ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

АРКАН I

АРКАН II

АРКАН III

АРКАН IV

АРКАН V

АРКАН VI

АРКАН VII

АРКАН VIII

АРКАН IX

АРКАН X

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

СБОРНИК

 

 

 
 

АРКАН III. Divina Natura; Partus Generatio; Venus Urania; Physis, Императрица.

   

Divina Natura Божественная Природа

Тёрнер; Интрига; Проекции; Цели и задачи

ЗАРИСОВКИ 03_1_01

 
   

Divina

Natura

 
   

Первые три Сефиры в точности соответствуют первым трем Арканам Ипостасям Божества. … третья Сефира Бина, ( הניב ) есть Божественная Природа Θεια Ψυχη. [B.24.1]

 

( בִּינָה ) [bînā] понимание, разум [B.18]

 

 
     
 

Тождество Бога и Природы в философии Спинозы

 

«Deus sive Natura» – «Бог или Природа»

«Natura est Deus» – «Природа есть Бог»

«Demon est Deus inversus» – «Дьявол есть перевёрнутый Бог»

 

 
     
 

Стараясь понять и освоить мир полный животных и полезных и опасных для человека, древние создавали мифологию и религию, предающую смысл всему вокруг.

Они создали религию, в которой человек и природа сливаются в неразрывной гармонии. В своём стремлении обуздать силы природы, человек сделал Природу своим Богом. [T.12.LXXVIII]

 

 
     
 

Закончилась Третья и последняя Пуническая война. Карфаген стёрт с лица земли.

Римляне были гораздо беднее и слабее пунов, но для них эта борьба была священной. Они так ненавидели религию своих соперников, приносивших в жертвы женщин и детей, что не пожалели на её уничтожение ста лет.

Одновременно под властью Капитолия оказывается вся Эллада. Ей дают общую для всего Рима конституцию – веротерпимую, но запрещающую оргии и вакханалии.

Европейская культура уже полвека называется греко-римской, но строгие воины-латиняне, всё же, пытаются брать только лучшее, чтобы сохранить чистоту и нравственность. Пусть декларативно. Хотя духовный поиск не прекращается. В эти же годы обращение римской интеллигенции в иудейскую веру становится таким интенсивным, что Сенат, дабы сберечь веру отцов, вынужден изгнать евреев из столицы.

В это время иранцы покоряют сначала Вавилон, а потом и северо-запад Индии. На много столетий Парфянское царство становится главным политическим конкурентом Рима на Востоке. На всей его огромной территории почитают единое солнечное божество Митру. Жрецы этого древнего культа называются магами или волхвами. Они говорят о скором пришествии «Спасителя Мира», о рождении которого должны сообщить звёзды.

 

Сирия, вместе с Египтом и Персией, сыграла в римское время видную роль в религиозном миросозерцании общества. Сирийские рабы, сирийские купцы, особенно же набираемые среди воинственных сирийских народов солдаты, распространяли свои культы по империи. В Риме оплакивали Адониса, плясали в честь Балмаркоды, в Остии справляли морской маюмский праздник Марны; Адад из Баальбека-Илиополя чтился под именем Juppiter Heliopolitanus, Малахбель пальмирский встречается и в Риме, и в Нумидии, и в Дакии. Распространению содействовали и характер семитических религий, с одной стороны, выработавших теперь высшие представления эсхатологического и этического порядка, с другой стороны, имевших известный уклон к солнечному или небесному монотеизму. Ваал небесный, бог высочайший, бог вечный – эпитеты, чередующиеся для верховного семитического божества с такими, как «всемогущий», владыка вселенной, непобедимый и т. п. Отсюда вышел культ Soils invicti, который пытались сначала насадить в Риме императоры сирийского происхождения. При Элагабале сирийский культ короткое время был официальным и господствующим в империи, едва ли случайно. При Аврелиане повторилась попытка религиозной реформы, испробованная в Египте более полутора тысяч лет пред тем культ Солнца был объявлен общеимперским после того, как опыт Пальмиры доказал необходимость мер для сплочения шатающейся империи. Этот культ также, хотя и не столь определённо, стоял на сирийской основе. Но универсальная религия, вышедшая из другой области Сирии, уже была накануне своего торжества.

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

 
     
 

…шестьдесят три года до Рождества Христова. 10-го октября римские легионеры ворвались в Иерусалимский храм. Осада священной горы Мориа длилась три месяца. И теперь бой всё ещё продолжался в самом храме, не смотря на святость стен. Когда бой стих в храме появился Гней Помпей, и, не взирая на отчаянные протесты служителей, вошёл в Святая Святых. Он требовал, чтобы ему показали бога, о котором в последние годы так много говорили его солдаты. Полководец, разбивший пиратов Средиземного моря, присоединивший к Риму Сирию и потеснивший парфянского царя был подавлен. В алтаре не было того, что ожидал найти язычник, но явно присутствовало НЕЗРИМОЕ. Ни к чему не притронувшись, Помпей молча вышел.

Из восточного похода победители привезли домой культ Митры, мгновенно завоевавший популярность самых широких масс. Римлянам нравились пышные обряды иранцев. Их строгая организация, высокая нравственность, а главное – учение о вечной жизни и посмертном воздаянии за добрые и злые дела. Мировая держава с единым языком, законом и культурой явно нуждалась в единой вере. Государство решало эту проблему механически: каждая захваченная территория добавляла в официальный Пантеон своё божество. Но в конце первого столетия искренне ищущих Бога людей такой подход удовлетворить уже не мог. При всех заблуждениях настоящие духовные надежды Рима выглядели так: Бог должен быть один, быть Личностью и быть абсолютно Безгрешным – Святым. Его воля должна быть записана как у евреев. И перед Ним все должны быть равны. Дальше этого знания само человечество пойти не могло. Исполнилась Полнота Времён. Восток и Запад обратили взоры на Иерусалимский храм и замерли в ожидании ответа.

[T.10.V.5]

 

Молодой сподвижник Суллы Гней Помпей в считанные месяцы перебил во всём Средиземноморье обнаглевших пиратов. Затем Помпей в считанные годы покорил весь Ближний Восток: от Понта до Армении, от Тавриды до Сирии. Он даже посетил запретный храм иудеев в Иерусалиме и о чём-то беседовал с местным богом!

Добрых сто лет римские лидеры воспринимали греческую учёность с подозрением или отвращением как особую форму умственного разврата, способную лишь подорвать исконную римскую доблесть. Старик Марий не раз повторял, что «греческие глаголы не помогли выиграть ни одну битву». Но враг Мария Сулла думал иначе: он регулярно расслаблялся в компании греческих актеров, замышляя очередную реформу в государстве или расправу над инакомыслящими.

С. СМИРНОВ, кандидат физико-математических наук [A.213]

 

…а союзные парфяне удовлетворились гарантированием границы по Евфрату, зимой 64/63 г. до н. э. Помпей вступил в Сирию. Не встречая серьезного сопротивления, он покорил весь прибрежный регион, вплоть до египетской границы. Только неистовый Аристобул II (67 – 63) из рода Хасмонеев создал трудности на пути римлян, так что район Иерусалимского храма и дворца пришлось осаждать по всем правилам военного искусства.

Помпей тут же принял необходимые административные меры, чтобы обеспечить в завоёванных областях власть Рима и по возможности большие доходы. Сирия была превращена в римскую провинцию, включившую весь прибрежный район. В остальном по заведённому обычаю сохранилось исторически сложившееся территориальное деление и не допускалось вмешательство во внутренние дела городов и зависимых отныне от Рима государств этой провинции, которые становились просто как бы её административными единицами. Государствам, проявлявшим экспансионистские стремления, пришлось сократить свои размеры. Царство Хасмонеев лишилось всех своих завоеваний. Итуреям, видимо, также грозила потеря земель. Но их царьку, изъявившему Помпею покорность и не преминувшему порадовать его посылкой 1000 талантов, всё же было разрешено владеть долиной Бекаа. Отряды римлян разорили разбойничьи гнезда в Ливанских горах и положили тем самым конец набегам итуреев на береговую равнину. Итак, финикийские города могли быть довольны новой верховной властью, тем более что крупнейшим из них предоставлялись самоуправление и гарантия неприкосновенности их территориальных владений. Правда, городам пришлось заменить свои монархические установления на республиканские по римскому образцу.

Карл-Хайнц Бернхардт [B.153.1]

 

 
     
 

«Дело в том, что цель воплощения и вочеловечения была в том, чтобы нас исправить, уничтожить последствия греха и соединить нас с Богом вновь. Это подобно тому, как если бы вы обратились к царю и попросили однокомнатную квартиру, а вам бы дали особняк. Такого сейчас не бывает, потому что давно нет царей, но в принципе царь всегда должен дать больше, чем у него попросят, иначе стыдно обращаться с просьбой. Нам тоже дан дар больший, чем мы просили и больше чем мы искали.

Итак, надо было исправить нашу природу. Бог должен был стать человеком, потому что иначе наша природа не была бы исправлена, а поскольку наша природа была испорчена, это могла быть только смерть трагическая.

Запомните навсегда: Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом. Меньшей цели у христианина нет!»

А. ЗУБОВ, доктор исторических наук, профессор [P.14]

 

 
     
 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…маленькая стела из Лувра. Чиа, который был близким родственником Рамзеса Второго. На верху, в тимпане, три бога – Амон, в центре Ра, затем Птах. Это очень интересная концепция, которая была впервые озвучена в Египте рамессидов. Потом эта концепция уйдёт в другие культуры: это концепция триединого бога или бога, явленного в трёх формах.

«Всего три бога есть. Амон, Ра и Птах. Нет другого. Сокрыто имя его как Амон. Ему принадлежит Ра, как лицо. Тело его – Птах. Города их на земле в вечности и бесконечности установлены: Фивы, Гелиополь, Мемфис. Посылается божественное послание с небес – слышат в Гелиополе. Повторяется в Мемфисе для прекрасноликого (то есть для Птаха), записывается в Анналах Тота, и посылается для города Амона вместе с их содержанием – отвечают на замыслы в Фивах. «Выходи, говорится богом, это принадлежит великой девятерице». Всё выходящее изо рта принадлежит Амону. Утверждены боги ради Амона согласно приказаниям его. Божественное послание отправлено — оно убьёт или оживит. Жизнь и смерть из-за них для всех людей – Амон, Ра, Птах – всего три…»

Сокровенная сущность, зримый образ и тело, проявленное в материальных статуях, и во всём том, что существует внутри храмов. Не триада, а принцип Триединого божества». [P.125.34]

 

 
     
 

«Тот, кто не знает собственной природы, не сможет осуществить свою судьбу», гласит одно из высказываний знаменитого китайского философа Конфуция, жившего в VI веке до нашей эры. [A.87]

 

 
     
 

1 - 2 - 3 - 4 - 5

ДАЛЕЕ