лет мало изменился, и для этого есть много причин. Он сложился примерно за четыре тысячи лет до нашей эры, но так как Египет мало знал переселения народов: Египет знал около сорока завоеваний, но переселения народов не было, может быть вызвано тем, что вокруг Египта были в основном усыхающие пустыни, и крупных скоплений людей не было. Поэтому этнический или антропологический тип египтян сохранился. Какие-то обычаи у египтян древние тоже сохранились, потому что вид сельского хозяйства, форма хозяйственной деятельности – ирригационное земледелие – тоже осталось примерно тем же.

Господство греков в разной форме – примерно четвёртый век до нашей эры, это было завоевание Египта Александром Македонским – потом были эллинистические государства, потом пришло завоевание Рима, потом Византии, то есть тысячу лет продолжалось примерно господство греков, но они не смешивались с местным населением, как правило, отдельно жили в городах, поэтому столица была Александрия на берегу Средиземного моря. И религия, которая распространилась в Египте в это время – это было христианство. Но религиозные противоречия всегда скрывали социально-политические, и проблема, всё-таки ещё в том, что как раз на противоречиях ли выдуманных, или реальных между христианами и мусульманами спекулируют именно мусульманские экстремисты, для которых враги и христиане, и те мусульмане, которые не следуют их экстремистским убеждениям, и декларативно и западные страны, и Израиль». [T.10.LI.134]

 

 
     
 

Дмитрий ПРОКОФЬЕВ, вице-президент Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты: «…не нравится мне вот этот термин в данном случае – страна-изгой.

Надо было платить по долгам, когда Сталин стал платить золотом за технологии, за американские заводы, за немецкие станки, за итальянские корабли, за французские моторы, за британские танки, за броню, когда Сталин стал платить за это золотом, с ним прекрасно стали иметь отношения. Всё это достаточно быстро вернулось на круги своя. Знаете, это уже совсем в сторону, скажем, по-моему – боюсь ошибиться – лорд Керзон, выступая в парламенте, когда ему задали вопрос: ну как же мы ведем дела с большевиками? Он сказал: ну и что, в Африке мы с людоедами дела ведём». [P.97.204]

 

 
     
 

В послевоенное время заново открывались храмы. Тогдашняя церковная атмосфера походила на фронтовую: гибнет командир, и его должность тут же занимает заместитель – так уцелевшие бойцы за несколько месяцев проходили путь от сержантов до капитанов.

Так и во священники рукополагались пожилые миряне, помнившие церковную службу ещё с мирного времени. А откуда взять архиереев на вакантные кафедры?

На встрече Сталина с иерархами нашей Церкви 4-го сентября 1943-го года митрополит Ленинградский Алексий просил об освобождении из лагерей и тюрем некоторых архиереев. Сталин сказал: «Представьте такой список и мы его рассмотрим». Вскоре выяснилось, что из двадцати шести архиереев, включённых в этот список, двадцать пять были уже расстреляны.

Но выход всё же был найден. Не успеет ещё приходской батюшка отметить сороковины после кончины матушки, как вдовца срочно вызывают в епархиальное управление. Правящий архиерей, благословив растерянного клирика, изрекает: «Сегодня вечером монашеский постриг. Завтра на литургии возведение в архимандрита. Послезавтра архиерейская хиротония. И срочно принимать дела в соседней епархии». [T.10.DCLXIV]

 

 
     
 

…в левой руке иерофант держит жезл с длинным шестом и опирается им на землю…

…правой рукой благословляя двух людей, но, в то же время, приподнятым указательным пальцем даёт знак молчать… [B.24.1]

 

laeva, ae f [laevus] (sc. manus) 1) левая рука, шуйца V, Ap etc.; 2) левая сторона: laevam pete O поезжай налево; ad laevam (laevā) C, L слева, налево; in laevam PM влево. [B.32]

 

«…а зачем же он левой рукой крестится? – А курьер сказал: «Он – Левша, и всё левой рукой делает».

Александр Михайлович Панченко, академик РАН, доктор филологических наук: «Это страшно читать человеку православного воспитания, потому что, вот, в таком, народном сознании, ну, левой рукой креститься, ну никак нельзя. Ну, посмотрите у Даля во втором томе на странице двести семьдесят семь: «потому что «шуйца», то есть «левая рука» – это «некрещёная рука». И, вообще, это что-то опять с бесовством связанное, как и всякое раздвоение» [T.10.II.3]

*

Савва ЯМЩИКОВ, реставратор, историк искусства, публицист, академик РАЕН: «…судьба распорядилась так, что я очень близко дружил и был учеником Льва Николаевича Гумилёва. И, вот, однажды я пришёл ко Льву Николаевичу и на кухне встретил Дмитрия Михайловича Балашова. Мне Лев Николаевич потом так, вот: «Да. Два у меня новых, как говорится, соратника. С одним вы, если захотите поработать (он говорил об Александре Михайловиче Панченко), то только до обеда, потому что потом это уже всё уходит в астрал… А, вот, с Дмитрием Михайловичем можно работать всегда, но будьте аккуратны: в любой момент можете получить хук. Вот вы будете с ним разговаривать, а он вам такое преподнесёт – вы уж на него не обижайтесь – он блестящий писатель». [T.10.CDXXXVI]

 

 
     
 

На площади перед храмом стоит огромная толпа; тысячи людей в самых разнообразных одеяниях расположились так, что… [B.24.1]

 

vergobretus, ī m (кельт. «судья») вергобрет, звание носителя высшей власти у эдуев Cs. [B.32]

 

Даже наткнувшись на храм, мы подчас не сразу определяли, что это то самое, искомое. Большинство церквей были невзрачные, непривычные – нет башенок, нет звонниц, просто очень старый камень, особая фигурная кладка в арочных нишах, нехитрый орнамент из крестообразных зелёных чашечек-изразцов, – и только апсиды – полукруглые, выступающие части зданий на восточной стороне – говорили наверняка: здесь храм. Церкви так и не научились прятать самое сокровенное – алтари.

Они вмещали в себя необозримое время – тысячу лет строительства. Десять веков отделяют церковь последней постройки – «Новую митрополию» (век шестнадцатый) – от самой древней, «Старой митрополии» (век шестой). Я смотрел на этот полусохранившийся храм, на его высоченные аркады и всё не мог понять, что же меня останавливает здесь: церковная архитектура вроде бы самая обычная – трёхнефная базилика. Потом сообразил: три дуги широких ступеней поднимаются к алтарю, не ступени даже – скамьи, элемент достаточно редкий. Спросил у гида, Лиляны Веселиновой, прекрасного знатока болгарской истории. И услышал в ответ жаркое:

Это же не просто церковь! Время-то какое – раннее христианство! Люди сюда не только молиться приходили – поговорить, обсудить важные дела. Дом для собраний, одним словом.

Вот оно что! Действительно, я этого не учёл: давности. Поразительное, не умещающееся в стереотипные рамки время: первые века нашей эры. Не успели ещё церкви стать негромкими, благоговейными, – кипели жизнью. Люди усаживались на ступени, толковали о разном, спорили, призывали церковников быть свидетелями – не судиями. Властно вторгалась под своды христианства атмосфера греческой агоры.

В. БАБЕНКО [A.335]

 

Возможно, Навуходоносор надеялся, что иудеи приспособятся к обычаям вавилонян и окажутся полезными для экономического процветания страны. Видимо, его надежды частично оправдались. Разумеется, иудеи занялись хозяйственной деятельностью, и многие из них стали довольно состоятельными гражданами. Вполне вероятно, что многие из них стали вавилонянами.

И все-таки значительная часть изгнанников осталась убежденными яхвистами. Они смогли остаться ими в изгнании даже при разрушенном храме частично благодаря тому факту, что имели теперь экземпляры Книги Закона, представленные общественному вниманию во времена Иосии, и исторические предания, записанные при Иезекии, плюс свитки, авторство которых приписывали таким пророкам, как Исайя и Иеремия.

Поэтому изгнанники, придерживавшиеся яхвизма, могли свободно собираться группами, читать Закон, толковать его, размышлять над ним и так далее. Собрание людей, встречавшихся изучать Закон, называется конгрегацией – от латинских слов, означающих «собираться вместе». Равнозначное выражение в греческом языке – «синагога». Яхвизм, лишённый своего храма, продолжал жить в своих синагогах.

Айзек Азимов [B.129.3]

 

Словарь определяет слово «толпа», как бесструктурное скопление людей, лишённых ясно сознаваемой общности целей, но взаимно связанных сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания.

А Лебон (Le Bon Gustave) писал следующее: «При определённых обстоятельствах скопление людей демонстрирует новые характеристики, совершенно отличающиеся от характеристик индивидов, из которых толпа состоит. Чувства и идеи всех собравшихся принимают единую направленность, а их сознательные личности растворяются в толпе». [T.10.DLI.2]

**

 
     
 

**

Алексей КУЗНЕЦОВ, историк и педагог гимназии № 1543: «Три года подряд беспрецедентное дело – берут, набирают не добровольцев, а именно набирают из тягловых людей в солдатские полки. А что такое тягловые люди? Это те, кто платит налоги. Это не крепостные, в основном. Крепостных пока не трогают. Это Пётр уже тронет их. Это люди вольные, но непривилегированные, то есть не тягло – это служивые люди ну и, естественно, духовенство. И нарушается принцип, который был, на самом деле, принципом основополагающим: тягло не служит в армии. Это абсолютно нормальная феодальная ситуация. Оно кормит первые две, потому что они спасают их тело и душу. И вот здесь этот принцип нарушается: тягловых начинают призывать в армию». [P.97.205]

 

Аскольд ИВАНЧИК, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН: «…если же мы говорим об этносе, об этничности, то он не сводим ни к одному из этих показателей. Современная наука считает этнос, этническую принадлежность, осознание этнической принадлежности, скорее идеологическим конструктом. То есть, это вопрос выбора. Единственный способ выяснить, к какому этносу принадлежит тот или иной человек – задать ему прямой вопрос: «Вот, ты кто?»

При этом в группу, которая называет себя одним этносом, могут входить люди, говорящие на разных языках. Классический пример – евреи. На одном и том же языке могут говорить люди, относящиеся к разным этносам: классический пример – сербы и хорваты. Если говорить о генетическом составе, то там картина совсем сложная: в один этнос входят люди очень разного генетического происхождения. Понятие этноса довольно сложно определимое, пожалуй, наиболее правильным, хотя и шутливым определением, которое я слышал, будет такое: «Это группа людей, которая объединяется сходными ошибочными представлениями о собственном прошлом». И, надо сказать, что эти представления могут довольно быстро и легко меняться, поэтому этнос, как и любое понятие идеологическое, оно довольно пластичное – изменчивое во времени. И то, как определяет себя один и тот же народ сейчас, и всего сто лет назад- это могут быть совершенно разные картины». [P.141.7]

***

 
     
 

***

для того чтобы понять стратегию Ганнибала, в первую очередь нужно осознать, что Рим не был единым целым. В третьем веке до нашей эры Рим был совокупностью городов-полисов, во главе которых стоял Рим. Союз состоял из латинских городов, схожих с Римом, из греческих полисов. В союзе также состояли галлы, которых в то время считали варварами: они воевали с Римом ещё двадцать или тридцать лет назад.

Похожая система была и в Древней Греции: там альянс полисов возглавлялся Афинами. Многочисленные города этого региона признавали Афины главой альянса.

Персия – величайшая империя античности – была построена по тому же принципу. Под властью Персии были мидийцы, египтяне, вавилоняне, ассирийцы, иудеи, финикийцы и греки: и все они существовали в мире и спокойствии. Таким образом, империя не была единым целым и могла быть расщеплена на составляющие после первого же чувствительного поражения. Именно так тридцать шесть тысяч воинов Александра Македонского победили миллионную армию персов. Александр одержал победу в битве при Иссе – его первым противостоянием с персидским царём Дарием Третьим. После поражения персидских войск финикийцы, египтяне и ионийцы поспешили принять сторону Александра. После поражения Дария при Гавгамелах Александру открыла путь Месопотамия. Персия была изолирована, Александру оставалась лишь ждать окончательного развала.

Dr. Adrian Goldsworthy: «В глазах Ганнибала Рим был завоевателем, а его субъекты – побеждёнными. Таким образом, ради чего они должны были сражаться и умирать за Рим: Рим был тираном, они были жертвами. У них не было причин оставаться в империи. Ганнибал думал так же, как думал Александр Македонский, входя в Персию».

Prof. Jonathan R.W. Prag, University of Oxford: «Стратегия Ганнибала заключалась в быстрых победах и уверенности в том, что многие из союзников Рима почти сразу предадут Рим и присоединяться к Ганнибалу, изменив баланс сил в обратную сторону. У Рима не было бы шансов».

Ганнибал хотел повторить в Риме то, что Александр Македонский сделал в Персии. Первая же уверенная победа привлекла бы союзников Рима на сторону Ганнибала. И следующие за ней две-три победы заставили бы империю развалиться, позволив Ганнибалу с лёгкостью захватить столицу.

…это было самое страшное поражение в истории Рима: погибло более пятидесяти тысяч человек. Почти все из восьмидесяти сражавшихся сенаторов были убиты. Среди погибших были влиятельные римляне, такие как консул Эмилий и бывший консул Сервилий. Теперь дорога на Рим была открыта.

Ганнибал был уверен, что союзники Рима отвернутся от тирана, услышав о столь славной победе Карфагена. Ганнибал раздели пленных на римских солдат и солдат-союзников Рима. Все римские солдаты были казнены. Солдаты союзников, однако, были отпущены без единого требования о выкупе.

Ганнибал решил подождать, пока империя не развалится. Брат Ганнибала – Магон – был отправлен в Карфаген, чтобы рассказать о победе при Каннах. Он вывалил снятые с поверженных римлян золотые кольца на пол перед членами карфагенского сената. Их восторгу не было предела.

Для того, чтобы сокрушить Персию – первую мировую империю – оказалось достаточно двух битв – при Иссе и Гавгамелах. Союзники покинули Дария, и Персия была повержена. Рим был побеждён трижды. Все ожидали выхода его союзников из империи.

Это не считалось бы предательством – это было бы логичным выбором, продиктованным желанием выжить: когда лидер оказывался слабым, союзники покидали его без промедления. Персидская империя рухнула как карточный домик.

Три битвы – при Требии, Тразименском озере и Каннах: Рим проиграл Ганнибалу трижды. История неумолимо вела Рим к развалу – лидер оказался слишком слабым для того, чтобы защитить союзников.

Ганнибал оставался в южной Италии, ожидая распада Римской империи. Однако, всё шло не так, как он предполагал. Союзники Рима не покидали империю. Не смотря на то, что некоторые города на юге Италии, такие как Капуя, выступили против Рима, большая часть городов оставалась преданными ему. Они сражались насмерть, защищая Рим. Почему всё происходило именно так?

Секрет состоял в «римском гражданстве». Римские корни уходят к печально известному «похищению сабинянок».

…после четырёх тяжёлых битв римляне вышли победителями. Однако римляне охотно признали побеждённых сабинян римскими гражданами. Знатные сабиняне стали членами сената. Лидеры обоих племён стали править союзом совместно. С самого зарождения империи римляне считали побеждённых людьми, равными себе. Семью Юлиев – семья Юлия Цезаря, и семья Клавдиев, которая правила Римом со времён Августа, также были родом из племён, которые когда-то были захвачены Римом.

Prof. Karl Galinsky, University of Texas at Austin: «Была ещё одна особенность, которая сильно отличала Рим от других государств – то, как они обращались с рабами. Домашние рабы – будь то повара, садовники, привратники, уборщики и няни – все они получали свободу после десяти лет службы. Все – и мужчины, и женщины – становились, так называемыми вольноотпущенниками. Они не были полноценными гражданами, но их дети уже становились таковыми. Это была идеальная система для получения новых жителей и распространения римских генов. Эта система не имеет аналогов. Именно она сделала Рим настолько прочным и долгоживущим государством».

Prof. Jonathan R.W. Prag, University of Oxford: «Для римлян не было важно, откуда ты родом, им не было дела до твоей культуры, обычаев и религии. Ничего из этого не было важно: важно было то, что ты сделал ради Рима».

Таким образом, Рим был похож на сверхдержаву наших дней – на США.

Уникальность римской системы выделяется ещё сильнее при сравнении её с системой Афин – предшественника Рима в качестве владыки Средиземноморья. Как лидер Делосского союза, Афины контролировали всё Эгейское море и фактически были империей. Однако система греческого гражданства во многом отличалась от римской: гражданство давалось детям только в том случае, если оба родителя были гражданами. Люди из других городов и люди, имевшие только одного родителя-афинянина, гражданство не получали.

Prof. Peter Turchin, University of Connecticut (Турчин Пётр Валентинович): «Когда Афины принимали другие полисы в свою расширявшуюся империю, их жителям не давали гражданство. Более того, им не давали возможности получить его. Это означало, что жители других полисов фактически ощущали себя второсортными гражданами, и это делало их куда менее лояльными, потому что у них не было возможности стать полноценной частью империи».

Поражение Карфагена позволило Риму окончательно установить контроль над Средиземным морем. Рим, наконец, начал своё имперское восхождение. Вторая Пуническая война была для Рима сложнейшим испытанием, но она же стала для него первым шагом на пути к мировому господству.

Всё это стало возможным потому, что Рим обладал великолепной социальной системой, которую невозможно было свести на нет несколькими проигранными сражениями. Сила его социальной системы заключается в возможности принять к себе даже бывших врагов – в силе римского гражданства. [T.30.II.1]

 

Андрей ИСЭРОВ, кандидат исторических наук: «…если мы посмотрим глобальную историю рабства, то рабы – это, либо долговые рабы… И начиная с законов Хаммурапи, начиная с самых первых юридических установлений, которые вообще дошли до наших дней, правители начинают бороться с долговым рабством. Ограничивать долговое рабство, потому что в условиях нестабильной хрупкой экономики, основанной на сельском хозяйстве – аграрной экономике: неурожай – кто-то попадает в долговую зависимость, долговую яму, становится рабом. И это подрывает саму основу общества.

И все общества всегда борются с долговым рабством – это такой бич древних цивилизаций.

И второй источник рабства – это военнопленные.

В конце восемнадцатого века приходит понимание зла рабства: рабство не играло ещё той роли в экономике, которую оно будет играть, начиная с конца восемнадцатого века». [P.141.20]

 

 
     
 

Павел КУЗЕНКОВ, кандидат исторических наук: «Дело в том, что античные люди вообще не считали людей даже генетическими родственниками. Для античного человека, для того же Аристотеля, разные народы – это разные виды: у них не просто разные предки, у них разные «корни». То есть, автохтонность, так называемая, она в древности воспринималась буквально – «из земли» появляются разные народы и, соответственно, они друг с другом абсолютно чужды: они похожи друг на друга, но не более того. Христианство, как и иудаизм, декларирует, что все люди – потомки одного человека – Адама. Соответственно, у них есть единая точка начала всей их истории. Создаётся сразу предпосылка для всеобщего мира».  [P.141.11]

 

Владимир ВЕДЮШКИН, кандидат исторических наук: «…тут не так всё просто, поскольку мусульмане, оставшиеся под властью христианских королей, их называли мудехарами – их было довольно много».

Галина ПОПОВА, кандидат исторических наук: «Во многих крупных городах мусульмане были большинством населения, и не так просто было эту тенденцию переломить. В Леоно-Кастильском королевстве было немного иначе, потому что к ним эти территории, населённые мусульманами, попали чуть раньше, но, всё же, тоже такие были регионы, где мусульмане составляли иногда большинство.

…мы вас не трогаем – вы сохраняете своё вероисповедание. Даже, на первое время в некоторых местах оставляли даже большие мечети в городах, правда, быстро это изменялось: центральную мечеть переделывали в собор. Но мелкие мечети районных городов оставляли. Мусульмане могли жить в любой части города. Концентрация в специальных мусульманских районах – морериях, так же, как иудейский квартал – худеи, это более поздний период, скорее время четырнадцатого века, когда уже плоды Крестоносной идеи были видны не только на полях сражений, но и внутри мирной жизни. А если они уезжали, они могли взять с собой только движимое имущество». [T.10.LI.140]

 

 
     
 

Виталий ТРЕТЬЯКОВ, доктор психологических наук, президент Санкт-Петербургского Клуба любителей истории открыток: «…вот, например, дворники, это вообще были чрезвычайно важные в городах, поддерживающие город. Не только чистоту города физическую, но ещё и политическую. Как известно, например, первую демонстрацию провёл Плеханов в шестнадцать лет, но мало кто знает, что её разогнали дворники, не полиция, потому что непорядок какой-то. Видя это дворники и разогнали. У дворников была совершенно своя особая одежда: они должны были носить определённую кепку с козырьком, медная бляха с надписью «Дворник». [T.10.DCXCVI.1]

 

Сергей КАРПЮК, доктор исторических наук: «…греческая цивилизация носила характер соревновательный: и Олимпийские игры и прочие соревнования тому пример. Соревновались между собой ремесленники и прочие, и это было совершенно нормально – конкуренция. Экономическая конкуренция была и между полисами, и внутри каждого полиса. И этот экономический рост способствовал обогащению основной массы гражданского населения полиса, которую мы называем демос – по-гречески народ. И они постепенно требовали всё больше и больше реальных политических прав, потому что формально были изначально, но реально, первоначально и власть, и богатство было только у аристократов. Чем более архаично общество, тем больше вероятность, что знатность и богатство совпадают – в одних руках.

Идёт экономическое развитие, и появляются нувориши, и, в общем, знатность и богатство не совпадают.

Так получилось – Греции повезло: потому что первоначальная попытка развития цивилизации в Греции – это Крито-микенская цивилизация. И это был путь восточный, то есть, деспотия с царями, очень похоже на Ближний Восток. Но так получилось, что благодаря нашествию дорийцев эта цивилизация была сметена. Поскольку это была цивилизация восточного типа, то культурные навыки были только у верхушки маленькой – один процент общества: и стоит их изгнать или перебить, и общество возвращается на первобытный уровень. И так произошло в Греции. И наступили так называемые «Тёмные века» – одиннадцатый-девятый века.

…весь архаический период демос боролся за то, чтобы эту власть потеснить, чтобы они учитывали и интересы демоса. И это стало возможно благодаря тому, что демос разбогател, и, что может быть главное, изменению военной тактики. Первое тысячелетие – это «Железный век», это «Гоплитская революция» – появление железного вооружения. Фаланги гоплитов. А гоплиты – это то, что называется «средний класс» – это тяжеловооружённые воины. В древности господствовал принцип: «Тот, кто ты на поле боя – таково твоё место в политической жизни». И если гоплиты, то есть, крестьяне играли важную роль в бою, они, естественно, требовали место, соответствующее в политической жизни. Вот это, в конце концов, приводит к демократии.

…пока дела идут хорошо – демократия эффективна. Но опыт Пелопонесской войны показывает для Афин, что в кризисных ситуациях народное собрание – прямая демократия (не представительная) – не эффективна: принимаются ошибочные решения. Не случайно во время Второй Мировой войны в той же Англии (в демократической стране) было создано «правительство национального единства» и дебаты прекратились.

В военный период «прямая демократия» не очень эффективна. Греки потом называли её «охлократия» – власть толпы». [P.141.3]

 

 
     
 

1 - 2

ДАЛЕЕ (Иерофант)