ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

АРКАН I

АРКАН II

АРКАН III

АРКАН IV

АРКАН V

АРКАН VI

АРКАН VII

АРКАН VIII

АРКАН IX

АРКАН X

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

СБОРНИК

 

 

 
 

АРКАН IX. Protectores (2); Initiatio; Prudentia; Lux Occultata или Lux in Occulto; Отшельник (l' Ermite); Наука Победителя; Иероглиф.

   

Мать императора Константина святая Елена нашла на Голгофе Крест Распятия и Копьё, тем самым положив начало поклонению реликвиям. [T.10.XLVII]

 

Prof. John P. Jackson, University of Colorado at Colorado Springs: «поскольку христианство началось в гробнице Христа». [T.10.LXXXIX.1]

 

Rev. Dr. Jerome Murphy-O'Connor, Professor of New Testament at the École Biblique in Jerusalem: «Для человека первого века носить крест на шее было бы всё равно, как если бы кто-то сейчас носил электрический стул. Это было отвратительно. Это был символ страданий. Только когда распятия прекратились, человеческое воображение смогло перейти от реальности к символу». [T.22.II]

 

 
   

Dr. Claire Pfann, M.A., Graduate Theological Union, Chair, Division of New Testament and Early Christianity, University of the Holy Land: «В античности Иерусалим был уникальным храмовым городом, крупным поселением, где Храм служил центром разнообразной деятельности, что являлось залогом экономического и политического роста. Евреи из земли Израиля совершали паломничество в Иерусалим иногда по три раза в год. И евреи из диаспоры, то есть жившие в других странах, тоже стремились попасть туда. Но город интересовал не только евреев: представители других народов часто пускались в нелёгкие и опасные путешествия, чтобы увидеть Храм Ирода Великого».

Dr. Oleg Grabar, Institute for Advanced Study, Princeton University: «Иерусалим не славился ремёслами: здесь не производили ничего кроме сувениров для паломников. Это был набожный город и, весьма вероятно, довольно скучное место, где почти ничего не происходило. Сохранились удивительные рассказы паломников. Они всё время молятся, переходят из одного места в другое, в третье, и в каждом молятся. А кто-то должен был готовить им еду, предоставлять кров, держать постоялые дворы и так далее, и так далее».

Что заставляло людей отправляться в паломничество?

Prof. Frank E. Peters, New York University: «Они мечтали испытать радость присутствия в Святой Земле. Они читала и ней, слышали рассказы, всем христианам с самого детства говорили о ней в церкви, – они слушали чтение евангелий. И добравшись сюда, они испытывали ни с чем несравнимую радость, что достигли, наконец, цели. Людей во всё время охватывал трепет, когда они оказывались в месте, где произошли исторические события». [T.10.CXXXVI]

 

Prof. Bernard McGinn, University of Chicago: «Представьте, как появляется фигура Антихриста и, подобно магниту, притягивает к себе несопоставимые тексты и образы. Смешиваясь друг с другом, они превращаются в настоящую легенду, которая сама по себе не присутствует в писаниях. По мере того, как христиане начинают осознавать значимость Иисуса как бога на земле, для них также всё яснее прорисовывается образ главного врага человечества, который следует за ним тенью». [T.11.VI.9]

 

 
     
 

Длинный караван верблюдов двигался через пустыню. Драгоценнейшим грузом его было тело покойного. Менас(Menas, Мина Котуанский) – так звали усопшего, был христианским мучеником. После смерти он творил истинные чудеса.

В глубине египетской пустыни караван остановился: верблюд, который вёз прах святого, не хотел идти дальше. Здесь сопровождающие и похоронили Менаса. Согласно легенде, с четвёртого века его могила превратилась в место паломничества. Возникший здесь город Менас (Абу-Мена) стал одной из важнейших чудотворных святынь Раннего Средневековья. Сотни паломников собирались ежедневно на огромной площади. Обессиленные, брели они по мостовой к святой могиле, надеясь, что один только взгляд на неё сотворит чудо. Слепые, прокажённые, больные – тысячами шли они в город, заполняя гостиные дома.

Святой совершил и экономическое чудо в этом городе: в лавках на краю площади торговцы продавали иконы и глиняные сосуды с изображением Менаса.

В десятом веке город опустел, он был разграблен, сожжён, засыпан песком. Потом город откопали, и ЮНЕСКО объявило его «Памятником культуры». [T.10.XI.9]

 

Среди невысоких пологих холмов северо-западной Англии подобно серой скале высится собор Дархэма. Его восточный клирос увенчан огромной розой с двенадцатью лепестками. Изнутри она сияет подобно Солнцу: для человека средневековья это символ Христа – Света Мира, которому подчинено всё. А церковь – путеводитель к этому Свету.

Размеры собора поражают: он также похож на крепость, как и на церковь. Этому есть причина: построенный девятьсот лет назад, он хранит сокровище. Более тысячи лет назад монахи принесли его сюда – останки святого Касберта (Кутберт Линдисфарнский, англ. Saint Cuthbert). Здесь они должны были, наконец, обрести покой.

Подобно громадному ковчегу стоит собор на скале высоко над рекой Вир. Омываемая с двух сторон скала похожа на полуостров.

Вознеся церковь над городом, скала служила ей надёжным укрытием. Именно такого укрытия искали монахи. Почти двести лет подряд переносили они мощи святого Касберта с одного места на другое из страха перед набегами викингов. Их скитания начались с Линдисфарне (англ. Lindisfarne), – маленького островка у северных берегов Англии, почти у шотландской границы. Холи-айленд (англ. Holy Island) называют его сегодня. Остров, до которого во время отлива можно дойти вброд, таит необъяснимое очарование.

В 635-м году монахи основали здесь первый монастырь. Очень скоро он становится центром духовности и культуры северо-восточной Англии. О расцвете того времени рассказывают руины.

В конце седьмого века отшельник Касберт, известный своим благочестием, посвящается в епископы острова. Крайне неохотно принимает он этот сан. Но через два года освобождается от тяжкой ноши – умирает. Спустя десять лет его тело решают перезахоронить, и, оказывается, оно не тронуто тленом. Для людей это знамение: их почитание Касберта угодно небу. Линдисфарне становится самым знаменитым местом паломничества в Северной Англии.

С паломниками приходят деньги. Это не скрыть от викингов: они нападают на монастырь. Обращаясь в бегство, монахи забирают с собой мощи Касберта, тем самым исполняя его волю: «Не оставляйте меня здесь, если покинете остров».

В Дархэме монахи наконец чувствуют себя в безопасности. Для погребения Касберта они строят на скале так называемую «Белую церковь». Её освятили в 999-м году. Через сто лет она была разрушена норманнами.

После окончания баталий необходимо было создать собственное королевство. Всё должно было стать новым, в том числе и церкви. Собор в Дархэме и есть воплощение этой воли. [T.10.XI.10]

 

 
     
 

Тысячи людей приходили сюда, надеясь на чудо, и чудеса были многочисленны.

Prof. Robert Bartlett, St Andrews University: «То, что мы сегодня воспринимаем как совпадение в Средние века рассматривалось как нечто чудесное. Если болела нога или зуб, люди отправлялись в паломничество, чтобы молить об исцелении. Им становилось лучше, и это рассматривалось как свидетельство Божественного Промысла»

Средневековое паломничество было целой отраслью: деньги, вырученные от продаж значков и сувениров, текли рекой. В храмах оставались и пожертвования.

А где деньги, там и взятки, и, даже, подлоги.

Приблизительно в 1270-м году был похоронен очень уважаемый монах Уолтер из Сент-Эдмунда.

Prof. Robert Bartlett: «Однажды к одному из монахов пришёл человек и сказал, что он бы мог их обогатить, если они пожелают. Кода его спросили «Как?», он ответил, что у монаха Уолтера была репутация безгрешного человека. Если у его могилы произойдёт несколько чудес, это принесёт монахам неплохой доход».

Когда монахи поинтересовались, как может чудо произойти без Веления Божьего, у человека уже был готовый ответ. У него в подчинении было двадцать четыре человека, которые могли сотворить любое чудо. Он посылал их во многие места Англии чтобы за деньги творить чудеса.

Не смотря на такие примеры продажности и мошенничества, власть церкви над средневековыми умами всё равно оставалась сильной: Слово Церкви было Словом Бога. Она могла отпустить грехи, могла оградить от Сатаны, и даже могла отправить на войну. [T.13.XVIII.2]

 

…чудо святого Януария вызывает недоверие и насмешки у скептиков, но было бы странно, если бы такие явления всех делали верующими.

Но нельзя не заметить какое важное значение имеют «чудесные события» в истории и формировании Европы. Такое явление как «общественное чудо» громко говорит о том, что подвижники давно прошедших веков живы и сегодня, они продолжают участвовать в судьбе своих соотечественников, и небезразличны к их бедам и нуждам. Без этой «неизвестной Европы», сокрытой в христианских святынях, невозможно написать духовную историю европейской цивилизации.

В русском языке слово «чудо» имеет общий корень со словом «чуять», то есть – чувствовать, слышать – иначе говоря «имеющий уши, да услышит». [T.10.CCCLXIV.2]

 

 
     
 

СТО ЛЕТ НАЗАД: НАУКА И ЖИЗНЬ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Религиозные реликвии

История Средних веков даёт много примеров споров между монастырями и церквами за обладание реликвиями, ибо туда, где хранятся самые известные мощи и другие реликвии, всегда велик поток паломников, оставляющих в монастыре значительные средства. Известно, что аббат Марроль, прикладываясь в Амьенском соборе к мощам головы Иоанна Крестителя, воскликнул: «Благодарение Богу, это уже пятая или шестая голова Крестителя, к которой я прикладываюсь в своей жизни!». Л. Лоланн опубликовал список всех католических реликвий, из которого видно, до какой степени заблуждения можно дойти. Если судить по этому списку, то у св. Андрея было 5 туловищ, 6 голов, 17 рук и ног, у Иоанна Крестителя 10 голов, у св. Георгия 30 туловищ, у апостола Луки 8 туловищ и 9 голов и так далее. Гвоздей, которыми Христос был прибит к кресту, хранится в разных местах более 200.

«Библиотека для саморазвития», 1907 г. [A.149]

 

Андрей КУРАЕВ, диакон, профессор Свято-Тихоновского православного богословского института: «Для самой Католической церкви в девятнадцатом веке в Туринской плащанице не было ничего особенного: одна из многих святынь, где-то между пузырьком, в котором хранится кусочек «Тьмы Египетской» и бутылочкой с молоком Божьей матери». [T.3.III]

 

В Средние века были сфабрикованы сотни фальшивых реликвий якобы времен Иисуса. Достаточно перечислить реликвии, хранящиеся в соборах Европы, и каждому станет ясно: вероятность того, что кости трёх волхвов подлинные крайне мала. Париж – Терновый Венец с головы распятого Иисуса. Рим – пуповина Иисуса, Axeн (Aachen) – пелёнки Иисуса, Трир (Trier) – плащ Иисуса, Брюгге (Bruges) – сосуд с Его Кровью. В одной только Франции три города утверждают, (Amiens, Nemours Saint Jean d¢Angely) что владеют головой Иоанна Крестителя. Но всё это средневековые реликвии, они появились не ранее восьмого века. [T.12.LXIV.1]

 

Светлана ЛУКАШОВА, кандидат исторических наук: «С точки зрения христианского богословия, подобная святыня обладает собственной волей: если она захочет, она появится. И в этом смысле искать мощи святого Матфея – вещь, в общем, граничащая с богохульством. Поэтому если она захочет, она проявит себя» [T.10.CLXXX.1]

 

 
     
 

spat(h)ula, ae f [demin. к spatha] пальмовая ветвь Vlg. [B.32]

 

spatha, ae f (греч.) 1) ложечка или лопатка для размешивания СС; 2) тонкая деревянная пластинка для уплотнения уткá на вертикальном ткацком станке Sen; 3) широкий обоюдоострый меч Т; 4) черешок пальмового листа РМ; 5) кокосовая или финиковая пальма PM, Scr. [B.32]

 

I spatula v. l. = spat(h)ula.

II spatula, ae f (греч.) изысканность, нега, роскошь Vr (v.l.). [B.32]

 

 
     
 

1 - 2 - 3

ДАЛЕЕ