ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

АРКАН I

АРКАН II

АРКАН III

АРКАН IV

АРКАН V

АРКАН VI

АРКАН VII

АРКАН VIII

АРКАН IX

АРКАН X

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

СБОРНИК

 

 

 
 

АРКАН I. Magus (2), Единство, Скоморох, le bateleur, Divina Essentia, Vir, Natura naturans

   

«Люди начинают заблуждаться, как только позволяют цепи образов увлечь себя без искания истинной причины вещей».

Гермес Трисмегист

 
   

fantas- v. l. = phantas-. [B.32]

 

Phantasus (-os), ī m (греч.) Фантас, бог сновидений, сын бога сна (Somnus) O. [B.32]

 

phantasticus, a, um воображаемый, призрачный Eccl. [B.32]

 

phantasia, ae f (греч.) 1) представление, идея, мысль Sen; 2) ирон. иллюзия, видимость: ph., non homo Pt не человек, а сказка. [B.32]

 

 
     
 

Оккультизм – ещё одно течение европейской мистической мысли, сформировавшееся в середине XIX века. Тайные учения гностиков и каббалистов, алхимиков и розенкрейцеров, античных мистерий и средневековых ведьм, по большей части утерянные либо зашифрованные, составили основу этого учения; недостаток информации зачастую восполнялся избытком фантазии.

беспокойная группа духовных искателей и «практических магов», членами которой были такие разные люди как У. Б. Иейтс, Э. Бульвер-Литтон, Э. Блэквуд, Мак-Грегор Матерс, А. Макен, Дион Форчун, Алистер Кроули, Ивлин Андерхилл, Чарльз Уильяме и Э. Несбит, прочно вписалась в историю английской культуры; фактически она была последним приютом романтиков, мечтателей и символистов, черпавших своё вдохновение в фантастическом мире оккультных доктрин.

Оккультные учения чрезвычайно сложны и запутаны, поскольку каждый новый автор непременно добавлял в них что-то своё. Поэтому говорить о едином учении оккультизма не представляется возможным…

Элизабет Вандерхилл [B.110.1]

 

Человеческая деятельность с тех пор как человек стал человеком – человеком фантазирующим, всегда была и будет в огромной степени подчинена служению воображаемым объектам, если даже какие-то из них будут иметь паспорта и почётное место в истории: людьми управляет тот, кто управляет их фантазиями.

Этим в основном занимается искусство, как институционализированное, так и диффузное, растворённое в повседневных человеческих отношениях, выразительные слова, образы, интонации, жесты, поступки, направленные на то, чтобы поразить воображение…

А. МЕЛИХОВ [A.50]

 

 
     
 

Dr. Joan E. Taylor, University College London: «Иисус – это, без сомнения, самая выдающаяся фигура в истории человечества. Воображение скольких людей он поразил на протяжении веков?! Его история трагична, но в то же время глубока и пользуется большим успехом. Поэтому людей всегда будут привлекать догадки, предположения и размышления о Его жизни». [T.21.XIII.1]

 

Самый же распространённый вид социально-стрессовых расстройств мы наблюдаем по сей день. Психиатры называют его мифическим мышлением. Это погружение человека (и целых пластов общества) в мир нереальных, мистических представлений.

Нынче в магов, экстрасенсов, амулеты верят многие. Так что же все они больные?

Это, конечно, необязательно болезнь. Но, согласитесь, невиданная экспансия средневековых представлений о мироздании, которая наблюдалась несколько лет назад, не говорит о благополучии общества. Сейчас, кстати, этот «ведьминский шабаш» стал ослабевать. Спрос на «нечистую силу» уже не так высок, поскольку люди научились относиться к этому критически.

Б. ПОЛОЖИЙ, доктор медицинских наук, руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Центра им. Сербского [A.164]

 

 
     
 

...Читая легенды, молодежь учится мечтать. Это великое качество, ибо оно наполняет сердца лучшими, мощными огнями. Этими огнями сердца молодежь познаёт, как различить, где истина…

Спросите великого математика, великого физика, великого физиолога, великого астронома – умеет ли он мечтать? Я не упоминаю художников, музыкантов, поэтов, ибо всё существо их построено на способности мечтать. Великий учёный, если он действительно велик и не боится недоброжелательных свидетелей, конечно, доверит Вам, как прекрасно он умеет возноситься мечтами. Как многие из его открытий в основе своей имеют не только расчёт, но именно высокую жизненную мечту. Да, легенды – не отвлечённость, но сама реальность. Поистине, мечты не знаки безграмотности, но отличия утончённых душ. Поэтому всячески поощрим в молодежи нашей стремление к зовущим и творящим сказаниям, и вместе с молодежью, оставаясь молодыми, почтим мечту как ведущие и возносящие крылья нашего возрождения и усовершенствования.

Н. К. РЕРИХ [B.19]

 

Александр КАЗАНЦЕВ, советский писатель-фантаст: «Время мечтателей никогда не пройдёт: наша мечта идёт впереди науки, без мечты, без фантазии нет науки. Учёный видит то, чего нет – он мечтает. Поэтому время мечтателей не пройдёт никогда». [T.10.CCXXXVII]

 

 
     
 

Владимир ГУБАРЕВ, научный журналист, писатель, драматург: «Если раньше писатели-фантасты стимулировали работу учёных, потом наука убила, убивала мечту, вот сейчас этот период затишья. И вот сейчас идёт поиск, где бы нам прорваться – писателям, я имею в виду – и где бы нам опередить учёных».

Часто перенося действие романа или фильма на другие планеты, авторы, на самом деле разбираются в человеческих взаимоотношениях, и инопланетяне, как правило, гуманоиды, которым свойственны реакции, похожие на человеческие. Даже киборги и машины поступают вполне предсказуемо. [T.10.CCXXXIX.1]

 

Dr. A. Garrett Lisi: «Вселенную можно спокойно описать математическим языком. Представьте, как Мир будет работать при определённых условиях, а затем с помощью логики и математики разработайте описание того, как это может произойти. Но логику всегда опережает воображение». [T.12.LXXXVII.1]

 

Dr. Sara C. Mednick, University of California, Riverside: «В каждой культуре есть общие образы и сюжеты, являющиеся основой воображения. Карл Юнг называл это «коллективным бессознательным», а новые исследования обнаружили «социальное бессознательное» – это общее убеждение и ценности, незаметно становящиеся частью вашего мышления и поведения.

Поставьте себя на место наших предков: люди были относительно слабыми, медленными, у них не было острых когтей. Воображение позволило нам создать инструменты и оружие, и вдохновило нас покинуть безопасные пещеры, чтобы исследовать и изобретать. Мы не только видим, чем что-то является, но и чем оно могло бы быть. Воображение было движущей силой для всего нашего вида.

В мозге есть ассоциативная сеть – неокортекс – здесь находится всё, чему вы научились за всю жизнь. А во сне начинается игра с соединениями: образуются новые связи, и мы фантазируем. По одной из гипотез сны нужны для проверки предположений: суть в том, что, возможно, мы не хотим испытать в своей жизни всё то, что могли бы, но стремимся узнать, что было бы, если бы это произошло». [T.10.LXX.23]

 

 
     
 

С тех пор как человек заговорил, то есть, стал иметь дело со знаками и символами, он может переносить своё непосредственное физическое бытие в будущее, то есть пытаться преодолеть «сейчас», строить планы, спрашивать себя, что является целью жизни. [A.86]

 

Советская научная фантастика давно и прочно заняла своё особое место в мировом литературном процессе. Это и закономерно. Но часто ли, читая фантастическое произведение, мы понимаем, что будущее, о котором повествует писатель, уходит своими корнями в окружающую нас современность или тем более в прошлое? Часто ли мы улавливаем в фантастике хотя бы слабые отзвуки нашей великой а нам есть чем гордиться национальной культуры?

Приходится с сожалением констатировать, что это не так. Скорее, наоборот в произведениях этого жанра зачастую поэтизируется общество без роду, без племени, подобное этакому космическому «перекати-полю». Общество, не чтящее своего прошлого. Забывшее дедов, а внуков воспитать не сумевшее...

М. ПУХОВ [A.120]

 

 
     
 

Робер-Уден (фр. Jean-Eugène Robert-Houdin) – отец современной магии, часовщик: «Стоит только преподнести достижения современной науки как магию, и люди воспринимают на «Ура» [T.7.VI]

 

…в прочем сам Хьюго Гернсбек мог переварить любые жизненные неприятности. Он ступил на американскую землю в 1904-м году недоучившимся двадцатилетним студентом из Люксембурга. Новый американец начал с перемены фамилии: прежняя – Гернсбахер (Gernsbacher) – здесь не звучала.

Через пару лет он основал маленькую фирму по производству и продаже оборудования для любительских радиостанций. В 1911-м опубликовал журнальный вариант знаменитого «Ральфа», а к концу двадцатых стал совладельцем первого в мире журнала полностью посвящённого научной фантастике. «Невероятные истории» – так в переводе на русский звучало его название («Amazing Stories»). Отдельным изданием роман «Ральф» вышел в 1925-м году.

Примерно в это же время Гернсбек сформулировал кредо писателя-фантаста: «Идеальный состав научной фантастики – 75 процентов литературы, разбавленные 25-ю процентами науки». [T.10.CXXVII.1]

 

 
     
 

Фантаст сам конструирует свои миры; цель, которую он перед собой ставит, определяет используемые средства; так какова же была сверхзадача великого английского сатирика?

Она, в общем-то, очевидна: изобразить и высмеять учёных, оторванных от жизни. Один из стандартных приёмов, используемых в фантастике, это материализация метафоры. Царство учёных лучше оторвать от земли не только в переносном, но и в буквальном смысле. Вот главная причина появления «летучего острова».

Но и вымысел не должен чересчур отрываться от твёрдой почвы. Материализованную метафору («летучий остров») надо сделать правдоподобной, чтобы читатель легче воспринимал основную идею произведения. Поэтому предпочтительно согласовать фантазию с какими-то сведениями, циркулирующими в общественном сознании, например с информацией, почерпнутой из письменных источников. [A.121]

 

Лев ЛУРЬЕ, писатель, кандидат исторических наук: «В 1959-м году в издательстве «Детгиз» выходит книжка двух никому не известных авторов – братьев, астронома Бориса и востоковеда Аркадия Стругацких – «Страна Багровых туч». Тысяча девятьсот девяностые годы, звездолёт летит к Венере. Он должен открыть крупнейшее месторождение полезных ископаемых – «Урановую Голконду».

Аркадий Натанович Стругацкий родился в 1925-м году, его брат Борис – в тридцать третьем. Сами они чуть старше поколения «шестидесятиников» – детей двадцатого съезда, – а вот их персонажи стали любимыми героями этого поколения. И взрослели вместе с ними. Неожиданно, но закономерно именно герой фантастов Стругацких воплотил то лучшее, что было в последние два десятилетия существования советской цивилизации.

Андрей ИЗМАЙЛОВ, писатель: «Натаныч говорил: «Знаете, мы просто создали мир, в котором нам хотелось бы жить. Вот мы его создали, чтобы там были такие люди, которые нам приятны, чтобы они занимались работой в радость и так далее».

Владимир ГОПМАН, писатель, кандидат филологических наук: «Вот те самые герои, и Быков, и Верховский, и Горбовский, и Жилин, и Дон Румота, и Максим Камерер, и Малянов, то есть можно просто перечислять собрание сочинений, беря каждый том и каждую вещь. Вот это нас влекло».

Вячеслав Рыбаков, писатель, кандидат исторических наук: «Ощущение было такое, что вот стоит повалить эту стенку, и никто не помешает нам быть ангелами во плоте, и притворять все вот эти замечательные идеалы от космоса до человеческого коммунистического общежития в своём конкретном реальном бытии. Вот это была та искра, тот огонь, который они вдохнули, я не побоюсь этих слов, в целое поколение, а может быть и не в одно».

Литература Стругацких началась в полную оптимизма эпоху шестидесятых. Герой этого времени – молодой учёный, – принципиальный, образованный, остроумный. Занятие передовой наукой делают его избранным и самым независимым членом советского общества. Он верит, что своими руками сотворит прекрасное будущее: для него это так же просто и непротиворечиво, как математика.

Илья КУКУЛИН, литературовед и литературный критик, кандидат филологических наук: «Учёные оказались носителями профессионального ЭТОСА, то есть это были люди со своим кодексом чести. И писатели почувствовали в учёных такого рода людей, которые могут быть независимыми, могут выступать в обществе как носители независимого кодекса поведения, а не «Морального Кодекса строителя коммунизма». [T.17.XIII.1]

 

 
     
 

Dr. Frances Wood, Curator of Chinese Collections at the British Library: «Многие вещи здесь описаны довольно приблизительно, возможно, по рассказам других людей».

Исследователи Поло создали таблицу, в которой отмечаются различия между разными версиями истории.

В Средние века до изобретения книгопечатания переписчики часто копировали только те фрагменты книги, которые им нравились, или же делали к ним свои дополнения, не уведомляя об этом читателей.

ProfDavid D. A. Trotter, Aberystwyth University: «…однако был и другой Марко Поло – вымышленный – чья жизнь окутана множеством мифов и легенд. И это два совершенно разных человека».

Жизнь Марко Поло следует рассматривать не с исторической, а с мифологической точки зрения. Впрочем, и мифы не лишены своей ценности.

Dr. Benjamin Colbert, University of Wolverhampton: «Невероятное и научное всегда сосуществуют: они не могут друг без другафантазии являются катализатором научных открытий, и именно так получилось с книгой Марко Поло». [T.21.IV.6]

 

История научной фантастики – это история буйной фантазии. В основе любой научно-фантастической истории лежит идея: угроза инопланетного вторжения, путешествия во времени – миры бесконечных возможностей, исследования космоса – полёты в неизведанное, и тайна искусственной жизни – конфликт техники и человеческой природы. [T.25.XXIII]

 

Ridley Scott, English film director and producer: «Я как-то спросил у одного учёного, часто ли он читает фантастику, влияет ли она вообще на него? Он работает в НАСА. Он мне ответил: «Естественно. Математика, научное мышление и большой писательский талант – очень схожи – всё сводится к силе воображения». [T.22.XLI.2]

 

 
     
 

Кир БУЛЫЧЁВ (он же Игорь МОЖЕЙКО, доктор исторических наук): «…тут я полагаю, что это не дело фантастики этим заниматься. Да, мне иногда говорят: Знаете, вот, а как же Жюль Верн? Он подводную лодку изобрёл, он воздушный шар придумал». Да ничего он не придумал, ничего он не изобрёл. Он был интеллигентным человеком, который хорошо читал научно-популярную литературу, и знал, что Фултон построил подводную лодку для Наполеона за шестьдесят лет до Жюль Верна. Только в области своей прямой специальности фантаст может претендовать на какие-то прогностические свои способности. Для меня классический пример – это рассказ Ивана Ефремова «Алмазная труба», в котором он описал кимберлитовую трубку в Якутии, потому что он был крупнейшим геологом, и в самом деле кимберлитовые трубки были найдены вскорости после этого. А вообще это художественное творчество, которое рассказывает о нас с вами. Вся литература, всё искусство мира делится на реалистическое и фантастическое, третьего не дано. Испокон века, с первого же мгновения, когда человек стал разумным, он стал либо фантастом, либо реалистом. Когда охотник вернулся с охоты и на стенке пещеры нарисовал убитого оленя, это было рождение реалистического искусства. Когда он на завтра, уходя на охоту, нарисовал оленя, которого убьёт, это было рождение фантастического искусства.

…реалистическая литература имеет дело с людьми «Человек – Человек», она описывает отношения людей. А фантастика может кое-чего сделать больше, она, помимо этого, она, конечно должна говорить об отношениях людей, но она может говорить «Человек и Наука», «Человек и Время», «Человек и Общество», то есть она может быстро ответить на вопрос «Что с нами происходит?», не через отношения людей, а напрямик как бы, по прямой дорожке. Именно поэтому столько лет она была ненавистна, особенно в лице, допустим, тех же Стругацких. Она была ненавистна очень многим людям, которые претендовали на то, что они лучше всех знают, что нам нужно». [T.10.LXIX.2]

 

Да что: Пикуль остался, и Штирлиц остался, и уже второе поколение читает и цитирует «фантастов» (низкий жанр!) Стругацких – и хоть бы одна зараза ради разнообразия призналась, что выросла на Леониде Леонове.

А театры плачут по зрителю и ставят «Филумену Мартурано».

Фантастика – не литература, дамский роман – не литература, уж Теккерей забыт, а Шерлок Холмс им все детектив, а не литература.

Михаил ВЕЛЛЕР [B.94.10]

*

– Я своё место знаю, – сказал усталый и битый Довлатов. – Я – эмигрантский русский писатель в Америке; не из первых; но и не из последних. Где-то посередине. Есть высший класс в литературе – это сочинительство: создание новых, собственных миров и героев. И есть ещё класс как бы попроще, пониже сортом – описательство, рассказывание – того, что было в жизни. Вот писателем в первом смысле я никогда не был – я бы назвал себя рассказывателем.

Михаил ВЕЛЛЕР [B.94.11]

 

Фантазия – это отличная поддержка для воображения, способствующая переходу устной культуры в письменную.

Prof. Giuseppe Sergi, Università di Torino: «С одной стороны неграмотные люди получают знания, посещая коллективные мероприятия. С другой стороны они вносят элемент искажения в том смысле, что хорошо описанная картинка является более убедительной, нежели личное посещение конкретного места. Это позволяет сделать вывод и о происходящем в наши дни: хорошо описанная картинка более эффективна, чем результат созерцания своими глазами». [T.13.CIII.6]

 

Prof. Thomas J. Sugrue, New York University: «…да, книги изображали общество, отличное от реального и подвергали критике происходящее, а также показывали, как мы могли бы жить, если бы захотели. Книги были очень оптимистичными, но они осторожно подтачивали устои. В пятидесятые годы людей преследовали по подозрению в сочувствии к «красным» – в принадлежности к коммунистам. Произведения писателей-фантастов, публиковавшиеся в дешёвых журналах, были отдушиной: авторы спорили о классовой борьбе, но маскировали эту полемику под межпланетные битвы, не попадая в поле зрения Маккарти, потому что это всего лишь фантастика. Ведь кто читает научную фантастику? – Дети. – Это ерунда, дешёвые газетёнки. Это недолговечно». [T.21.CVIII.2]

 

Генрих БОРОВИК, советский и российский журналист-международник, киносценарист, прозаик: «Я в журнале «Огонёк» в это время был с пятьдесят девятого по шестьдесят третий год ответственным секретарём журнала, членом редколлегии. Могу вам интересную деталь рассказать, что значило быть тогда членом редколлегии и ответственным секретарём.

Шестьдесят первый год. Полёт Гагарина в космос. Все газеты печатают один и тот же снимок, который распространил Главлит по всем газетам. Наш журнал выйдет дней через пять-шесть, не раньше. Мне нужен другой портрет, другие снимки, и звоню в Главлит и говорю: «Вот, так и так, мне нужны другие снимки». А в редакции никого нет: Софронов где-то в командировке, заместитель ещё где-то, я один на хозяйстве. Мне говорят: «У нас никаких нет больше портретов. Вот, что нам дали, то мы и разослали».

Тогда я собираю художников. А художники тогда были Орест Верейский – известнейший, замечательный человек и художник, Караченцов – отец Николая Караченцова, который в Ленкоме, – замечательный тоже художник, ещё несколько человек. И техперсонал. Я вызываю их и говорю, что, давайте сделаем так: поскольку у нас портрета нет (этот портрет мы дадим на обложку), а внутри фантазируйте космодром, ракету, Гагарина в ракете – как угодно: мы напишем, что это фантазия, естественно.

Всем понравилась идея, они все ушли. Я говорю: «К завтрашнему дню мне нужно это всё». Через пятнадцать минут по «вертушке», то есть, по «кремлёвскому» телефону звонок из Главлита. Ну, кто-то уже сообщил: в каждом издании был представитель Главлита. Он присутствовал при этом…

Звонят и говорят: «Товарищ Боровик! Говорят, вы там художников собрали». Я говорю: «Да» – «Говорят, вы им поручили нарисовать космодром и ракету». Я говорю: «Да» – «А они бывали на космодроме? Видели ракету?» Я говорю: «Ну, они же будут фантазировать. Это всё фантазии» – «Ну, мы тут посовещаемся и вам позвоним».

Через час звонок: «Значит, товарищ Боровик, мы тут посовещались. Значит, космодром они могут фантазировать как хотят. Дальше, на счёт ракеты: они могут фантазировать одноступенчатую ракету, двухступенчатую ракету, четырёхступенчатую и дальше сколько хотите. Но только чтобы трёхступенчатую не фантазировали». [T.10.LXIX.24]

 

 
     
 

Благодаря микроскопу появилась возможность изолировать различные ткани и клетки, и изучать их по раздельности.

m × 10-9 можно различить любую жизненную форму

m × 10-10 – атомы представляют собой не монолитную, а пространственную конструкцию.

Атомное ядро занимает одну миллиардную часть атомного объёма, имея более 99 % массы.

При увеличении 1013 раз атомное ядро уже не кажется плотным образованием из протонов и нейтронов: оно выглядит как пустое пространство с редкими мельчайшими частицами – кварками. Кварк в 100 000 000 000 раз меньше протонов.

В человеческом представлении нет ничего более реальнее, чем материя. Потому-то, быть может, нам трудно вообразить, что так называемый «реальный мир», всё что мы осязаем, можем взвесить или измерять, включая наше собственное тело, состоит главным образом из пустоты. Окружающий мир представляется нам таковым как он есть благодаря действию четырёх сил на частицы, практически не имеющие массы. Так что мир в виде твердыни не более чем обман зрения. [T.10.XII]

 
 
     
 

Хотя этимологически слово «иллюзия» не восходит к слову «люкс» – свет, но возникают определённые параллели.

«Там, где есть воздух, не может быть полной темноты». Леонардо да Винчи. [T.5.II]

 

Из стихий Первому Аркану соответствует ВОЗДУХ.

Следствием выполнения работы является излучение (зачастую в невидимом для человеческого глаза инфракрасном диапазоне).

 

Приобретение нарядов, украшений (а по сути такой же спецодежды для определённой среды), а также дорогих «игрушек» (инструментов) – есть иллюзия причастности, но, собственно, стремление к СВЕТУ.

 
 
     
 

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6

ДАЛЕЕ

(АТРИБУТЫ И ДЕТАЛИ ОБСТАНОВКИ)