ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН V. Magister Arcanorum (Великий иерофант); Magnetismus Universalis (Scientia Boni et Mali); Quintessentia; Religio; Папа; Иероглиф (Дыхание).

   

Иерофант 2

 
     
 

В величественном портике храма между двух небольших дверей, зияющих тёмными отверстиями, на возвышении, обитом красным сукном, стоит трон, сделанный из жёлтого дерева в виде двух полукругов, из которых верхний служит седалищем, а нижний ножками; спинки у трона нет.

Под балдахином на троне сидит иерофант, человек лет двадцати пяти; в его лице чувствуется что-то женственное. На голове у него серебряная тиара, состоящая из обруча, на котором укреплены два изогнутых рога Изиды, поддерживающие шар. В левой руке иерофант держит жезл с длинным шестом и опирается им на землю; верхняя часть этого жезла состоит из изображения «ключа великого иерофанта, перевёрнутого кверху. Иерофант одет в златотканые одежды; сидя на самом краю трона, он наклонился вперёд, правой рукой благословляя двух людей, но, в то же время, приподнятым указательным пальцем даёт знак молчать. Правая нога иерофанта выдвинута вперёд; на ней видна обувь, блистающая разноцветными драгоценными камнями; левая нога согнута и несколько отодвинута назад; она обута в простую кожаную сандалию [B.24.1]

 

 
     
 

sēdēs, is (gen. pl. um и ium) f [sedeo] 1) сиденье, седалище, кресло (s. honoris ас dignitatis С): s. judicialis CJ судейская трибуна, судилище || стул, скамья (sedes ponere L); престол, трон (patriā sede sedere V): s. apostolica Eccl папский престол

 

solium, ī n [одного корня с sedeo] 1) престол, трон (s. Jovis О; s. regale L, QC); 2) царская власть, царство (solio depellere T); 3) кресло (in solio sedens C); 4) ванна (s. calidae aquae CC; in solio lavari M); 5) гроб, саркофаг (jacēre in solio QC). [B.32]

 

arcisellium (archisellium, artisellium), ī n [arcus + sella] кресло (с выгнутой спинкой) Pt. [B.32]

 

cathedra, ae f (греч.) 1) кресло H, Sen etc.; 2) ( = lectica ) кресло-носилки : hinc atque inde patens с. J открытые с обеих сторон носилки; перен. cathedrae molles J изнеженные женщины; 3) кафедра (стол преподавателя) М, J, Eccl; 4) епископская резиденция Sid, Eccl. [B.32]

 

sella, ae f [из *sedŭla от sedeo] 1) стул, кресло; 2) курульное кресло; 3) учительская кафедра; 4) (тж. s. regni V) престол, трон; 8) седло

 

II exortus, ūs m [exorior] 1) восход (solis rhH, PM; stellarum PM); 2) начало, возникновение (Aquilōnis PM); происхождение, зарождение, исток (Danuvii PM); 3) восшествие на престол (imperatoris PJ). [B.32]

 

fastīgium, ī n 1) верх, вершина:; 2) глубина; 5) степень, положение, звание, достоинство; 6) перен. (тж. f. regium QC) престол; 7) грам. знак ударения, акцент

 

scamnum, ī n 1) скамья, скамейка Vr, O, M etc.; 2) престол, трон (s. regni Enn ap. C); 3) нетронутая полоса земли (между двумя вспаханными) Col, PM. [B.32]

 

thronus, ī m (греч.) трон, престол Su, PM. [B.32]

 

cidaris, is (acc. im) f (перс.-евр.) кидар, диадема персидских царей QC и еврейских первосвященников Eccl. [B.32]

 

corni-ger, gera, gerum [cornu + gero] рогатый, рогоносный (Ammon, caput Fauni О; cervi Lcr; cassis Sil). [B.32]

 

 
     
 

Слово «мебель» происходит от латинского «mobilis» и означает «подвижный». В стародавние времена мебелью называлось всё имущество, которое можно передвигать. [T.10.I.20]

 

Стул изобрели в Древнем Египте, приделав к табурету спинку (прислон); так же как и кресло, в которое преобразился стул, когда его снабдили подлокотниками,

Стул и кресло в древних цивилизациях имели статус трона. На сохранившихся в Египте древних фресках сидящими на них изображены только фараон и его супруга, другие могли рассчитывать лишь на табурет или скамью. Подавляющее большинство устраивалось на земле или на полу, не испытывая при этом никаких неудобств.

На публике, в общественной жизни, преобладала сидячая поза. Важный чиновник, курул, исполнял свои обязанности, сидя на складном табурете, который носил за ним его раб. Курульный табурет был приравнен к регалиям высшей власти.

Сиденье для особо почитаемых граждан римляне называли бисеплиум рассчитанное на двоих, оно служило одному человеку. Глава патрицианской семьи по торжественным поводам усаживался на мраморное седалище солиум - домашний трон, украшенный резьбой и опиравшийся на звериные лапы.

А курульному табурету суждена была долгая жизнь. В VII веке король франков Дагоберт I облюбовал его для своего бронзового с позолотой трона. И самое невероятное трон этот сохранился до наших дней; любой из читателей может увидеть его, если попадёт в Париж и посетит знаменитый музей Лувр.

Древнеримская традиция оказалась живучей. Настолько, что в XIV XV веках в складные кресла, сделанные по типу курульных, уселись выдающиеся интеллектуалы итальянского Возрождения.

Кстати сказать, в Москве, в храме Христа Спасителя, в самом его центре, на возвышении, на особом коврике - «орлеце», установлен курульный табурет для Патриарха Всея Руси.

Удобный или не очень, роскошно отделанный или скромный, стул продолжал нести функцию общественного престижа. Недаром английское слово chairmen (председатель) буквально переводится как «человек стула». Лорды в британском парламенте снабжали свои стулья откидной доской с запором, чтобы никто не покусился на их место.

Наши предки больше ценили в вещах знаковые функции. Удобства были на втором плане. До XVIII века низкий табурет соответствовал гражданским добродетелям, а трон мировой славе.

В Европе XVI XVII вв. стульям и табуретам были поручены важные роли в дворцовом ритуале. Во время приёмов на стулья с подушками могли рассчитывать только члены королевской семьи. Знать размещалась на табуретах. Для менее родовитых дворян расставляли складные табуреты. Все остальные на королевских приёмах оставались стоять.

Французский король по своему выбору даровал придворным дамам «право табурета», то есть разрешение сидеть в его присутствии.

К. БУРОВИК [A.228]

 

 
     
 

Учёные нашли разбитый царский трон и рядом с ним человеческий скелет.

Ernesto Arredondo Leiva of Guatemala's Del Valle University: «Мы собрали и сохранили эти обломки. Многие люди не понимают, какое значение они имеют: для них это просто куски известняка. Из этих камней был сложен царский трон. Для Майя разрушение трона – это символический акт».

Поскольку трон символизирует власть царя над всеми подданными, то разрушить трон – значит лишить его этой власти. Разрушение трона означает разрушение монархии. [T.10.CLVII]

 

Владимир ВЫСОЦКИЙ, актёр, поэт и бард: «…есть такой спектакль у нас – «Пугачёв». Действие происходит на берегу реки Яик. «Пугачёв» – это драматическая поэма Есенина. И у нас нет никакого берега реки, никаких степей прибрежных, а есть помост из грубо строганных досок, который опускается вниз к авансцене, к зрителям, а впереди стоит плаха. В неё воткнуты два топора. И иногда эта плаха трансформируется: накрывается золотой парчой, превращается в трон, а топоры превращаются в подлокотники трона. На этот трон садится императрица и ведёт диалог с двором…» [T.17.XXXVIII]

 

…речь пойдет о тронном кресле, в котором, по некоторым причинам, было крайне неудобно сидеть российскому император. Трон Александра Первого, представляет историк, научный сотрудник Государственного Исторического музея Маргарита Силаева.

Маргарита СИЛАЕВА, старший научный сотрудник Государственного исторического музея: Напомню слушателям на всякий случай, что такое трон. Трон – это, как правило, богатое отделочное кресло, которое помещалось на специальном возвышении как место монарха во время торжественных церемоний, символ монархической и почти сакральной власти.

Трон, о котором идет речь, – это массивное дубовое кресло, покрытое красным бархатом, с круглой, нетрадиционной для тронов русских царей спинкой, которую окаймляет лавровая гирлянда, символ победы и триумфа.

Периметр всего деревянного остова лаконично украшен резным орнаментом с использованием символов государственной власти и военной доблести, орла и короны, оружия и доспехов.

Это императорский трон, который, возможно, всего несколько раз использовался непосредственно по назначению. У него очень интересная легендарная история…

…трон долгое время по преданию украшал обстановку зала общих собраний московского департамента сената. И по преданию, опять же, был изготовлен к московским торжествам другого года, года 1817-го. Это был еще один юбилей, 5-летний юбилей победы над наполеоновской Францией, один из первых юбилеев.

Возрождающийся святой город как называл его Александр I…

Император в сопровождении членов императорской семьи, двора, свиты и значительного контингента гвардейских полков прибыл для юбилейных торжеств, который включал закладку Храма Христа Спасителя, тогда строящегося, вернее, планирующегося строительство которого на Воробьевых горах и открытие памятника Кузьме Минину и князю Пожарскому на Красной площади. Именно от сената после войны, напомним, император получил титул Александра Благословенного как одного из главных организаторов победы над злейшим врагом России и Европы.

Среди различных благодарных подношений, которые он получал в те годы, был и этот трон, выполненный по мотивам трона сокрушённого им Наполеона. В этом нетрудно убедиться, поскольку императорский трон Наполеона до сих пор хранится и является украшением экспозиции Лувра. Он был выполнен к коронации Наполеона в 1804 году, когда в единочасье пожизненный консул стал императором французского народа.

Трон был создан по эскизам знаменитых декораторов и архитекторов французского двора Шарля Персье и Пьера Фонтена, так, как их называли «даровитых писцов нового стиля империи, стиля ампир».

Примечательно, что Александр еще до войны состоял в переписке с архитекторами, поддерживал с ними отношения и пользовался их услугами.

Безусловно, для императора Александра этот трон был маловат. Собственно, откуда появилась идея, что этот трон а-ля Наполеон? Потому что тот был сделан под Наполеона, под его малый рост. А для Александра это же не был его постоянный трон петербургский, это именно был трон, ну, как памятник низвержения Наполеона, сделанный к 1817 году, когда гвардия приехала на закладку Храма Христа Спасителя. [P.97.61]

 

 
     
 

Rabbi Elie Weinstock, Kehilath Jeshurum: «Традиционно считается, что Авраам был человеком духовных исканий, он хотел обрести Истину. Его не интересовали боги дерева и камня, почитаемые в его времена. Он хотел познать Истину, и обрёл её. Он искал Того, Кто сотворил этот огромный и прекрасный мир. Авраам традиционно считается первым в истории монотеистом, он первым понял, что у мира вокруг нас один Создатель. И как человек духовных исканий он должен был совершить путешествие. Авраам стал монотеистом до того, как он покинул Ур. Однако вырос он среди идолопоклонников, находивших себе богов в самых разных предметах и явлениях. Господь обращается к Аврааму, говорит с ним, чтобы через него люди узнали о Единобожии. Он, в некотором роде, первый Учитель, первый проповедник на Земле».

Prof. Dan Bahat, Former Chief Archaeologist of Jerusalem, Author «Illustrated Atlas of Jerusalem»: «Само слово «Мориа» означает «фундамент, основу».

Dr. Eric H. Cline, Associate Professor of Classics, Anthropology, and History, George Washington University: «Во времена Авраама гора Мориа уже была священным местом хананеев, нам не известно, почему именно. В горах вокруг Иерусалима вообще довольно много хананейских капищ, и гора Мориа – одно из них. Судя по всему, это место было священным с незапамятных времён, по крайней мере, с основания города. Во времена Авраама Иерусалим был небольшим поселением – несколько домов и, возможно, крепостная стена. Животные бродили вокруг так же, как и сейчас».

Prof. Suleiman Ali Mourad, Smith College: «Люди верят, что это частица Храма, и частица Рая. Существуют легенды о том, что на этом месте стоял Трон Божий, когда Он был на Земле, то есть в то время, когда Он прибывал в Храме».

С годами всю эту территорию стали называть Харам аль-Шариф, то есть «Благородное святилище». [T.10.CXXXVI]

 

Elizabeth Simpson, Associate Professor, B.A., M.A., University of Oregon, Bard Graduate Centre, New York: «По Геродоту Мидас был первым инородцем, кто принёс дар в Храм Аполлона. И это был предмет мебели, который вызывает довольно большой интерес, – это был его трон, сидя на котором, он правил страной. К сожалению Геродот не говорит о том, как он выглядел, но он упоминает, что на трон стоило посмотреть. Так что в одном из самых священных мест Греции находится предмет фригийской культуры». [T.12.XLI]

 

 
     
 

Но эмир старается произвести впечатление не только на своих подданных, он хочет, чтобы его враги христиане тоже убедились в его неуязвимости.

Prof. Dede Fairchild Ruggles, University of Illinois: «Большой зал Дворца Комарес это своего рода компенсация за слабую военную мощь. Ему приходится рассчитывать только на политику и дипломатию, а для проведения переговоров необходимо помещение, внушающее уважение».

Сегодня тысячи туристов охватывает то же чувство восторга, которое испытывали послы христианских королей при дворе эмира, ведь интерьер дворцового комплекса создан специально чтобы производить впечатление.

…Большой Дворец Юсуфа, его гордостью был Зал Послов. В этом помещении каждая деталь вызывает восторг. Богатство и могущество Альгамбры навсегда врезалось в память посланников. Всё в этом зале рассчитано так, чтобы производить впечатление непобедимости. Затейливая отделка стен содержит арабские надписи, прославляющие Аллаха.

Prof. Dede Fairchild Ruggles: «Наиболее часто встречается девиз Насридов, который гласит: «Нет Победителя кроме Аллаха». И эта надпись повторяется снова и снова».

Dr. Amira K. Bennison, University of Cambridge: «Они видимо хотят провозгласить, что Гранаду невозможно завоевать, если на то не будет Воли Аллаха. И это и мирное послание, и демонстрация силы».

Роскошный потолок высотой двадцать пять метров украшен узором более чем из восьми тысяч отдельных раскрашенных фрагментов кедрового дерева и символизирует Семь Небес мусульманского рая.

Dr. Amira K. Bennison: «Башня Комарес – это Вселенная в миниатюре, и правит ею эмир. Он в каком-то смысле хозяин над целым миром. И такое заявление звучит довольно смело с его стороны».

Архитекторам Юсуфа предстояло решить нелёгкую задачу: вошедший сюда посол, откуда бы он ни прибыл, должен был быть поражён могуществом и влиятельностью эмира. Для этого центром внимания в Зале должен быть трон правителя.

Dr. Amira K. Bennison: «Они использовали очень действенный приём, чтобы подчеркнуть, что Юсуф Первый могущественный эмир и единовластно правит своей страной».

У архитекторов Альгамбры есть только одно средство выполнить эту задачу – математика. Когда время Античности кончилось, математические знания, на основе которых выстроены величайшие архитектурные памятники Греции и Рима, были бережно собраны мусульманскими учёными и передавались от поколения к поколению.

Prof. Dede Fairchild Ruggles: «Все знания греков, а затем и римлян сведены воедино у исламских мудрецов. Они не отвергли их, поскольку те не противоречат их вере, и, таким образом, античное наследие не только не пропало, но и было усовершенствовано».

Неприступная и устрашающая снаружи и внутри Башня, кажется, сделала своё дело: никто не смел покуситься на Альгамбру, пока на троне был Юсуф. Конец его правлению пришёл совершенно неожиданно… [T.10.XCVII.4]

 

Михаил ПИОТРОВСКИЙ, доктор исторических наук, директор Государственного Эрмитажа: «…когда мы готовили новую экспозицию зала Урарту, ко мне пришли коллеги из Отдела Востока и сказали: «Давайте мы восстановим урартский трон». И действительно восстановили из разных небольших деталей, примерно как выглядел трон, или один из тронов, которые были характерны для урартской культуры. И вот я хочу рассказать о части из этого трона. Причём та часть, которая, видимо, принадлежала к трону, который видели рассыпавшимся из древней столицы Урарту на берегу озера Ван, а затем по кусочкам он попал в разные руки.

Это небольшая фигурка бронзовая, изображающая льва с человеческим торсом. Лев ещё и крылатый, так что это птица, лев – всё вместе. Головной убор на нём – такие рога загнутые вниз. Крылья – это попытка изобразить оперение. На груди лента через торс перетянута. В общем, очень много красивых деталей. Эта фигурка была частью трона. Кресло, где и ручки, и самые важные части изображались вот разными такими мифическими животными.

Найдено это было, как предполагается, на Топрах-кале (это на озере Ван), целая история. Она история и изучения развития науки, потому что в Ване купил её Камсаракан, русский консул в Ване в 1885-м году. То ли через одного из знаменитых торговцев древностями пришло, то ли просто, как рассказывают, рабочий сказал, что он ходил вокруг раскопов британской экспедиции, которая там была, и вот нашёл эту штуку, и тот потом её привёз, и через несколько людей это пришло в Эрмитаж. Другие кусочки, видимо, того же трона, потому что писали о том, что трон развалился, кто-то видел какой-то развалившийся трон, и попали в другие музеи.

И уже значительно позже удалось его реконструировать. Такой трон из животных, довольно красивая изящная вещь, и очень характерный такой стиль Урарту. И, по существу, с неких находок началось исследование государства, которое постепенно возвращалось из небытия». [P.97.104]

 

 
     
 

…справа – изображение сидящей женщины, по всей видимости, богини, так как вокруг её головы нимб, Локтем правой руки, закинутой за спину, она опирается на спинку «трона», изображенного в виде крыла птицы. На шее женщины – ожерелье из бус, на правой руке – браслет.

В центре – другая женская фигура, вероятно жрицы. На её плече запелёнатый черноволосый младенец в остроконечном колпаке.

Подобного сюжета наука пока не встречала не только в Средней Азии, но и на всём Среднем и Ближнем Востоке. Именно эта уникальность да вдобавок плохая сохранность затрудняют расшифровку содержания. Богиня, судя по «звериному» трону, на котором сидит, – мушанская богиня Нана, владычица зверей.

Э. РТВЕЛАДЗЕ, кандидат исторических наук [A.332]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…именно от образа Туту появился очень интересный иконографический сюжет: называется он «Великий престол Менбит» (25 kB): богиня Исида с младенцем Гором на руках, её сзади защищает великий гриф, и едет  она на троне, который состоит из двух сфинксов. Именно от этого трона, который, считалось, воспроизводит собой трон самого Солнечного бога, произошли все «львиные ножки» на мебели Древнего Египта и последующих эпох. Это Великий трон Менбит, который воспроизводился потом на протяжении очень долгого времени». [P.125.33]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…бог Тот предстаёт здесь совершенно чудесным – это младенец, заклинающий богиню вернуться. У него голова ибиса, тело малыша. Сандалии с головами бога Упуаута – священного пустынного волка способны открывать врата тех пространств, куда не могут пройти даже боги. И отдельные божества, как Тот, который вообще пересекает все миры и пространства своей магией и мудростью, он имеет право надеть сандалии Упуаута, для того, чтобы двигаться в другие миры». [P.125.40]

 

 
     
 

Традиционная русская мебель имела строгое практическое назначение. Убранство старинного дома, будь то крестьянская изба или боярские палаты, было одинаково простым и незатейливым: деревянные столы, лавки и сундуки разных размеров заполняли всё жилое пространство.

Вера ХОЛОПОВА, хранитель музейных предметов ВХНРЦ им. академика И.Э. Грабаря: «До семнадцатого века мебель – это были просто единичные экземпляры. Это был, по сути, сундук: вся мебель современная – это история сундука, стула и стола. Что такое шкаф? – Это сундук, поставленный на попа.

Не было такого интереса и таких масштабов изготовления мебели. То есть, не смотря на то, что даже были роскошные ренессансные дворцы, всё ограничивалось какими-то единичными предметами».

Мода на богато украшенную золочёную лакированную и резную мебель появилась в Европе в конце семнадцатого века. В эпоху короля Людовика Четырнадцатого во Франции сложилось сословие привилегированного дворянства, обладавшего большими деньгами и вкусом к красивым вещам. Сам Людовик, получивший прозвище «Король-Солнце», считал Францию самой богатой, могущественной и просвещённой империей в мире, которая является законодательницей мод для всей Европы.

Вера ХОЛОПОВА, хранитель музейных предметов ВХНРЦ им. академика И.Э. Грабаря: «То есть мебель. Украшательство, это всё началось тогда, когда надо было доказать свою стоимость, свой статус. Тот же самый Версаль, который копируют все и копируют до сих пор – это как сейчас ВДНХ (выставка достижений) – это то, что может Франция. А Франция может всё: они могут делать зеркала, они могут делать паркет, они делают золото, они делают литьё. Все техники – это демонстрация всех своих способностей».

В России мода на европейскую мебель появилась в царствование Петра Первого. Царь-реформатор приглашал западноевропейских столяров, позолотчиков, резчиков и других мастеров мебельного дела. Со временем русские умельцы обучились тонкостям этого ремесла и могли изготовить точные копии мебельных гарнитуров по западным образцам. [T.29.X.2]

 

 
     
 

Павел любил Эфес и в Послании к его гражданам ещё до Иоанна Богослова написал «Слово Божие» с большой буквы, потому что в Эфесе жил царь, доказавший, что настоящее «царствие не от мира сего», и подаривший миру понятие Логос.

Гераклит – сын Блосона из Эфеса. Расцвет его приходился на 69-ю Олимпиаду (504 – 501 годы до новой эры). Просьбою граждан дать им законы, он пренебрёг, ибо город был уже во власти дурного правления. Уступив своему брату царскую власть, он удалился в храм Артемиды, и стал кидать с мальчишками кости, а обступившим его эфесцам сказал: «Чему дивитесь негодяи. Разве не лучше так играть, чем управлять в вашем государстве». (Диоген Лаэртский)

В ведении басилевса у греков находились священные обряды, так что из всех жителей Эфеса, посвящённых в духовные тайны, Гераклит был одним из самых посвящённых. Причину падения нравов он видел в невежестве, и потому решился на редкий для верховного жреца шаг – заняться просвещением простых людей. Местом его обитания стала храмовая библиотека и лес, по которому он бродил в поисках божественного вдохновения – откровения, познавая, как учил царь Соломон, а за ним и Дельфийский оракул «самого себя».

…для такой книги нужно быть «делосским ныряльщиком». Другими словами, Гераклит надеялся, что читатели станут его искусными сотрудниками, способными доставать «жемчуг истины» с больших глубин: «читающий, да разумеет». Но кому же это нужно так напрягаться в богатейшем портовом городе, где всё можно купить? Подданные обвинили вчерашнего царя в гордыне и черножелчии – меланхолии, то есть, в выражениях тех дней прямо назвали его помешанным.

«Вы удивляетесь тому, что я больше не смеюсь? – отвечал Гераклит – а я удивляюсь смеющимся. Поубавьте малость своей порочности, я тот час улыбнусь, перестаньте маршировать в суд, обратив в оружие собственные языки, после того как наворовали, развратили женщин, отравили друзей, нарушили клятву, святотатствовали, избили кого-то до полусмерти. Глядя на эти поступки, я буду смеяться? Или, может быть, глядя на женщину, ядами убившую своего ребёнка, или на гражданина, у которого отняли законную жену, или на девочку, изнасилованную во время всенощных празднеств, или на распутного юнца, живущего со всем городом». [T.10.CDI.62]

 

 
     
 

…под балдахином на троне сидит иерофант, человек лет двадцати пяти; в его лице чувствуется что-то женственное. На голове у него серебряная тиара, состоящая из обруча, на котором укреплены два изогнутых рога Изиды, поддерживающие шар… [B.24.1]

 

Марк СМИРНОВ, заместитель главного редактора журнала «Наука и религия», кандидата богословия: «…и до Иоанна Павла II, а именно начиная с Павла VI, который был, ну, в общем, можно сказать, зачинателем этих реформ, которые происходили в католической церкви во время Второго Ватиканского собора, уже произошли перемены, уже Павел VI отказался от ношения тиары, да, большой украшенной…

Ну это такая высокая очень митра, украшенная бриллиантами, да, отказался от носилок. Когда Папу вносили, вот, на специальном кресле, на носилках, его сидящим вносили в Храм святого Петра, понимаете, от всего этого уже отказались. Он отказался от многих каких-то предикатов, которые, можно сказать, сделали Первосвященника римского чем-то похожим на средневекового короля». [P.97.201]

 

Михаил БОЙЦОВ, кандидат исторических наук: «…с пятнадцатого века Папа продолжает быть абсолютным правителем внутри Церкви. Все эти течения были сломлены в пятнадцатом столетии, что привело к взрыву Реформации, но, по прежнему, Папа и в двадцатом веке, и в двадцать первом является самым абсолютным из всех абсолютных монархов. Он и верховный законодатель, и верховный юрист, верховный судья.

…и пытались даже некоторым образом претендовать на какие-то и знаки власти императорские, и прерогативы императорские. Не всегда они делали это последовательно, но, в общем, они понимали, что им власть требуется немножко больше для отстаивания собственных интересов».

Алексей ЮДИН, кандидат исторических наук: «…носилочки вот эти «Sedia Gestatoria», на которых выносили Папу, опахала такие чудесные. Буквально до шестидесятых годов двадцатого века носили вот на этих Sedia: всё оттуда – из императорского культа».

Михаил БОЙЦОВ, кандидат исторических наук: «Носилки появились относительно поздно – в пятнадцатом веке, по той причине, что у Пия Второго были большие сложности со здоровьем. Тиару переосмысляли, например, в качестве императорской эмблемы, хотя, она может быть связана и с тиарой Верховного первосвященника из Ветхого завета, но делалось несколько попыток привязать тиару к императорской короне. Сначала один венец, потом два, потом три появляется, и которые трактуются как короны действительно, и в этом отношении тиара четырнадцатого-пятнадцатого века очень похожа на императорскую корону. Императорские инсигнии того же времени на Западе Европы по той причине, что император должен был по идее, согласно теории, получить три короны в разных местах: у Папы вот они уже три».

Алексей ЮДИН, кандидат исторических наук: «…и носилочки и тиара – всё исчезает из папского ритуала, папского обихода как раз в шестидесятые годы двадцатого века. То есть, приходит конец этой символике».

«Папа Римский – духовный пастырь, и он должен ограничивать свою власть на земле». Такие настроения были расхожи в шестидесятые годы. И хотя никакого упрощения церемониала в документах Собора не было прописано, Римские Папы сами стали ограничивать показной блеск своего понтификата.

Интронизация – церемония, через которую проходит любой Папа, но единого её регламента не существует: каждый Папа выбирает сам, как именно будет принимать на себя ответственность за весь католический мир. Интронизация Папы Иоанна Павла Первого проходила двадцать шестого августа 1978-го года. Он решил, что поскольку Церковь развивается в духе демократических перемен, то и папской тиаре – этому старому атрибуту папской власти – на церемонии не место: ведь тиара традиционно была головным убором не священнослужителей, а восточных царей. Отказался новый Папа и от носилок, которые использовали его предшественники, и пешком отправился к алтарю. История его понтификата оказалась очень короткой – чуть больше месяца. Когда Папой выбрали кардинала из Польши Кароля Войтылу, он также предпочёл интронизацию по упрощённому сценарию. Новый Папа Иоанн Павел Второй объяснил прихожанам: не время возвращаться к церемонии и предмету, который ошибочно считается символом мирской власти Пап. Последним Папой, который во время церемонии интронизации был в тиаре, оказался Павел Шестой, сейчас его тиара из серебра весом в четыре с половиной килограмма  заняла почётное место в Вашингтоне, в базилике Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии. Но есть прихожане, которые не смирились с такой скромностью пастыря и даже в двадцать первом веке хотели бы видеть Главу Церкви в тиаре. Символ папской власти Бенедикту шестнадцатому подарили в мае 2011-го года немецкие паломники, но Бенедикт Шестнадцатый никогда её не надевал. [T.10.LI.132]

 

Светлана ЗЮЗЕВА, хранитель коллекции государственных регалий Музеев Московского Кремля: «…сохранился каркас короны. Во-первых, надо сказать, что это совершенно особый тип короны – митрообразный – который появился в середине пятнадцатого века у императора Священной Римской империи, и соединял в себе, собственно говоря, корону – то есть, символ высшей светской власти, и митру – высший символ церковной власти».

Михаил КАМЕНСКИЙ, искусствовед, кандидат философских наук: «…две группы объектов – артефактов. Есть сакральные предметы, которые невозможно себе представить, чтобы их как-то распиливали, переделывали или разбирали. Есть короны разные: у разных людей, занимающих престолы, есть наборы корон. Они имеют разный вес: в некоторых коронах долго находиться просто физически невозможно. Самые значимые процедуры, ритуалы разные монархи надевают разного веса короны, разного убранства, разного качества. А бывают «повседневные» обыденные короны, которые значительно легче».

Светлана ЗЮЗЕВА: «Венец Михаила Фёдоровича, созданный в 1624-м году был слишком тяжёлый. В 1627-м году был создан более лёгкий венец». [T.10.CCCVI.14]

 

 
     
 

Века после падения Западной Римской империи мир лишился устоявшегося порядка и какой бы то ни было стабильности. В таком нестабильном мире единственной надёжной опорой осталась религия…

В 313-м году, когда император Константин позволил распространиться христианству, и в дальнейшем, при Феодосии Великом, провозгласившем его официальной верой, начался процесс, который в итоге позволил Церкви сыграть важнейшую роль в политической и культурной истории Европы.

Prof. padre Luciano Bertazzo, L'Istituto Teologico S. Antonio: «Эта серьёзная перемена в Римской империи произошла в 313-м году после принятия так называемого «Миланского эдикта», являвшегося логическим продолжением более раннего постановления. В соответствии с этим эдиктом христианство, ранее отвергавшееся частью римской элиты, при Константине стало официальной религией империи».

Христианство распространилось по всему миру и постепенное его приняли даже короли и варварские племена.

В первые века Средневековья в обязанности епископа входило не только направлять христианскую общину, он также был важной общественной и политической фигурой.

Prof. padre Luciano Bertazzo: «Слово «Собор» происходит от латинского «domus», то есть – это «Дом епископа», а Кафедральный собор называется потому, что там находится его кафедра. Обязанность епископа – учить христиан Истине, а Собор – это место сбора, где его слушают. Вот такой небольшой экскурс в этимологию.

В возрождающихся средневековых городах церкви стали эпицентрами духовной жизни, но также и эпицентрами политической силы. Нельзя забывать, что в большинстве случаев епископы были также графами или князьями, со всеми проблемами, вытекающими из борьбы за инвеституру».

В шестом веке установилась тесная взаимосвязь между светской и церковной властью. Церковь с её территориальными представителями стала политической и психологической альтернативой другим формам организации общества, а также наследницей павшей империи. Епископы, во многих случаях исполнявшие мирские обязанности, всё больше и больше отдалялись от духовенства и приближались к королю, императору или местным лордам. Привилегии неприкосновенности, включающие в себя освобождение от уплаты налогов, и проведение церковных обрядов красноречиво живописуют власть епископов.

Симония – продажа церковных должностей и услуг за деньги – стала повсеместным явлением. Точно также, как и Николаизм – широко распространившийся среди священников обычай жениться – подвергавшийся сильной критике со стороны желавших вернуть духовенство к более традиционному образу жизни и духовной практике.

Prof. padre Luciano Bertazzo: «Возврат к примитивной Церкви – вот что было девизом движений, которые, в итоге, будут признаны еретическими, после того, как перестанут отождествлять себя с официальной Церковью. Главная отличительная черта «Примитивной» Церкви – обет бедности – вот что именно они проповедовали». [T.13.CIII.1]

 

 
     
 

…спинки у трона нет. Над возвышением устроен балдахин, поддерживаемый двумя шестами, наклонёнными к горизонту под углом в шестьдесят градусов; эти шесты сделаны из чёрного дерева и оканчиваются золотыми трёхлепестковыми лилиями, подобными лилиям герба Бурбонов; сам балдахин сделан из тёмно-синего бархата, на нём вытканы серебром такие же лилии. [B.24.1]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…в славяно-русских месяцесловах, то есть, это перечни имён, более тридцати египетских имён. И Сусанна – это цветок водяной лилии. А Пахом, Паисий, Ануфрий – это, на самом деле, сильно грецизированные кальки с египетских имён». [P.125.41]

 

Леонид МАЦИХ, кандидат филологических наук, доктор филологии и теологии (PhD): «…второй по значимости и по частоте упоминаний в европейской культуре цветок. И значит он тоже самое. Это тоже цветок женский. Лилия – цветок библейский. Роза в Библии упомянута относительно нечасто. А вот лилия – самый любимый цветок и предмет бесконечных сравнений. Красавиц библейских сравнивают с лилией. Лилия – это собирательное название женщины, которая блещет красотой и добродетелью.

Лилия на иврите библейском – «Шошанна» ( שושנה ). Отсюда имя Сусанна, она же Сюзанна». [B.141.28]

 

 
     
 

…правый проход гораздо короче левого. Левый проход оканчивается набережной, где стоит только что прибывший и вновь готовый к отплытию чёрный корабль с многочисленными белыми украшениями; он пуст, на нём не видно ни одного человека. С левой стороны прохода стоит сравнительно немногочисленная группа людей, по-видимому жрецов; на груди у них блистают на солнце драгоценными камнями разнообразные знаки и украшения. [B.24.1]

 

Энси – одни из двух титулов, которые носили правители государств Шумера. Как следует из толкования термина «энси(к)», власть правителя, носившего этот титул, по своему происхождению связана с функцией жрецов, освящавших закладку храмовых, а затем и ирригационных сооружений, т. е. лиц, возглавлявших такой вид деятельности возникающего государства, как общественные работы.

Глеб БАУЭР, кандидат исторических наук [B.153.1]

*

…сирийские суда пришвартованы и разгружаются. Прямо на пристани возвышаются маленькие постройки. Разложенные рядом товары и весы говорят о том, что торговцы, по-видимому, торгуют «со свободного причала». Чуть поодаль у пирса идёт приёмка главного груза от служителя Кенамуна. Смиренные позы купцов соответствуют древнеегипетскому пониманию всякой внешней торговли как формы дани. Конечно, могло случиться, что груз порой состоял как из предметов дани, так и из купленных товаров.

Подобные сцены дают интересные сведения о составе товаров, которые доставлялись по морю в Египет из гаваней Ливана и со всего сирийского побережья.

Выдвижение приморских городов Ливана на ведущие в I тысячелетии до н. э. позиции в торговле древнего мира зависело от многих условий политического и хозяйственного развития. В том, что эти благоприятные условия использовались ловко и умело, была определённая заслуга крупных финикийских купцов. Не без основания в ветхозаветном пророчестве против Тира богатство этого города связывается с торговлей и «мудростью» тирских правителей (Иезекииль. XXVIII, 3 и сл.). Несомненно, в умении реализовать экономические предпосылки финикийцы далеко опередили своих современников. Разумеется, обычная форма меновой торговли – приобретение товаров из других стран в обмен на свои избыточные продукты – была надёжной основой внешней торговли финикийских городов. Но вместе с тем их выгодное географическое положение на транзитных путях определило растущее значение посреднической торговли. Однако она была связана с гораздо большим риском и приносила богатый доход лишь в том случае, если могла быть монополизирована для определённых областей.

По сравнению с Астартой, Баалом и Эшмуном прочие боги сидонского пантеона занимали второстепенное положение, хотя, само собой разумеется, им также воздавали должное. Во главе богов, культ которых был распространён, в Тире, так же как и в Сидоне, стояла триада. Там доминировало мужское божество Мелькарт, т. е. Баал Тира. Само имя бога указывает на его функции. Мелькарт в переводе с финикийского означает «царь города». [Вернее будет сказать, имя «Мелькарт», как полагают, не что иное, как стяженная форма словосочетания «Мелек ( = царь) карт(н) ( = города)». Античные авторы отождествляли Мелькарта с Гераклом]

Карл-Хайнц Бернхардт [B.153.1]

 

Восстанавливая Ур, Навуходоносор бесспорно руководствовался политическими соображениями. Он хотел укрепить юг страны, чтобы предотвратить угрозу со стороны крепнущей Ассирии или Мидии. А заодно он удовлетворял свою страсть к строительству. Набонид же прежде всего руководствовался религиозным рвением. Он родился в Харране, где его отец, по-видимому, был верховным жрецом бога луны. Естественно, что царь питал особую склонность к Уру, главному религиозному центру почитания этого божества. При этом ни Навуходоносора, ни Набонида не интересовала экономическая сторона вопроса. А всё дело было в том, что Ур процветал лишь за счёт торговли и ремёсел; когда же торговля пошла мимо него, город был обречён. Его восстановление в нововавилонский период было сугубо искусственным и вряд ли могло оказать длительное влияние на судьбу Ура. Затем настал драматический конец династии, предсказанный пророком Даниилом

Несмотря на то что в Уре всё ещё жили богатые люди и любители искусств, город умирал. Государственной религией персов стало монотеистическое учение Зороастры, и древние боги вышли из моды. Правда, никто намеренно не разрушал старые храмы, однако они уже пребывали в гибельном пренебрежении и запустении.

Леонард Вулли [B.156.1]

 

 
     
 

1 - 2