ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 

 
 

АРКАН I. Magus (Маги, Жрецы, Шаманизм, Бюрократия, Атрибуты); Единство; Скоморох; le bateleur; Divina Essentia; Vir (Энергия); Natura naturans; Иероглиф (Человек).

   

Natura naturans

СБОРНИК_01_7_1

 
     
 

I arti-fex, icis m [ars + facio] 1) мастер, художник, специалист, знаток (a. medicus Ap; a. dicendi С; a. scaenicus или scaenae C, Sen etc.; a. pingendi Q; a. pugnandi L): a. imprŏbus L шарлатан, мошенник; 2) творец, создатель (natura omnium a. PM): statuarum a. Q скульптор, ваятель; a. caedis или necis О виновник убийства, убийца; a. monstrorum PM зачинщик (организатор) преступлений. [B.32]

 

conditor, ōris m [condo] основатель (urbis L, VM); создатель, творец (mundi Sen; universitatis Eccl); колонизатор (insulae Su); родоначальник (populi Romani L); строитель (arcis V); основоположник (Peripatetĭcae sectae Col); инициатор, виновник (totīus negotii C); учредитель (ejus sacri L); автор (rerum PM; historiae Q): c. Romani anni О составитель календарной хроники (фастов). [B.32]

 

II faber, bri m 1) мастер, ремесленник, художник:; 2) творец, создатель: f. est suae quisque fortunae погов. Appius Caecus ap. Sl всякий — кузнец своего счастья

 

 
     
 

Christy Kenneally, BA, BD, TV presenter, scriptwriter and author: «Кельты не различали мир естественный и сверхъестественный. Для них всё в естественном мире имело религиозное значение». [T.13.XIV.1]

 

…о том же проповедовал и Ньютон, утверждая, что «природа проста и не роскошествует излишними причинами».

В. ОКОЛОТИН, кандидат технических наук [A.342]

 

 
     
 

…когда культура полисов древнегреческих начала разрушаться.

В античном полисе весь мир соразмерен человеку: человек – это мера всех вещей. Небольшой городок, две тысячи человек, мой голос значим на любом собрании, всё согласовано со мной. Но пришла империя Александра Македонского. Империя безлика, имперский аппарат тебя не замечает. А потом империя Римская, совсем чужая. И вот, отчасти вследствие этих социальных перемен, отчасти вследствие роста личностного чувства человека, совестного чувства человека, появляется скорбь о своей индивидуальности. Уже у Вергилия она слышна хорошо. Вот скорбь о том, что со мною будет, как мне будет умирать.

И вот гностики доводят это пробуждение личностного начала до предела. Они говорят, что Космос – это порядок, но это порядок концлагеря, порядок тюрьмы. То, что утешало Гомера, возмущает гностиков. Из этого мира надо убегать, у этой души в этом мире нет никаких обязанностей, напротив, здесь только цепи, их надо сбросить с себя и убежать. Отсюда следующий вывод: библейские пророки утверждали, что этот мир создан еврейским богом Иеговой. А языческие боги – ложные боги, они ложные, потому что они этот мир не создавали. Надо сказать, что этот тезис был очень религиоведческий, очень точен. В языческих теософских системах, мифологических системах, утверждается, что те боги, которые сегодня управляют миром, не являются его создателями, скажем, Зевс. Зевс управляет миром людей и богов, но Зевс – не Творец, он узурпатор. Он потомственный путчист, который сверг и кастрировал своего отца Кроноса, а тот, то же самое сделал со своим отцом Ураном.

Разные схемы были, кровавые, скажем ханаанский Ваал свергает и кастрирует своего деда Эля. Мардук шумерский убивает свою бабушку Тиамат. Были схемы более мягкие, когда Атум в Египте уходит в тень и Ра, – бог более младшего поколения правит нашим миром.

Но как бы то ни было, общий тезис язычества: «Господь и Бог – не одно и тоже». Тот, кто сегодня является Господом, правит нашим миром, это не есть изначальный Бог-Демиург. Пророки библейские подметили эту черту, и говорят: «Да. Вы, язычники, сами признаёте, что те боги, которым вы сегодня молитесь, не создавали этот мир, значит они ложные боги. Это был сильный аргумент, который очень поддерживал миссионерство еврейских проповедников в нееврейском мире, по крайней мере, к концу ветхозаветной эпохи. И тут вдруг гностики говорят: «Да-да. Мы с этим согласны. Именно ваш еврейский бог создал этот мир, и, прямо скажем, это характеризует его не лучшим способом».

Соответственно философия гностиков – это яростный последовательный антисемитизм, антисемитизм религиозный. Они признают Библию, как Откровение Бога, но Иеговы. Они его ещё называют Иалдобаофом. Гностики для него замечательное имя придумали. Соответственно это откровение тупого, ограниченного, злого божка, – Библия, с их точки зрения. И поэтому, те персонажи Библии, которые бунтуют против Иеговы, для гностиков оказываются положительными персонажами.

Диакон АНДРЕЙ КУРАЕВ, кандидат философских наук, «Правда и фантазии Кода da Vinchi» Храм св. Николая.mp3

 

 
     
 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…я напомню, что египетская религия – это не монотеизм, и не политеизм – это генотеизм, то есть, это концепция, которая предполагает, что был Единый Предвечный Бог-андрогин. Он не имеет пола на самом деле, Он в процессе творения Мира распадается на мириады других богов, которые все в совокупности составляют сущность вот этого Предвечного божества.

Египетские тексты называют Его… имя его не произносимо и не познаваемо, естественно, они его называют «Неберджер» – «Владыка Всего до пределов». Это вот такой исконный Источник жизни во Вселенной для них.

И вплоть до того, что в каких-то крупных городах почитается, например, бог в мужском облике или в женском. Если это женщина, то говорится, например, богиня Нейт – такая Праматерь древнеегипетская – «Когда она творила Мир, была она двумя третями тела мужчина, одной третью тела – женщина». Вот вам, пожалуйста, андрогин, в котором больше половины стало преобладать мужское начало, и это вызвало творение, потому что египтяне мужчину связывали с процессом творения – «Время Нехех» – «Время бесконечного вращения Мира», а женщина – это «Джет» – это «Незыблемая Вечность» – это сохранение базовых всех принципов жизни, смерти, перерождения, культуры. Это время не обездвиженное, хранящее, но не способное создавать что-то новое. Поэтому в андрогине в момент божественном, когда начинается творение, в нём вот эти пятьдесят процентов вмещается – становится больше мужчины, чем женщины – в этот момент он начинает творить Мир. Это огромное количество мифологических… А потом, просто, в процессе творения Он начинает распадаться на вот эти, сначала там к Него обычно Сын и Дочь – то есть первая группа божеств, потом они творят следующую, и Он всё более-более-более распадается на эти мириады богов и богинь, которые, на самом деле, находятся друг с другом внутри пантеона в неких соподчинённых отношениях.

Например, богиня Бастет – всем известная Кошка – это «Ба» (условно душа) богини Исиды. А Исида – это «Ба» – душа бога Ра. А бог Солнца Ра – это «Ба» Предвечного божества. То есть, вот эти вот соподчинения, они показывают эту роль». [P.122.10]

*

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…в древнеегипетском иероглифическом письме к имени любого бога-мужчины можно было поставить детерминатив – определитель, в образе летящего сокола или сокола, стоящего на штандарте: то есть, сокол – это символ, a priori, мужского божества. Точно так же к имени любой богини можно было поставить символ змеи, которая воплощала собой, с одной стороны – созидательную и охраняющую, с другой стороны – агрессивную и опасную солнечную природу божества.

Божество в образе змеи, которое воплотило в себе древнеегипетскую легенду о Солнечной дочери – Великой Матери богов – оно было воплощено в огромном количестве памятников.

В египетских ритуальных текстах Великое Солнечное Око, как ещё иногда называют её тексты, – это Око Солнечного бога, который воспринимается в египетской культуре в образе священной Солнечной змеи, она становится защитником царя, точно так же, как она была защитницей Солнечного божества.

Богиня Нейт – богиня Великий андрогин, которая, согласно текстам, обладает иной природой: на две трети тела она мужчина, на одну треть тела – она женщина, говорит о ней один из священных текстов. Согласно одной из египетских концепций мироздания, Великая Праматерь богов, которая абсолютно непознаваема, которая не может быть вообще осознана не только человеческим, но и божественным разумом, она восседает на Великом Небесном престоле. Сидя на Небесном престоле, она творит мир семью «священными изречениями», которые в себе содержат истинное понимание мира. Позже эти «семь изречений» Богини-Матери Нейт будут трансформированы в ранних библейских текстах в семикратный смех Бога-Творца. Подобных заимствований будет очень и очень много.

«Отец отцов, Мать матерей, существо божественное, которое первым пришло в существование, пребывало в середине Предвечного Хаоса. Она произошла от себя самой, когда была ещё земля во тьме и не было не единого ростка. И приняла она облик коровы, чтобы ни одно божество нигде не узнало».

В образе вот этой Священной коровы, которую древнеегипетские тексты называют Мехет-Урет или «Госпожа Великого половодья», великая Нейт, скрывая истинную свою природу, начинает творение мира. Она семью изречениями создаёт не только Вселенную, она создаёт высших богов, она создаёт духов, она создаёт тех, кто с этого момента становится не просто спутником Великой Матери богов, но её помощниками в создании окружающей Вселенной. Наконец, после долгих первых процессов, первых элементов, когда мир сотворялся, богиня приступает к созданию Солнечного младенца, которого она сама воспринимает как своё высшее творение.

«Сегодня явится величайший бог. Когда открывает он глаза свои, рождается Свет, когда закрывает он их, возвращается Тьма. Будут рождены люди из слёз его и боги из слюны уст его. Сотворю я его сильным моею силой. Создам его блистающим моим блеском. Сделаю его могучим моею мощью. Ибо он мой сын, вышедший из меня, и будет он царём земли навечно. Стану я защитой его и буду держать его в руках, чтобы ничто не коснулось его. Скажу я вам имя его: будет он Солнце-Хепри на заре, будет он Атум вечером, будет он богом, сияющим в вечности в этом имени его Ра день каждый». Это фрагмент «Создания мира» из текстов храма богини Нейт в Эсне.

А дальше происходит совершенно поразительное явление, которое является очень важным для понимания египетского мира богов. Дело в том, что сущность Матери богов столь велика, что Солнечный младенец – Великое Солнечное божество – то самое божество, перед которым встанет задача создать узнаваемый нами мир, другой, отличный от мира Несотворённого, в котором уже существует Богиня-мать, он был слишком маленьким, ущербным по отношению к своей матери. И текст говорит о том, что когда Солнечный бог сидел на коленях своей матери, он видел только её колени. Он не был способен осознать ту грандиозную силу, которая его сотворила. В этот момент Солнечный младенец начинает рыдать, откидывая слёзы, и из этих слёз рождаются люди, задача которых из тьмы, которая за спиной Солнечного бога, перейти в свет, который находится перед его ликом. Точно так же он начинает сосать молоко из груди Матери богов, и из его слюны в изобилии рождаются боги, духи, и этот момент сотворения, с одной стороны представляется красивой гармоничной сценой – Мать, которая творит Вселенную.

С другой стороны этот момент уже содержит в себе гнев Матери богов, потому что видя слёзы своего собственного Солнечного младенца, она понимает, что тот мир, который сотворён, он уже мал, ущербен и не столь совершенен, как та сила, как то могущество, которое есть в ней самой. В этот момент Мать богов в гневе сплёвывает в бездну, и в бездне этот плевок трансформируется в Великого змея хаоса Апопа, с которым Солнечный бог будет биться каждую ночь внутри каждого ежедневного суточного цикла в середине ночи для того, чтобы время не остановилось и существование Космоса продолжалось». [P.125.17]

 

 
     
 

Dr. Fekri Hassan, Institute of Archaeology, University College, London: «Процветание Египта зависело от уровня разлива Нила и его сроков. Иссякни в Египте вода, египетской цивилизации настал бы конец».

Река была жизненно важна не только для земледелия, но и для возведения пирамид. Камни для пирамид приходилось перевозить из карьеров, удалённых на сотни километров. Здесь у подножия пирамиды Сахура, предшественника Пепи Второго, Хасан нашёл свидетельства соглашения между божественным фараоном и его народом, священное обещание вызывать разливы каждый год, чтобы пополнить запасы и поддержать царство.

Dr. Fekri Hassan: «Чернозём поймы Нила, грунт, который приходит из Эфиопии представляют эти тёмные камни, так что это более-менее образ долины и ила, которые дают жизнь. А пирамида – это символ роли царя и возобновления плодородия Нила каждый год». [T.12.VIII]

 

…о Древнем Египте сказать можно немало, но первое, что следовало бы отметить – его отличие от других регионов. Во-первых – очень удачное географическое местоположение, и главный его козырь – Нил.

Dr. Aidan Dodson, University of Bristol: «Часто Египет называют «Даром Нила», ведь без Нила Египта не было бы. Лишь четыре процента территории Египта пригодны для земледелия. В древние времена даже эту малую часть территории можно было возделывать лишь благодаря ежегодному разливу Нила».

Вскормленные чудесной рекой, отделённые от остального древнего мира пустыней и морем, египтяне были подобны жителям отдалённого острова – консервативными самодовольными ксенофобами – которых, всё же, интересовал остальной мир. Нововведения – от гончарного круга до обработки металлов – здесь приживались медленно. Египет представлял собой сердце Каменного века в теле Бронзового. [T.13.CX.1]

 

 
     
 

Медленно поднялся чернобородый фанатического вида индиец с бирюзовым украшением в тюрбане. Едва дослушав перевод Витаркананды, он склонил набок голову и быстро заговорил по-английски:

Как смеем судить высшие силы и высший разум нашим бедным, ограниченным чувствами, рассудком? Детская выходка, не более!

– Детство человечества – это склоняться перед тем, что вы зовёте высшими силами! – энергично возразил Гирин. – Неужели нельзя понять, что поставивший эксперимент не участвует в процессе, ему важен только результат, по которому он судит об успехе. Тем самым он не может ни на мгновение стать наравне с теми, кто страдает и гибнет в жестоком процессе. Потому он нацело лишён права судить, стоит ли игра свеч. Только мы, дети человеческие, можем понять, оценить и решить, правильно ли происходит процесс. Мне кажется, что неправильно, и мы его или исправим, или погибнем!

– Ужасное кощунство для индийца слышать такие вещи, – нахмурился даже Витаркананда.

– Разве уважаемым слушателям неизвестна древняя индийская легенда, сохранившаяся в традициях брахманизма, об узурпации Брахмой творческого процесса вселенной? – спросил тихо Гирин.

Иван ЕФРЕМОВ [B.107.1]

 

 
     
 

Дмитрий УШАКОВ, доктор психологических наук, Институт психологии РАН: «Настоящее Творчество не рождается из Порядка. Для того чтобы возникло нечто новое, необходимо сочетание Порядка с Хаосом. Но это может происходить в том случае, когда человек находится между Порядком – способностью создать упорядоченную систему, – и Хаосом. И в этом проблема, с которой сталкиваются люди, которые творят: они должны жить в беспорядке, и из этого беспорядка создавать Порядок. Это очень трудно, и в этом плане творчество есть очень большая нагрузка для человека, нагрузка такая, личностная, которую достаточно трудно пережить». [T.2.XLI.1]

 

 
     
 

Три миллиона лет назад далеко в Индийском океане из огромного туманного облака показалась верхушка голой скалы. Однако и здесь, вдали от всего, чудесным образом появилась жизнь, как должно быть, это происходило раньше в других уголках Земли.

Этот остров, первыми завоевателями которого стали животные и растения, прибывшие из дальних краёв, очень молод по сравнению с возрастом планеты. На когда-то безжизненных склонах спящего вулкана сегодня можно увидеть непохожие друг на друга пейзажи, разнообразие которых позволяет проследить процесс возникновения этого райского уголка, созданного природой.

Реюньон – этот остров в океане – таит в себе настоящую лабораторию жизни, раскрывающую непрерывную эволюцию природы. Возможно, здесь хранится секрет образования экосистемы и невероятно тонких процессов, отвечающих за сосуществование животных и растительных видов.

К юго-западу от африканских берегов, в восьмистах километрах от Мадагаскара, находится Маскаренский архипелаг, состоящий из трёх островов. Это Родригес, Маврикий и Реюньон. Остров Реюньон родился от «союза Огня и Океана», он вынашивался в сердце нашей планеты. Именно в этом месте когда-то со страшным грохотом Земля извергла свои недра. Всё начиналось на глубине четырёх тысяч метров в процессе вулканической деятельности «горячего пятна». Когда в чреве Земли давление магмы поднимается, под земной корой образуется «горячее пятно». И, наконец, кора трескается. «Горячее пятно» неподвижно, а океаническая плита движется. Огненная магма вырывается из под неё в нескольких местах, и образуется цепь вулканов.

Подобно своим гавайским собратьям, реюньонские вулканы принадлежат к эффузивному типу: их называют «красными вулканами», в отличие от «серых вулканов» эксплозивного типа. Излияние лавы из глубин лежит в основе большинства океанических образований этого региона – от самых недавних, таких как острова Реюньон и Маврикий, – до самых старых, таких как Мальдивы, или магматические горные породы Индостана: все они дети одного и того же «горячего пятна». В то время, как самые старые вулканы сместились к северу и удалились от «горячего пятна», более молодые, такие как Реюньон, по-прежнему находятся рядом с ним.

Подводное формирование Реюньона началось в глубине океана пять миллионов лет назад. Через два миллиона лет новая девственная земля, наконец, появляется над поверхностью воды. В результате серии подводных излияний лава, охлаждаясь, застывая и наслаиваясь поверх старых слоёв, постепенно поднимается к небу. Пока Питон-де-Неж (фр. Piton des Neiges) потихоньку смещался к северу, на его юго-восточном склоне пятьсот тысяч лет назад появился Питон-де-ла-Фурнез (фр. Piton de la Fournaise). Этот вулкан погружается в море, затем многократно разрушается, каждый раз возрождаясь снова.

Тем временем, в результате последней взрывной фазы магматическая камера «Снежного пика» разрушается, образуя три огромных цирка.

Раз в полтора года Питон-де-ла-Фурнез изливает огненные потоки на свои чёрные склоны. Исключительность Реюньона в том, что это настоящий остров: он никогда не был связан ни с одним континентом он, по-прежнему, эволюционирует, вибрируя в ритме извержений. Его очертания меняются, то сморщиваясь, то растягиваясь, а поверхность всё время растёт, постоянно отвоёвывая территорию у моря.

Словно две раскрытые книги по истории Земли, эти два колосса рассказывают тем, кто умеет их читать, о прошлом острова, а, возможно, и всей нашей планеты. Из их пепла родился райский сад – мозаика биотов, изобилующая удивительнейшей флорой и фауной. Лавовые потоки, наслаивающиеся один на другой, могут быть свидетелями зарождения экосистемы.

Когда неистовство «огненного дракона» иссякает, а слёзы его остывают, образуется минеральная оболочка: жизнь, наконец, может пускать свои корни.

Prof. Dominique Strasberg, l'Université de La Réunion: «Это совсем недавний лавовый слой – ему всего два-три года – но он уже покрыт колонией лишайников. У этого лишайника два способа распространения на большие расстояния – спорами или фрагментами – он способен производить микроколонии, которые разносятся воздушными течениями. Затем они падают на поверхность земли, на новый субстрат, и такие, как едва остывшая лава. Лишайник – это два организма, живущие вместе – это симбиоз между водорослью и грибом. Водоросль, благодаря фотосинтезу использует световую энергию, поставляя запасы углерода, гриб разлагает базальт и приносит минералы и питательные элементы».

Появление этих микроскопических пионеров, пускающих серебристые ростки на обожжённых скалах, играет основную роль в возникновении будущего биоразнообразия. Они подготавливают почву к прибытию новых поселенцев, которые, в свою очередь, займут место на скалах и будут спокойно развиваться. Вырастают мхи и образуют мягкое гнездо – растительный кокон, – который позволяет укорениться здесь более развитым растениям.

Dr. Claudine Ah-Peng, Université de La Réunion: «У мхов нет ни корней, ни проводящей системы, то есть, они добывают все питательные элементы и воду через листья. Затем они образуют первый слой органической материи, который позволит здесь жить другим растениям. Они будут прибывать, сменяя друг друга».

На земле, вдоль потоков остывшей лавы, вслед за лишайниками и мхами приходит новая волна растений – папоротники. В истории эволюции это опасные и замечательные авантюристы. Прямые потомки водорослей – они начали осваивать землю триста миллионов лет назад. Чтобы приспособиться к жизни на воздухе, им пришлось видоизменяться – расти в высоту с помощью стеблей, питаться с помощью корней, ловить свет с помощью листьев.

Когда папоротники появляются на острове, они сосуществуют вместе с первыми поселенцами – мхами и лишайниками – иногда среди них вырастает несколько более мощных кустов, таких как агаурия.

Prof. Dominique Strasberg: «По-креольски агаурию называют «гуаде рамбар». Стоит ей укрепиться в трещинах лавы, и она может достичь довольно значительной высоты. Это необычайно – видеть дерево, выросшее на недавнем потоке лавы одновременно с растениями-пионерами – мхами, лишайниками и папоротниками. Поэтому у агаурии очень оригинальная роль в этих местах – она будет служить насестом для лесных птиц, пролетающих над этими лавовыми потоками. Севшая на дерево птица вместе с помётом или отрыгнутой пищей оставит у его подножья десятки семян лесных растений. И, мало по малу, у подножья агаурии проклюнутся росточки других лесных деревьев».

…природе требуется всего несколько месяцев, чтобы завоевать эту девственную и негостеприимную магму, и десять лет, чтобы первые мхи и лишайники превратились в постоянный покров. И только через тридцать лет этими местами завладевают большие папоротники.

Prof. Dominique Strasberg: «…это доминантная ступень: здесь мы видим два вида папоротников – «нефролепис обрупта» и «ликроноптерис неарис». Покрыто сто процентов площади. Мы находим оба вида агаурии, и ещё два вида, занесённые птицами».

Большие папоротники растут настолько густо, что практически не пропускают света к земле. Другим видам растений, не поселившимся здесь ранее, трудно пробиться.

…однако, в конце концов, папоротники проиграют в этой «игре света и тени».

Prof. Dominique Strasberg, l'Université de La Réunion: «Над ними уже поднялись молодые деревья, которые присутствовали на первой стадии. Они начинают образовывать лесной свод. Они воспользуются этой влажностью и питательными веществами, и когда лесной свод начнёт формироваться, солнцелюбивые папоротники будут постепенно исчезать».

Всего через два-три века растения-пионеры, создающие условия для поселения здесь деревьев, исчезнут, уступив место необычайно разнообразной растительности. Нужно около ста лет, чтобы перейти от чисто минеральной среды к небольшим деревьям, чьи верхушки достигают семи-восьми метров. Всего за триста лет образуется лес.

Сегодня на маленькой территории Реюньона насчитывается более восьмисот видов цветковых растений и двести тридцать видов папоротников.

Когда всего три миллиона лет назад остров появился из воды, уже весьма разнообразная флора и фауна планеты путешествовала морскими и воздушными путями. Приблизительно семьдесят процентов «завоевателей» прибыло сюда из Африки и с Мадагаскара, двадцать процентов – из Азии, и десять процентов из Австралии. Семена путешествовали в зобах или в оперении птиц, яйца или животные приплывали по воле морских течений на плотах из поваленных деревьев. Но в океане с регулярными штормами и циклонами большинство колонистов было занесено сюда ветром: в этом районе Земного шара мощные стихии с ветрами, достигающими скорости трёхсот километров в час, могли поднять и унести лёгкие семена на большие расстояния. [T.10.CDXVI.1]

 

 
     
 

Никита ПЕТРОВ, кандидат филологических наук, фольклорист, старший преподаватель лаборатории фольклора РГГУ: «…интересная штука, связанная со словом «фетиш» и «фетишизм». Это понятие претерпело буквально несколько этапов изменения: первое – кажется, это слово ввели впервые португальцы, которые попали в Африку южнее Сахары. И они увидели как люди, как тогда писали, «обожествляют» любой предмет – это мог быть и камень, и кусочек щепки – взятый, практически с пола. Дальше она получила такое институциональное и культурное, научное обоснование в работах восемнадцатого века, был такой голландский исследователь (Шарль) де Брос, который просто ввёл понятие «фетиш» в науку. Дальше оно потихонечку развивалось, получилось понятие «фетишизм». Дальше стали вводить понятие «анимизм», «тотемизм». И, так, у нас сложилась некоторая картина, скорее, «научный конструкт» картины мира. И этот научный конструкт подразумевал анимизм, фетишизм, тотемизм, как некоторые дорелигиозные верования, которые были характерны для первобытных обществ». [P.124]

 

factīcius, a, um [factus II] 1) искусственный, искусственно приготовленный, неестественный (color, gemma PM); 2) грам. звукоподражательный (nomen, verbum). [B.32]