ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН V. Magister Arcanorum (Великий иерофант); Magnetismus Universalis (Scientia Boni et Mali); Quintessentia; Religio; Папа; Иероглиф (Дыхание).

   

Magnetismus Universalis (Scientia Boni et Mali) Наука

СБОРНИК 05_2_2

 
     
 

versor, ātus sum, ārī [med.-pass. к verso] 1) кружиться, вращаться4) состоять, заключаться, содержаться: omnes artes in veri investigatione versantur С все искусства (науки) состоят в исследовании истины

 

quadrivium, ī n [quattuor + via] 1) перепутье четырёх дорог, перекрёсток Ctl, J; 2) квадривий (учебный цикл из четырёх математических наук: арифметики, музыки, геометрии и астрономии) Boët. [B.32]

 

 
     
 

animadversio, ōnis f [animadverto] … notatio naturae et a. pepěrit artem С изучение и наблюдение природы породило науку [B.32]

 

Андрей ГРИГОРЬЕВ, кандидат филологических наук: «Славянское слово «учитель» имеет, такой, более приземлённый смысл. В его основе индоевропейский корень «ЭУК» или «ОУК» или «УК», (*ŭk-), который означает «привыкать». Поэтому общий смысл привычки, то, что мы делаем какие-то знания и навыки привычными, лежит в основе славянского слова».

Учитель тоже человек, к которому привыкают. Постепенно его отношение с учениками становится рутинными, обычными. «Обычай», «привычка», «учитель», «наука» слова, произошедшие всё из того же индоевропейского корня «УК», который, благодаря чередованию гласных и согласных букв, оказался очень продуктивным. [T.10.I.3]

 

По латыни «mores» – означает «правила поведения», то есть, моральная философия изучает отношение человека к жизни и то, по каким правилам он живёт. Та область философии, которая сконцентрирована на изучении природы, а не внутренней сущности человека и Бытия, называется «естественная философия» или «философия природы».

Платон считал эту область философии второстепенной, и ввиду его огромного авторитета, этой точки зрения придерживались в течение многих столетий. Чтобы не дискредитировать себя занятием второстепенными вещами, нужно было придумать для этого занятия совершенно новое название. И такое название нашли, преобразовав «естественную философию» в «естественную науку» или просто Науку.

Айзек Азимов [B.129.2]

 

 
     
 

Бурное развитие науки не привело к установлению царства мира и справедливости оно лишь обогатило арсенал средств самоуничтожения человечества. Неудивительно, что идея о недоступной для современных варваров земле, соединившей знание с высокой этической ответственностью, обретает в XX веке особую проникающую силу. По сути, Шамбала, которая сумела избежать издержек развития технократической цивилизации благодаря овладению «психическими энергиями», это обряженный в экзотические восточные одеяния старый миф о «бесконечном поступательном развитии человека и человечества».

С. АНТОНЕНКО [A.224]

 

 
     
 

…наука основывается только на фактах, а не на туманных писаниях оккультистов, даже таких известных, как мадам Блаватская…

Модный жанр поп-истории в последние годы дал и более одиозных представителей, начиная с «великого и ужасного» Фоменко. Поражает другое готовность читателей, причём достаточно образованных, верить в самые дикие теории и утверждения, восклицая при этом: «Вот где правда! А нам-то врали!» Это лишний раз заставляет задуматься о глубоком кризисе не только нашего общественного сознания, но и гуманитарной науки, которая пока не в состоянии адекватно реагировать на посягательства лжеучёных. Ответом служит или яростная ругань с непременным призывом к оргвыводам, или дотошные разборы ошибок оппонентов, совершенно неинтересные массовому читателю.

В. ЭРЛИХМАН, кандидат исторических наук [A.223]

 

Собственно определений науки великое множество. По одному из них она не только описывает наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяет построить причинно-следственные связи с конечной целью прогнозирования. [T.2.LXV]

 

 
     
 

Склонность к мистике и вера в чудеса, по-видимому, присущи природе человека, и в стародавние времена их симбиоз с религией был основой его миросозерцания. Но за четыре столетия просвещения и науки создана новая картина мира, без ссылок на чудеса и божественное откровение. Сейчас она подвергается массированной атаке. При этом не обсуждают очевидные достижения цивилизации, зато настойчиво твердят о явлениях, которые либо не относятся к компетенции науки, либо не могут быть объяснены её методами. К первым можно отнести проблему начала мира и возникновения жизни, ко вторым разнообразные феномены человеческого сознания. Проблемы эти действительно существуют, но попытка их решения средневековыми методами совершенно неадекватна. На практике она приводит к дискредитации научного метода и, как следствие, к разгулу лженауки и чудовищной смеси невежества и разнузданной фантазии.

На почве такой вседозволенности и бесконтрольности лженаука чувствует себя вольготно. По-прежнему многочисленными тиражами выходят книги Фоменко по новой хронологии истории и сочинения Мулдашева (а как же: пользуются спросом!), ежедневные астрологические прогнозы стали так же обязательны, как прогноз погоды, некие личности, называющие себя учёными, создают комиссию по объяснению чуда схождения благодатного огня в пасхальную ночь. Им даже не приходит в голову, что чудо нельзя объяснить в принципе, в него можно только поверить. Или разоблачить.

И всё же: кто планирует подобные «просветительные» передачи на телевидении? Кто отвечает за их содержание? И кому адресовать эти вопросы? Образование и просвещение наряду с медициной и социальным обеспечением прерогатива государства. Если оно устраняется от управления этими процессами, ссылаясь на законы (и стихию) рынка, то результат будет один разруха. Данные сферы деятельности не приносят немедленной прибыли, они сродни регулярной уборке квартиры, которая тоже не приносит богатства, но без неё цивилизованное жилище очень быстро превращается в запущенный хлев.

Сегодня наше государство фактически сняло с себя ответственность за просвещение своих граждан, и плоды безответственности не заставят себя ждать.

Л. ПОНОМАРЁВ, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук [A.242]

 

 
     
 

Bettany Hughes, cultural and social historian, writer, and television presenter: «Когда строители расширяли эту дорогу, они наткнулись на кое-что неожиданное. Три могилы, принадлежащие знатным афинянам в отличном состоянии. Когда на следующий день сюда прибыли археологи, они были поражены. Эта гробница оказалась доверху переполненной артефактами. Там было полным-полно золота, бронзы и изделий из гипса. Но, тем не менее, самое главное сокровище находилось на самом верху, посреди обуглившихся остатков похоронного костра».

Эта могила наверняка принадлежала какому-то богатому аристократу. Кому-то, кто мог себе позволить настолько искусные украшения. Посреди богатств были найдены фрагменты сожжённого папируса, который оказался самой древней книгой в Европе.

Bettany Hughes, cultural and social historian, writer, and television presenter: «Эти слова были выжжены и высечены на могиле, которая оставалась нетронутой две тысячи четыреста лет. То, что этот папирус сохранился до наших дней, иначе как чудом не назовёшь. Этот маленький фрагмент повествует о том, как Зевс изнасиловал свою мать, которая затем родила Афродиту».

Папирус из Дервени был скручен в свиток, поэтому на его расшифровку потребовалась уйма времени. Но как и со свитками Мёртвого моря, учёным потребовалось много времени, чтобы понять, что хотел сказать автор. Автор комментирует религиозный текст. Он говорит нам, что не стоит воспринимать мифы буквально, а нужно их научно интерпретировать.

Prof. Richard Janko, University of Michigan: «Автор анализирует часть религиозной поэзии, но он считает, что её надо воспринимать аллегорично, а не буквально. И во время своего анализа он излагает точку зрения, на создание мира, которая перекликается с Молекулярной теорией. Это в самом деле нестандартная интерпретация, что то вроде этого можно увидеть в XVIII-м веке, когда Ньютон заново интерпретировал Библию в соответствии с законами физики. Это учёный, который считал, что Вселенная всегда существовала, у неё нет начала или конца. Перед нами истоки современной науки, мы можем создать представление о тех временах, когда греки спорили об основе Вселенной». [T.13.LX]

 

Terry Jones, popular historian, political commentator and TV documentary host: «В Средние века вся наука, которую они называли Философией, имела не такие цели, как наука в наши дни. Поиски знаний были полезны лишь в том случае, если они приближали человека к пониманию Бога». [T.10.CLXXXVII.1]

 

 
     
 

В 1936 году огромный архив личных рукописей сэра Исаака Ньютона был выставлен на продажу после того, как более двухсот лет он скрывался. Известный экономист Джон Мейнард Кейнс (англ. John Maynard Keynes, лорд) приобрёл сто лотов. Следующие шесть лет Кейнс работал над расшифровкой таинственного кода, которым многие из них были написаны. Эти документы погрузили Кейнса в мир, населённый шарлатанами и волшебниками, мир алхимии.

Как только Кейнс расшифровал эти документы, его мнение о Ньютоне сильно изменилось. Он понял, что самый известный британский учёный был также самым знающим из алхимиков Англии. Ньютон считался первым и величайшим учёным современной эпохи, рационалист, учивший рассуждать холодно и непредвзято. «Я увидел его в другом свете. Ньютон не был первым в эпохе рассуждений, он был последним из волшебников». Научный гений также оказался религиозным фанатиком, который интерпретировал жестокие библейские образы как Слово Господне, думал, что древние храмы хранят в себе тайны Вселенной. И верил, что нашёл в Библии ту дату, когда этот Мир рухнет. [T.13.XXXVIII]

 

…сэр Исаак Ньютон – математик, физик и исследователь Библии. Он считал, что символический язык Книги Откровения можно расшифровать с той же точностью, как и описать любой закон природы. Ньютон пятьдесят пять лет пытался установить дату возвращения Иисуса. Был ли Ньютон чудаком-фанатиком? Он был человеком своего времени. До девятнадцатого века главным предметом научных поисков было стремление понять «План Господа относительно Вселенной». Ньютон не видел никаких разногласий между изучением библейского пророчества и экспериментами по физике, – и то и другое открывали секреты Бога. В конце своей жизни Ньютон небрежно написал на клочке бумаги дату, – предсказание, когда будет Апокалипсис, – 2060-й год нашей эры. Был ли он прав, покажет будущее. [T.13.LVII.1]

 

Ольга ВИНОГРАДОВА, доктор физико-математических наук: «Физика – наука, которая пытается всегда написать как можно более простые модели. Простые, понятные, но, в то же время, учитывающие какие-то основные явления». [T.10.CI.134]

 

 
     
 

СТО ЛЕТ НАЗАД

НАША ЖИЗНЬ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Непостоянство науки

Наука! Как много людей смотрят на неё как на выражение непреложной истины, сколько людей верят в её законы с наивной слепотою, как прежде люди верили в истины Евангелия!

А между тем нет ничего более кратковременного и преходящего, чем истины науки. Нет ничего слабее самых блестящих гипотез! То, что сегодня мы принимаем за закон, через несколько лет может оказаться предрассудком.

Законы Кеплера оказались ложными: планеты описывают не эллипсы, одним из центров которых служит Солнце, а неправильные синусоиды.

Закон Мариотта настолько неточен, что инженеры еле решаются пользоваться им для своих практических вычислений, хотя бы и самых грубых.

Теория Френеля о волнах света, основанная на сложных вычислениях высшей математики, почти уже не имеет последователей.

Даже законы притяжения, эти гениальные открытия Ньютона, нуждаются в проверке.

Открытие Х-лучей, N-лучей, все результаты исследований Беккереля и супругов Кюри над радиоактивностью нанесли смертельный удар физике и химии, которым нас учили всего 10 15 лет назад.

«Вестник знания», 1908 г. [A.254]

 

 
     
 

Конструктор Трурль создал однажды машину, которая умела делать всё на букву «Н».

Дело обстоит не так хорошо. Я не могу сделать больше, чем ты придумал. Азота не будет.

Хорошо, согласился Трурль и приказал ей сделать Небо.

Она тут же сделала одно, небольшое, но по-небесному голубое.

Пригласил он тогда к себе конструктора Клапауция, представил его машине и так долго расхваливал её необычайные способности, что тот разозлился втайне и попросил, чтобы и ему разрешили приказать машине что-нибудь сделать.

Изволь, сказал Трурль, только это должно быть на букву «Н».

На «Н»? Хорошо. Пускай сделает Науку. Машина заурчала, и вскоре площадь перед домом Трурля заполнилась толпой учёных. Одни потирали лбы, писали что-то в толстых книгах, другие хватали эти книги и драли в клочья, вдали виднелись пылающие костры, на которых поджаривались мученики науки, там и сям что-то громыхало, возникали странные дымы грибообразной формы, вся толпа говорила одновременно, так что нельзя было понять ни слова, составляла время от времени меморандумы, воззвания и другие документы, а чуть поодаль сидели несколько одиноких старцев; они беспрерывно мелким бисерным почерком писали на клочках рваной бумаги.

Ну, скажешь, плохо? с гордостью воскликнул Трурль. Признайся, вылитая наука! Но Клапауций не был удовлетворен. Что? Вот эта толпа и есть наука? Наука это нечто совсем иное!

С. ЛЕМ [B.60]

 

Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский, академик: «…сейчас особенно принято думать, что науки что-то объясняют, и что науки есть, так сказать, человеческое знание. Науки и знание – вещи очень разные, вообще-то говоря, по совести сказать. И показано это в истории человечества тем, что все действительно крупные, крупнейшие учёные всегда утверждали вот то, что я сейчас утверждаю, что ничего наука никакого действительного знания не даёт. Это, так сказать, система компоновки комбинаций наших сведений о том, что мы наблюдаем в мире вокруг нас». [T.10.CDXXIV.1]

 

 
     
 

С моими приятелями-учеными мне всегда было легко и просто. Ученые – народ дружелюбный, не признающий Бога, работящий, охочий до пива, помышляющий лишь о сексе, шахматах да бейсболе – в свободное от науки время, конечно.

Я. МАРТЕЛ [B.59]

 

– Жорес Иванович, известно, что многие физики верили в Бога, например, Исаак Ньютон. Скажите, пожалуйста, Вы верите в Бога?

Жорес Алфёров, вице-президент РАН, академик, лауреат Нобелевской премии: «Я думаю, что то, что Исаак Ньютон верил в Бога, это никак не связано с тем, что он был великим учёным. Это, вот, другие, так сказать, вещи. Я атеист, в общем, и в Бога не верю. Но я бы хотел в этом отношении привести слова другого великого физика – Нильса Бора, который однажды сказал, что он тоже, конечно атеист, и в Бога научный работник верить и не может, но с возрастом, с возрастом, начинаешь иногда думать о том, что «Что-то» есть». [T.10.LXIX.4]

 

 
     
 

1 - 2

ДАЛЕЕ