ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 

 
 

АРКАН II. Изида; Gnosis; Врата Святилища (la Porte du Sanctuaire); Папесса (la Papesse); Divina Substantia; Femina; Natura naturata; Иероглиф (Рот Человека).

   

Divina Substantia

СБОРНИК_02_5_1

СПИНОЗА

 
     
 

Эта Универсальная Любовь ограничила себе Пассивность, Аттрактивность, Женское Начало теневого характера, т. наз. Restrictio, которому имя – Универсальная Жизнь, и оплодотворила его.

Итак, у нас Трансцендентальная Любовь (Первый Отец) оплодотворяет Трансцендентальную Жизнь (Первую Мать).

Эти Мистические Персоны порождают Логос – Трансцендентальное Слово, – Великого Архитектора Вселенной, «без Которого ничто же бысть, еже бысть»

ГОМ [B.27]

 

Сущность Бытия – Единый Дух – поляризуется на излучение (Любовь) и динамику проявления (Жизнь), на Субъект и Объект. От соприкосновения Субъекта и Объекта вспыхивает сознание.

Н. РУДНИКОВА [B.25]

 

cōnfessio, ōnis f [confiteor] 1) сознание, признание (errati sui, pecuniae captae C; veritatis VM): aliquem ad confessionem compellere Su заставить кого-либо признаться; ea erat с. caput rerum Romam esse L это было признанием главенства Рима над (италийскими) государствами; 2) (тж. с. fidei) исповедание веры Eccl; 3) (тж. pl.) исповедь Eccl. [B.32]

 

 
     
 

ЭССЕНЦИЯ (от лат. essentia – сущность), концентрированный раствор какого-либо вещества, который при употреблении разбавляется, напр. уксусная эссенция. Термин обычно применяется к растворам веществ, извлекаемых из растений каким-либо растворителем (напр., цветочные эссенции). [B.38]

 

СУБСТАНЦИЯ (лат. substantia – сущность; то, что лежит в основе), объективная реальность; материя в единстве всех форм ее движения; нечто относительно устойчивое; то, что существует само по себе, не зависит ни от чего другого. [B.38]

 

СУБСТРАТ (от средневекового лат. substratum – подстилка, основа), в биологии,

1) химическое вещество, подвергающееся превращению под действием фермента. Концентрация субстрата в клетке оказывает регулирующее влияние на активность фермента.

2) Основа (предмет или вещество), к которой прикреплены животные или растительные организмы, а также среда постоянного обитания и развития организмов, напр. питательная среда для микроорганизмов. [B.38]

 

СУБСТРАТ, в философии – общая основа всех процессов и явлений. [B.38]

 

Существительное даёт наименование всему, что нас окружает, всем одушевлённым и неодушевлённым предметам. Оно обладает номинативной функцией. Латинское «номина» (nomina) — названия, имена, а номинативная функция — назывная, именная функция. Само слово «существительное» образовано от слова «сущий», происходящего от старославянского «сушти», и как термин является калькой латинского «номэн» (nomen) — имя существительное. В свою очередь латинское «номэн», а также греческое «омона» (omona) происходят от древнеиндийского «нама» (nama).

Айзек Азимов [B.129.2]

 

 
     
 

nōmen, inis n 1) имя, название, наименование aliquem nomĭne clamare V (increpare L) звать кого-либо по имени 2) (тж. n. gentilicium или gentīle Su) родовое имя 3) звание, титул (n. regium С; n. imperatoris Cs) 5) род (n. Fabiorum С; ex nomine defuncti Dig); 6) народ, нация или страна 7) человек, лицо 8) славное имя, слава, известность, знаменитость

 

I vīta, ae f [vivo] 1) жизнь; 2) образ жизни, быт; 3) средства к жизни; 4) жизнь, жизнеописание; 5) живущие, человеческий род, человечество, люди; 6): V. или v. mea! Pl, C, Prp ласк. жизнь моя!

 

νομα, νόματος – имя [B.155]

 

 
     
 

Лувр

…клинопись одна из первых письменностей в мире. Надпись состоит из пяти частей. Читать нужно справа налево, несколько знаков объединяются в один символ. Знаки в первой части обозначают «статуя», во второй части – указывают имя человека – «Эбих-Иль», в третьей части его должность – «набанда», – что значит «Управляющий». Четвёртая часть – имя божества, которому посвящена эта статуя – «Иннана Нита». А в последней части глагол – «посвятить». Всё вместе можно перевести как «Статуя Эбих-Иля, управляющего, посвящается богине Иннане».

Prof. Jean-Claude Margueron, Ecole Pratique des Hautes Etudes, Paris: «В древности на Востоке считали, что имя – это жизнь. Если у кого-то или чего-то нет имени, значит не и жизни. Поэтому каждой статуе давали имя, а значит, наделяли жизнью. Если враги, во время нападения на город вроде Мари, врывались в храм богини Иштар, они разрушали статуи с целью уничтожить жизни, которые хранили и воплощали эти статуи».

Искусство портрета зародилось в Древней Месопотамии. В Мари была настоящая школа искусств.

Musée National de Damas, Departement des Antiquités Orientales (Дамаск. Национальный музей. Отдел древневосточных ценностей)

Prof. Jean-Claude Margueron: «Мужчина из Мари (Сирия): маленькая голова, совсем миниатюрная, но очень точно исполнимая. Это очень реалистичная работа. Мастеру замечательно удалось лицо: тонкая резьба, чёткая проработка лица крупный нос, маленький рот, на голове тонкая прядь волос… Кажется мастер добивался портретного сходства. Эта находка почти доказывает существование портретного жанра в тот период». [T.10.CIX.1]

 

Скажем только, что даже в XIV в. до н.э. Куригалзу называл его Дублалмах и в то же время – Кагалмах, «Великие ворота», «Древние ворота». Это означает, что ворота Урнамму сохраняли своё наименование на протяжении столетий.

Леонард Вулли [B.156.1]

 

Во главе Угарита находился бог Илу, известный народам, родственным угаритянам по языку, как Эл, Элим, Элохим, Илум, Аллах. От имени этого бога происходят многие распространенные ныне имена, о чём обычно не догадываются те, кто их носит: Миха-ил, Гаври-ил, Дани-ил, Саму-ил. Имена эти, как правило, могут быть точно переведены. Так, имя Самуил состоит, из двух слов: саму – «имя» и ил(у) – «бог» – и означает: «Моё имя Илу». Родители, давшие ребенку это имя, рассчитывали на то, что бог Илу не откажет ему в своём покровительстве.

НЕМИРОВСКИЙ А. И. [B.123]

 

Александр ВАЩЕНКО, доктор филологических наук: «…тогда король велит Талиесину (валл. Taliesin) выйти и сказать, кто он такой. Нарекание имени это, конечно, тоже мифологическая коллизия: имеете имя – вы живы, не имеете имени – извините – вас нету». [T.10.CI.72]

**

 
     
 

**

Анатолий ФЕДОТОВ, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук: «…это мало кто знает, вот, слово «Программа» введено в обиход мирового сообщества Ляпуновым. Английский вариант изначально был «Роу тайм». А почему «Программа»? – Ну, как бы у нас было принято «Программа партии», и Ляпунов тоже назвал инструкцию по управлению машиной «программой». В результате это слово привилось, и не только у нас, но и на Западе, хотя с точки зрения терминологии можно сказать, это единственный в информатике российский термин».

В начале пятидесятых годов в Киеве академик Сергей Лебедев создал первую в СССР ЭВМ. Это потребовало разработки теории математического обеспечения её работы, и Ляпунов создал операторный метод программирования.

Юрий ЖУРАВЛЁВ, академик РАН, доктор физико-математических наук: «…в биологии подобную вещь в своё время сделал знаменитый биолог Линней, который ввёл классификацию всего живого. Вот, Алексей Андреевич, выполняя рутинную работу по созданию математического программного обеспечения для первых советских компьютеров, он разобрался в том, а какие виды действий выполняет компьютер, как они связаны между собой, как их классифицировать и разделить, и какие отнести в одну группу, какие в другую, как эти группы связаны. То есть создал полную классификацию всех действий – математических, арифметических, логических и вообще всяких других, – которые в принципе возможны с компьютером».

Операторный метод Ляпунова явился основой алгоритмических языков программирования и дальнейших работ по теории и алгоритмизации программирования. Через сорок лет Почётная медаль Международного компьютерного сообщества – Медаль Пионеров компьютерной эры [«Пионер компьютерной техники» (Computer Pioneer)] – будет присуждена Сергею Лебедеву и Алексею Ляпунову уже посмертно. [T.10.CCLIX]

 

programma, atis n (греч.) письменное извещение Vulc, CJ. [B.32]

 

Линней тоже использовал глаза учеников как свои собственные, обучив их видеть так, как видел он. С их помощью он имел больше рук, больше ног. Бегущие ноги, пытливые пальцы, любопытные носы. Больше возможности задавать вопросы, делать заметки.

Линней хотел обессмертить своих апостолов, которые распространили его систему по всему свету. Он назвал некоторые вновь найденные растения в честь апостолов: фалькия (нем. Johann Peter Falck), форшколия (швед. Pehr Forsskål), тернстроемия (швед. Christoffer Tärnström), спармания (швед. Anders Sparrman)… [T.10.CCXXX]

 

 
     
 

…во время работы руины посетила профессор искусств Линда Шилли (Linda Schele).

Prof. Linda Schele, University of Texas: «Прогуливаясь среди зданий Паленке, я видела Культуру, в центре которой стояло Искусство. И мне захотелось понять: Кто это сделал? Зачем? И Как?»

Шилли начала помогать Робертсон (Merle Greene Robertson). Работая с ней, она всё больше узнавала об этом месте. Это пригодилось в 1973-м году, когда Робертсон устроила конференцию в Паленке. Там Шилли встретила Питера Метьюса (Peter Mathews), который провёл предыдущую зиму, анализируя книги по иероглифам Паленке.

Мэтьюс объединился с Шилли для воссоздания династической истории Паленке. Они знали, что имена некоторых царей в Паленке сопровождаются титулом с изображением Крылатого Солнца.

Prof. Linda Schele: «Мы старались не пропустить ни одной надписи с этим титулом, и записывали ближайшую дату».

Исследуя надписи в Паленке, они обнаружили более сорока имён с царским титулом. Каждая сопровождалась датой и символом, описывающим события, происшедшие в тот день. Когда Шилли и Метьюс распределили даты рождения, смерти и ритуалов, они выстроились в схему.

Выделялся один правитель, которого они прозвали «Правитель Щита». Он родился 23-го марта 603-го года. Иероглиф его имени содержит изображение щита воина. Это привело их к главному зданию Паленке – Храму Надписей. Значение иероглифов на его плитах оставалось загадкой многие века. Теперь Шилли и Метьюс заметили, что его стены пестрели упоминаниями о «Правителе Щита» и ключевых событиях его жизни.

Открытие 1948-го года внезапно всё изменило: во внутреннем помещении храма была обнаружена секретная лестница, ведущая в склеп с известняковым саркофагом. В нём лежал скелет человека в маске из нефрита. Шилли и Метьюс поняли, что это должно быть останки «Правителя Щита». Впервые иероглифы были связаны с останками правителя Майя.

Шилли и Метьюс догадались, что символы скрывают историю «Правителя Щита» и пяти его преемников.

Dr. George E. Stuart, Center for Maya Research: «Они заявили, что буквально взломали шифр династии Паленке, и знают имена правителей и время их правления».

Prof. Linda Schele: «Мы дали им забавные имена, вроде, «Солнечный Щит» и «Мистер Зубная боль».

Gillett G. Griffin, Curator Emeritus, Curator of Pre-Columbian and Primitive Art, The Art Museum, Princeton University, New Jersey: «Тут вмешался местный проводник Моисей Моралес, который сказал: «Зачем во время такого важного открытия придумывать имена на английском, вроде «Правитель Щита», или на испанском «Эскудо», ведь эти люди говорили на языке Майя».

Поэтому царя назвали «Пакаль» – словом на языке Майя, которое, как позже подтвердилось, обозначало «Щит».

Dr. George E. Stuart: «Это было необыкновенное чувство, которое я никогда не забуду – поворотный момент майянистики».

Через столько лет расшифровка письменности Майя близилась к завершению, но была одна загвоздка: чтобы читать иероглифы вслух на языке, на котором они были написаны, требовалось завершить фонетическую дешифровку, начатую Кнорозовым… [T.13.CI]

 

 
     
 

Алексей РОЗАНОВ, академик РАН, доктор геолого-минералогических наук, директор Палеонтологического института РАН: «…поверхность суши также была заселена микроорганизмами уже в Архее. Появление цианобактерий и эукариот, (Metaphyta) метафитов, метазоа (Metazoa) происходило раньше, чем обычно предполагалось. И по уровню их организации можно составить представление об уровне оксигенизации, то есть количества кислорода, и температуре атмосферы на поверхности.

Объём воды, соизмеримый с современным, образовался около 1,3 миллиарда (лет назад), в связи с чем всё это мы наблюдаем широчайшую экспансию различных организмов.

Средние поверхностные температуры не могли отличаться от современных более чем на пятнадцать - двадцать пять градусов.

Мир РНК (о котором, может быть, вы слышали), если таковой существовал как самостоятельное явление, мог быть только до четырёх миллиардов (лет назад), или может быть до образования Земли.

Фоссилизированные органические остатки, обнаруженные в метеоритах, возраст которых около 4,6 (миллиардов лет), говорят, что вероятность возникновения жизни на Земле… Ну, я написал осторожно «Крайне мала», а, по моему, просто невозможна.

…потому что вообще проблемы Происхождения жизни как волновали, так и волнуют людей, как было неясно, так и до сих пор не ясно. От того, что я сказал «Жизнь не возникла, скорее всего, на Земле», от этого ничего не прояснилось в проблеме «А как она вообще произошла, эта жизнь?» То есть ничего не сдвинулось. Ну, мы выкинули это с Земли, отдали это на откуп кому-то другому – астрофизикам, астрономам, кому угодно, – и больше ничего…» [T.10.CI.35]

 

Олег КОРАБЛЁВ, доктор физико-математических наук: «…почему нас так интересует климат Марса? Марс такая планета, наиболее близкая, всё-таки, не смотря на холод и тонкую атмосферу, наиболее близкая по климатическим параметрам к Земле, и, поэтому, если и искать жизнь, то, прежде всего, на Марсе. Как это уже стало общим местом, эта фраза. Была ли когда-нибудь жизнь, и сохранилась ли она до сих пор? Если жизнь возникла, её вывести, как показывает практика, очень трудно: она приспосабливается ко всему. Ответ на этот вопрос в исследовании климатических условий Марса, а геологические свидетельства, и вообще исследования Марса говорят нам о том, что климат Марса был совсем другим…» [T.10.CI.104]

 

В вулканическом озере в Калифорнии выловили научную сенсацию — форму жизни, которая великолепно чувствует себя в невыносимых для других организмов условиях, потому что устроена не так, как вся остальная жизнь на Земле.

Dr. Felisa Wolfe-Simon, NASA Astrobiology Institute (Фелиса Вольф-Саймон, астробиолог): «Сегодня я хочу представить вам Джи-эф-эй-джей-1 (GFAJ-1). Это не маленькая картошка, как вам могло показаться. Мы любя называем этих бактерий жучками. С виду — обычная галомонада, но она делает кое-что совершенно необычное».

Странную бактерию нашли в странном месте. Астробиологи НАСА (NASA) изучали калифорнийское вулканическое озеро Моно, где выживет редкий микроб. Вода там щелочная, словно отбеливатель, и в ней содержатся огромные концентрации мышьяка.

Одного из стойких обитателей озера ученые решили подвергнуть еще более суровому испытанию и поместили в раствор, где был только мышьяк, а например, жизненно важного фосфора не было вовсе.

Исследователи были уверены, что бактерии вскоре погибнут, но к своему изумлению обнаружили, что микроорганизмы в токсичном бульоне не только остались живы и здоровы, но и, что называется, взяли что дают, встроив мышьяк в свою ДНК как раз на место фосфора.

Один из незаменимых кирпичиков оказался вполне заменим. [P.31.12]

 

 
     
 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…так или иначе, всё упирается в «имя». И для древних египтян «Имя» – «Рен» – это одно из основополагающих не то, что понятий, способов постижения и управления миром. Зная имя, ты можешь обратиться к человеку, зная тайное имя, с точки зрения древних египтян, ты можешь влиять на этого человека. Давая имя человеку, каким-то образом, определяется, с точки зрения древних, его судьба. В особенности, когда даётся имя царю на коронации, то есть, даётся политическая программа того, что должно быть». [P.125.2]

*

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…этого царя звали Нечерихет. Его прозвище Джосер – «Священный предок».

Царь изображён в парадном платке – немесе, который надет поверх парика. В древности ещё пропали когда-то инкрустированные хрусталём и полудрагоценными материалами глаза, ритуальная борода, одеяние специфическое, в котором царь участвовал в церемонии возрождения своих жизненных сил. И одна очень важная вещь – на цоколе этой статуи титулы и имя: Царь Верхнего и Нижнего Египта, удоволивший обеих владычеств Нечерихет. Для древнеегипетского искусства неразрывна связь между образом и именем, потому что имя хранит порой человека больше, чем хранит его образ.

Царь Джосер был, по сути, первым действительно успешным правителем Верхнего и Нижнего Египта, с которого начинается великая история Древнего царства. Великая история первого большого периода в существовании египетской цивилизации». [P.125.44]

*

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «……с пятнадцатого века до новой эры, находящийся совсем рядом Мемфис – одна из старых столиц Древнего Египта, становится колоссальной столицей метрополии: там не только египтяне живут, но очень многие представители разных других народов. Там «плавильный котёл» – там базары, там город, в который постепенно приходят культы иноземных божеств. Там почитается и Решеп, и Сутех, и Анат, и Аштарет – знаменитые сирийские и финикийские божества. Одним из тех божеств, которые в это время приходят в Египет, становится Харон – бол-покровитель времени и благой судьбы, который почитался в образе священного сокола, точно так же, как египетский Хор. И в итоге иноземцы, которые жили Мемфисе, почитали Харона, и Сфинкс для них стал одним из воплощений этого божества, поскольку ощущение жизненной силы, идущей от предка и Хранителя времени и прошлого, которое исконные египтяне вкладывали в понятие об этом памятнике, соответствовало культу бога Харона.

…позже царицы не будут заимствовать подобную иконографию, и в таком образе, войдя в египетский пантеон, будет изображаться только сиро-финикийская богиня Аштарет, которая с пятнадцатого века до новой эры станет приёмной дочерью Солнечного божества в египетском пантеоне». [P.125.33]

*

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…в египетском языке очень часто название животных, они были омонимами, то есть, они как-то воспроизводили речь животных, поэтому «миу» – это «кот», а «миуит» – это кошка. «Т» традиционно во всех древних семито-хамитских языках это обозначение женского рода». [P.125.47]

 

Некоторые данные делают возможным заключить, что финикийские и вообще хананейские божества вышли из пустыни. Бык, символ верховного божества в Тире и Карфагене, указывает на покровителя стад; почитание отдельно стоящих деревьев или скал – на религиозное настроение жителя однообразной равнины, где каждый предмет, обращавший на себя внимание, заставляет предполагать в себе присутствие сверхестественной силы; кроме того, для финикиян характерно то, что функция божеств, как покровителей моря, если и была известна, то занимала в их представлениях далеко не первое место. Равным образом и роль их, как божеств света и тепла, не была первоначально заметна. Имена божеств крайне просты, нарицательны и исключают всякую мифологическую фантазию; это «владыки» (Ваал), «господа» (Адон), «цари» (Мелек-Молох), «владычицы» (Баалат) или просто «боги» (Эл). С переходом к оседлому состоянию и переменой образа жизни должны были перемениться и представления о божествах. Они сделались покровителями земледелия, богами плодородия. Каждый город называл своих богов различно, но сущность их была одна и та же. Везде чтили мужское божество «Ваала», владыку своего народа, проявлявшего себя в небесной природе – в громе, молнии, буре и т. п., почитавшегося на высоких горах. Рядом с ним стояла богиня, Мать земля, именуемая «Владычицей» или Астартой, олицетворение земного плодородия. Кроме этой пары, мы видим ещё юное мужское божество природы, поскольку она выражается в жизни растительного мира, ежегодно возрождающегося и ежегодно умирающего. Скорее умирание олицетворено в юности божества, рано сходящего в могилу насильственной смертью, и затем снова возвращающегося к жизни. Близость этих представлений к свойственным другим народам, вавилонской и даже хеттской религиям, очевидна. Астарта даже по имени напоминает Истар, а юный бог мифологически тожественен с Таммузом вавилонян, Аттисом хеттов и даже Осирисом египтян.

Подобно библской Баалате, Мелькарт или вообще Малк, Молох, как показывает уже его имя, был царём и владыкой человечества, которое всецело от него зависело…

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

( בַּעַל ) [bá‘al] господин, хозяин, муж. Часто употребляется в сопряжённом сочетании с каким-нибудь существительным, в значении: обладатель, носитель такого-то качества. Кроме того ( בַּעַל ) [Ваал] – имя ханаанейского божества; изредка этот эпитет прилагается и к Яхве [B.18]

( אָדוֺן ) [’ādôn] господин; часто используется в форме множественного числа со значением единственного [B.18]

מֶלֶךְ ) [mélek] царь [B.18]

אֵל ) бог (любое божество); Бог [B.18]

 

 
     
 

nōmenclātio, ōnis f [nomen + calo = voco] 1) именование, называние по имени

 

nōminātor, ōris m [nomino] 1) именующий, дающий имя

 

I nōminātus, a, um 1. part. pf. к nomino; 2. adj. 1) известный, славный

II nōminātus, ūs m наименование, название, имя Vr. [B.32]

 

– Сколько лет с отцом не разговаривали, или он с вами? И почему?

Владимир ИЛЬЮШИН, заслуженный лётчик-испытатель СССР, генерал-майор авиации, Герой Советского Союза (сын авиаконструктора С. В. Ильюшина): «Ну, потому что я стал лётчиком испытателем. Тут подробно трудно рассказать. Это не то, что он, так сказать… Но мы не общались. Он хотел, чтобы я был его приемником. А я этого не хотел… Порядка двадцати с лишним лет.

Я был прав, потому что я бы остался на его фоне сынком всегда. Не «сыном», а «сынком». Потому что всегда бы нашлись люди, которые: «Ну, нет, это же не то». И так далее, и так далее.

Ну, а тут я самостоятельным человеком…

…он скончался в семьдесят шестом. А это где-то было, ну, вот, сейчас вспомню: ему было семьдесят пять лет, он до этого пригласил меня к себе…»

– Вы пришли в форме?

Владимир ИЛЬЮШИН, заслуженный лётчик-испытатель СССР, генерал-майор авиации, Герой Советского Союза (сын авиаконструктора С. В. Ильюшина): «В генеральской, в серой. Герой. Конечно, ему было приятно, это очевидно: все-таки, в конце концов, что сын становится Героем, сын становится генералом, растёт…» [T.10.VIII.1]

 

 
     
 

…ещё вчера, ломавший голову, где раздобыть денег на обед, он теперь ходит на работу в Люксембургский дворец. Здесь знакомится с Мишелем Дебре (фр. Michel Debré), будущим Премьер-министром Франции. Они становятся друзьями, но для «сильных мира сего» Мельник остаётся эмигрантом, а они хотели бы видеть в чиновнике настоящего француза.

Константин (Константинович) Мельник (фр. Constantin Melnik), французский политолог и писатель: «Когда я начал свою французскую политическую карьеру, мой первый министр радикал-социалист Шарль Брюн (Charles Brune), он мне говорил: «Константин! Надо переменить фамилию, потому что «Константин» – это похоже на греческого портного, а «Мельник» – просто на фашиста». Я не хотел это сделать. Конечно, назывался бы я Эмиль Дюпон, мне было бы легче».

В тридцать два года Константин Мельник оказывается одним из доверенных лиц Президента страны генерала де Голля. [T.10.CCXCIX.2]

 

Иосиф КОБЗОН, певец, народный артист СССР: «Пожалуй, не было ни одного исполнителя в те годы на эстраде, которых бы ни воспитал Аркадий Ильич. Вот я перед вами – его воспитанник: первый композитор, который вывел меня в конце 1959-го года на сцену Колонного зала. Он и Матильда Ефимовна, – его супруга, – они устали от моих приставаний. И, собственно говоря, да – путёвка в жизнь – это первое было знамение песенное.

Даже имя он пытался мне дать первое: он меня почему-то объявил первый раз «Юрий Златов». Когда я сказал: «Что вы делаете, Аркадий Ильич? Меня зовут Иосиф Кобзон». Он говорит: «Дурак! Никогда в жизни не станешь гастролёром с таким именем и с такой фамилией».

Он дал жизнь эстрадную, театральную жизнь, песенную жизнь Эдуарду Хилю. С ним очень много песен спела незабвенная Майя Кристалинская, Владимир Трошин, Муслим Магомаев. Да, в общем, все исполнители считали за честь петь, особенно впервые исполнять сочинения Аркадия Островского». [T.10.DCLXXXII]

 

 
     
 

…познавшая унизительность бедности, она более всего мечтала вырваться из неё. Агния понимала: Павел Барто – сын состоятельных родителей – единственный шанс окончательно порвать с нищетой.

Молодой литератор Павел Барто делает Агнии предложение. Она с радостью соглашается, но с балетом приходится расстаться. Через год у молодожёнов родится сын Гарик. Агния вынуждена сидеть дома, но роль домохозяйки её не устраивает. И тогда Павел предлагает жене стать соавтором.

Агния и Павел принесли стихи в издательство «ГИЗ». Они настолько понравились редколлегии, что их сразу отправили в печать, и даже выпустили три книги. Но больше супруги писать вместе не будут – так решила сама Агния.

Сусанна БАРТО, дочь Павла Барто: «Как она сказала: «Я стала поэтом под этой фамилией. Это фамилия моя. А ты, – как знаешь – хочешь, меняй фамилию, либо не пиши вовсе».

Дебют Агнии Барто состоялся через полгода после её расставания с мужем… [T.4.LX]

 

Бенедикт САРНОВ, критик, литературовед, академик АРСС: «…в его прозрении, в изменении его концепции и отношения к Софье Власьевне, как мы все фамильярно называли Советскую Власть, оно, конечно, происходило естественным путём, потому что навстречу шло время, навстречу шла история – был Двадцатый съезд, был знаменитый доклад Хрущёва». [T.10.CDXXXVII]

 

 
     
 

Граждане Вавилона называли себя «сынами Вавилона» (mar-babili), или «сынами вавилонскими» (mar-babilaja), или просто вавилонянами (babilaja). После 648 г. это название распространилось на все свободное гражданское население страны Аккад, вошедшей в состав города-государства Вавилона. Но вавилоняне, населявшие Урук и Ниппур и не имевшие прав вавилонского гражданства, называли себя соответственно урукитами и ниппурцами.

Отличительным признаком вавилонского гражданина было его имя. Оно включало личное имя, которое он получал при рождении или приобретении прав гражданства, имя его отца (т. е. отчество) и имя предка (т. е. фамильное имя). Такой порядок утвердился с конца VII в. до н. э. в связи с демократизацией вавилонского общества. До этого времени рядовые граждане не употребляли отчества: они довольствовались личным именем и фамилией. Напротив, видные вавилоняне, занимавшие важные посты в государстве, звались только личным именем с добавлением титула и иногда отчества, но никогда не пользовались фамильным именем. Поэтому, в частности, остаются неизвестными фамилии вавилонских царей и князей страны Аккад.

Полное имя вавилонского гражданина звучало, например, так: Таб-цилли-Мардук, сын Набу-аплу-иддина, потомка Син-или, что буквально по-русски значит: Таб-цилли-Мардук Набу-аплу-иддинович Син-илиев сын.

Личные имена (и соответственно отчества) вавилонян отличались цветистостью и разнообразием. Каждое имя представляло собой целое предложение. Имена обязательно включали в свой состав теофорный компонент – имя одного из вавилонских богов (часто одного из верховной семёрки или местного бога города, уроженцем которого был вавилонянин) или их храмов.

Помимо полных и сокращённых форм у вавилонян в качестве личного имени нередко употреблялись прозвища и клички и тоже без оттенка уничижения и фамильярности; например: Хашдайя – «Халдей», Арраби – «Араб», Сукайя – «Уличный», Шапи-кальби – «Тот, что изо рта собаки» (т. е. подкидыш), или женские: Луринду – «Смоква», Нупта – «Пчелка», Шинбана’ – «Прекраснозубая».

Среди вавилонских граждан было много невавилонян, главным образом халдеев, которые при рождении получали свои туземные имена и наряду с ними вторые имена – вавилонские теофорные.

Что касается фамильных имён, то таковыми, как и у нас, служили имена предков, их этническое происхождение, профессия, титулы и должности.

…вавилонская система имён собственных поразительно совпадает с современной русской. Впрочем, особых причин удивляться здесь нет. Вавилонский обычай был воспринят греками и от них вместе с христианством заимствован русскими. Таким образом, мы до сих пор пользуемся вавилонской системой имён, не подозревая об этом.

Рабам давали вавилонские имена, нередко менявшиеся по прихоти господина.

Виталий БЕЛЯВСКИЙ [B.145]

 

 
     
 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…важным эпизодом коронации было то, что царь полз к изображению божеств. Огромный клир – жрецы и жрицы, которые специально готовились к этой церемонии для того, чтобы, по их представлениям, боги вошли в их тела и через их земные руки короновали правителя.

Статуя Рамзеса Второго из Каирского музея (190 kB). Он ползёт, перед ним такой ящик. Он толкает по направлению к богам своё собственное имя, которое он получил от отца и матери при рождении, для того, чтобы в обмен получить пятичленную царскую титулатуру. С определённого времени пять царских имён, которые составляли не просто перечень имён владыки, в них была как бы парадигма и пожелание – чтобы хотелось от этого царя…

Логика древней геральдики, которая многие тысячелетия существовала в Египте, подчёркнута и здесь. Он ползёт по ветке персеи Ишед к стволу – к богам, которые пребывают в её основании, для того, чтобы отдав малое, получить великое.

Здесь есть очень важная вещь: не отдав, не пожертвовав – не получишь. И разговор с миром богов, который когда-то был отделён от мира людского, строится на принесении жертвы и просьбы о взаменном даровании какого либо…

…связь царя и Сокола подчёркивалась с глубокой древности, и первые египетские надписи – это надписи, отображающие имя правителя.

Заупокойная стела, когда-то стояла в Абидосе рядом с гробницей царя Первой династии Джета (95 kB). Сегодня это один из шедевров Лувра. Верхняя часть стелы: фасад царского дворца, который называется «Серех», дальше – как будто бы подворье. Внутри этого подворья Змея, и на самом подворье сверху сидит Сокол-Хор. Вот та иероглифическая составляющая, которая присутствует здесь внутри фасада царского дворца – это и есть царское имя – «Хор-Джет» (Хор-Змея). Это имя царя.

Соответственно от имени царя, потом от титулов царя, потом от имён приближённых, потом от титулов приближённых и будет рождена богатая египетская палеография, богатая египетская литература, и, собственно, сама египетская письменность.

Именно от имени Хора начинается Первое царское имя (первое из пяти).

Из собрания Британского музея статуя Рамзеса Второго (155 kB) [жёлтая стрелка указывает на первую колонку]. Изображение Сокола, за фигурой Сокола Солнечный диск и дальше изображение царского Дворца с подворьем. Внутри этого подворья иероглифы Бык, Рука с жезлом, восходящий Горизонт, Сова и Страусиное перо: «Ка-нахт ханем-Маат» (Бык могучий, воссиявший в Истине) – это Первое имя, которое говорит о царе, как о великом воплощении Хора на земле.

Второе имя вводится иероглифическими знаками Самки грифа и Кобры (110 kB). Кобра – Уаджит – это древнейшая богиня дельты, покровительница Северного Египта. Самка грифа – Нехбет – соответственно, геральдическая покровительница Верхнего Египта. Обе – владычицы, обе – матери. И имя, которое открывается их фигурами говорит о царе, как о владыке Верхнего и Нижнего Египта, которому даровали великие геральдические богини.

Третье царское имя открывается фигурой Сокола, который сидит на знаке золота (125 kB). С одной стороны золото в Египте – это символ нетленности, с другой стороны золото – это символ Хатхор – Великой праматери, Богини любви. То есть, это имя открывает фигуру царя, как то существо, которое подобно богам, имеет и андрогинную природу тоже: ему покровительствуют и мужские божества и богини. Поэтому от Золотого Хора идёт Третье имя.

Четвёртое и Пятое имя уже обрамляются в картуши. И, соответственно, первое имя говорит о царе, как о царе Верхнего и Нижнего Египта, и, обычно, это то самое «Тронное имя». Нет Рамзеса Второго и Рамзеса Третьего или Рамзеса Первого: Рамзес Первый – он Мен-пехти-Ра, Рамзес Второй – Усермаатра Сетепенра и так далее. То есть, для того, чтобы понять Рамзес Четвёртый – Рамзес Девятый, на самом деле должны знать все Тронные имена. Именно тронные имена читаете на статуе, а не цифры, которые придуманы европейскими исследователями.

Пятое имя, которое ассоциирует царя как Сына Солнца.

И если всё это безумие соединим вместе, то получится: «Туринская коронационная статуя Рамзеса Великого» – один из самых знаменитых памятников египетского искусства (195 kB).

1. Хор: Ка нахт мери Маат (Хор Бык Могучий, возлюбленный Истиной)

2. Обе Владычицы: Мехт Кемет вафу хесут (Защитник Египта, попирающий чужеземные страны)

3. Хор Золотой: Усер ренпута ана нахту (Великий/Сильный годами, Великий победами)

4. Тот, кто от Тростинки, Тот, кто от Пчелы (Несубити [nswt-bjtj]: несу – тростник/осока; бит – пчела) – Царь Верхнего и Нижнего Египта: Усер Маат Ра Сетепенра (Ра сильный истинный, избранный для Ра)

5. Гусь и Солнце – Сын Солнца / Сын Ра: Рамессу мери Амон (Ра, его родивший, возлюбленный богом Амоном)

Это официальная титулатура Рамзеса Великого.

Это, по сути, программа, которую даёт царю Храм во время интронизации – Кем ты должен быть.

Имена довольно сильно порой отличаются. Есть в периоды спокойствия типовые царские имена, а когда что-то связано с войной или преодолением кризиса, то имена, титулы, эпитеты показывают то, что ожидали от царя после его правления». [P.125.128]

 

 
     
 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…спустя буквально десять или пятнадцать лет после его смерти его потомки, уходя в медленно деградирующий, склоняющийся к упадку Египет, в качестве парадного «тронного имени» помимо титулатур, помимо имён, помимо эпитетов будут брать к своим именам приставку «Рамзес», что для них значило «Царь» с большой буквы». [P.125.36]

 

Лидия ЧАКОВСКАЯ, кандидат философских наук: «…видимо сама Вирсавия – мать Соломона, тоже была иноплеменницей, так как отец её Елиам – сын Ахитофела. Это имена языческие. И вплоть до того, что когда родился сын, то Давид хотел назвать его яхвистским именем Иедидиа, но Вирсавия предпочла языческое имя Соломон – в честь бога города Салема.

Надо сказать, что Давид, как бы, не первый женился на неизраильтянке». [P.125.66]

 

Михаил СЕЛЕЗНЁВ, кандидат филологических наук: «…западносемитские имена, это, в большинстве своём, имена теофорные. То есть, в эти имена, так или иначе, включено какое-то «имя божие». Не обязательно, но часто. Иногда вместо «имени божьего» выступает какой-то его эпитет: «отец» или «брат». Если библейские имена выстроить в хронологическую цепочку, то в именах, которые падают на эпоху одиннадцатого-десятого века до н. э. встречается среди теофорных элемент «Баал / Ваал», хотя из библейской истории Ваал был главным Антибогом.

Если говорить про еврейских царей, то появление теофорного компонента, связанного с именем «Яхве», приходится на правление в Израиле так называемой династии Омридов – царь Омри (Амврий – по синодальному переводу) и его потомки, но именно эта династия в библейских писаниях предстаёт, наоборот, как династия, особенно отличающаяся в почитании Ваала и в неприятии культа Яхве». [P.141.8]

 

Алексей МАШЕВСКИЙ, эссеист, литературный критик: «…так же, кстати говоря, как многие другие названия, Бог, наш, например, – это название на санскрите «Бхага», откуда потом Бхагавад, и оттуда Бхагавадгита, то есть, «Божественная песнь». «Бхага» это и есть вот этот наш Бог». [P.125.124]

 

 
     
 

Alejandro Miroli, Licenciado en Filosofia: «У современных философов большая проблема состоит в том, что действительность становится подозрительной. Проблема внешнего мира становится видимой. Это не было классической проблемой – она новая. Поскольку между сознанием и предполагаемым миром есть впечатления, идеи, чувства, именно изменяются и артикуляция также».

Юм осуществляет радикализацию эмпиризма через некоторые принципы, открытые в работах Локка – субъект, субстанция, причинность и умозаключения. Чтобы создать эту критику, Юм начинает с беспристрастного описания знаний.

Felix Schuster, Doctor en Filosofia: «Он использует Локка. Удаляя понятие объекта, то есть, то, что Локк называл чувствами и мысленными образами. И понятию мысленный образ пришлось иметь отношение ко многим вещам, как, например, предложение, сила воли, умственное представление. Юм попробует конкретизировать его. Он сошлётся на чувства, как на впечатления. Он пробовал выразить что-нибудь более точное, и согласно Юму мысленные образы были просто умственными представлениями. На этом фоне он разработал теорию знаний. Эта теория знаний также началась с впечатлений. От впечатлений, при помощи которых станет возможным выстроить простые мысленные образы. Объединение простых мысленных образов производило составные или сложные мысленные образы. И из этой теории выходила теория знаний Юма».

Francisco Diez, Licenciado en Filosofia: «Каждое чувство, впечатление генерирует в наших умах убеждение, веру в то, что внешние объекты действительно существуют, и что есть ещё внешний объект, провоцирующий это. Фактически Юм говорит, что единственная вещь, о которой я могу уверять – это то, что я имею чувства, впечатления, и они генерируют веру – убеждение в том, что присутствие вне меня, или действительность, которая заставляет меня это чувствовать, действительно существует».

Объект, который я знаю – не внешний, находящийся во взгляде наблюдателя, потому что он состоит из структуры впечатлений и мысленных образов. Если я заявляю, что мои мысленные образы соответствуют реальному объекту, то это только благодаря акту веры.

Francisco Diez, Licenciado en Filosofia: «Юм говорит, что мы сами выстраиваем наши надежды, и мы создаём определённые мысленные образы, для которых нет никаких впечатлений. Так теория Юма важна, потому что он говорит, что есть определённые мысленные образы, например, он объяснит идею причины и воздействия пространства и времени – понятия субстанции, то есть, существования внешних объектов. Согласно Юму все эти мысленные образы фундаментальны к науке. Наука основана на простых мысленных образах. На этих принципах мы строим мир познания, и нам действительно приходится проверять, действительны ли те мысленные образы или нет…»

Francisco Leocata, Doctor en Filosofia: «Юм, предоставляя здравому смыслу уступку, признаёт, что человек не может жить без определённой веры – инстинктивной веры в действительности. Но если мы сделаем глубокий анализ того, что мы понимаем под действительностью, всё уменьшится к набору чувств». [T.23.XII.2]

 

Dr. Marta López Gil, Universidad de Buenos Aires: «…в первую очередь Делёз хотел порвать с традиционной философией, оторваться от неё. Но что же в базисе традиционной философии его к этому побудило? Во-первых, она базировалась на идее идентичности. Существуют вещи идентичные данной, (для тех, кто не знаком с философией). Есть идентичности, которые есть и, безусловно, существуют. Некоторые говорят о сущностях, другие говорят о вещах, но в традиционной философии всегда превалирует: для каждой философской системы существует своё опровержение, поэтому могут быть исключения. Но то, что превалирует – устойчиво существующее – перманентные вещи, которые обозначаются комплексным словом «субстанция». [T.23.XII.8]

 

 
     
 

Андрей ЗУБОВ, доктор исторических наук: «Карл Поппер – большой исследователь истории науки, общественных наук, сказал о Беркли следующее, что самая большая историческая заслуга Беркли, что он осудил применение в науке объяснений с точки зрения Сущности. То есть, он устранил слова «а как же на самом деле»: только установившееся восприятие.

Философия Беркли – без Бога всё распадётся. Если уберём из идеи Бога из философии Беркли, всё распадается на пучок восприятий. Для Беркли самое главное понять, что без Бога вот эти конечные духи обречены на вечную разобщённость, если они есть вообще. Или ты один обречён на то, что ты никогда не откроешь для себя мир во вне. Бог создаёт этот мир через внедрение образов.

Шопенгауэр говорил, что великая заслуга Беркли – это то, что Беркли приобрёл бессмертную заслугу перед философией благодаря тому, что первым выступил с решительным и развёрнутым обоснованием положения о мире, как совокупности представлений сознания субъекта, став тем самым «Отцом идеализма». Он открыл правду о пределах нашего понимания – гносеологическую правду. Оказалось, что материя, как вне нас существующая вещь, – это удобный допуск нашего сознания. Мы сделали это допущение, но доказать не можем. Это априорное положение, но в нём очень удобно существовать». [P.125.151]

*

Андрей ЗУБОВ, доктор исторических наук: «…реальность, как таковая, есть бесконечный дух. Дух есть то, что всё в себя вбирает и преодолевает. Это не субстанция, ни нечто застывшее. Важнейшая категория гегельянской метафизики: субстанция (ипостасис) – это то основание, на котором что-то строится. Само по себе оно стабильно: субстанция не меняется. Субстанция это статичная категория». [P.125.167]

 

Андрей ЗУБОВ, доктор исторических наук: «…в 1841-м году он (Людвиг Фейербах) пишет свою известную работу «Сущность христианства», идея которой – сведение религии к антропологии. То есть, на самом деле, если мы хотим понять Бога, мы должны изучать человека. «Моей первой мыслью был Бог, второй – разум, третьей и последней – человек». Так сам Фейербах описывает свою интеллектуальную эволюцию.

Вместо Бога Гегель поставил Дух, то есть реальность заменил абстракцией. Однако предмет интереса – реальный конкретный человек: природа, тело, чувственность, потребности. То есть, надо изучать не Бога, которого по убеждению Фейербаха нет, и не Дух, который есть абстракция, а конкретного человека. Истина есть жизнь, а не мысль, остающаяся на бумаге. То есть Фейербах последовательно материалистичен.

«Не Бог творит человека, а Человек создаёт Бога» – пишет он». [P.125.171]

 

Антон НЕБОЛЬСИН, доктор богословия, профессор кафедры Библеистики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: «…yо «субстанцию» нельзя переводить, то есть, отождествлять с «усией / ουσία» греческой – то, что посленикейские времена уже переводим, как «сущность». Единство по этой субстанции отнюдь не есть равенство. Единство субстанции проявляется в том, что все три Лица ею обладают, но в разной мере. То есть, здесь явен такой субординационизм. Само единоначалие Отца Тертуллиан сравнивает с императором. А Сын и Дух есть как бы органы, через которые действует Отец». [P.149] (7)

 

Алексей МУРАВЬЁВ, кандидат исторических наук: «…трагедия, по настоящему для коптского христианства произошла в несколько волн. Первая волна была связана с христологическими спорами в Византии в пятом веке, когда собранный в 451-м году Халкидонский собор сформулировал православную веру на основе твёрдого исповедования во Христе двух природ и одной ипостаси.

Во многом основой Халкидонского ороса, Халкидонского определения было, как известно, томос – письмо святого Льва – Папы Римского, который в силу разных причин оказался отвергнут в Египте. Египетская кафедра стала одним из самых главных оппонентов Халкидонского вероучения, и если в первоначальном варианте это было скорее противление по церковно-политическим дисциплинарным каким-то мотивам, то впоследствии оно стало уже с шестого века осознанным противлением вере Церкви.

Именно греческая эллинизированная среда Александрии во многом способствовала тому, что коптская церковь избрала себе путь антихалкидонского вероучения, которое у нас принято называть монофизитством». [P.152] (3)

*

Алексей МУРАВЬЁВ, кандидат исторических наук: «…эта форма называется «юлинианизмом» по имени видного сирийского богослова Юлиана Галикарнасского.

Богословие Юлиана, которое содержало один из самых спорных постулатов монофизитства «о нетлении тела Христова» было одним из творческих попыток монофизитской церкви уйти от жёсткого исповедования монофизитства в духе первых монофизитских писателей и деятелей вроде Тимофея Элура и Евтихия. Евтихианство отвергалось и противниками Юлиана Галикарнасского – сторонниками другого сирийского богослова – Севира Антиохийского – одного из вождей раннего монофизитства. Но если для севириан главным было настояние на тождестве природы и ипостаси, и утверждение того, что природа без ипостаси не может существовать, соответственно, если природы две, то и ипостаси две, и, значит, существует два Христа, что недопустимо ни для одного из христиан, то нужно признать, что природа существует только одна». [P.152] (15)