ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН XIII. Immortalitas; Permanentia in essentia; Смерть 3 (Mors); Mors et Reincarnatio; Transmutatio energiae; Transmutatio viriam; la Faux (Коса); Иероглиф (фигура женщины, в качестве посредницы по трансформации плана жизни).

   

I occāsus, a, um part. pf. к occĭdo II. [B.32]

II occāsus, ūs m [occĭdo II] 1) заход, закат (lunae ortus occasusque Mela): o. (solis) rhH, Cs etc. заход солнца, вечер; praecipĭti in occasum die T когда день клонился к вечеру; 2) запад (ab occasu V; in occasum V): inter occasum solis et septentriones Cs на северозапад(е); 3) падение, гибель, конец (senectus o. vitae Sen; o. interitusque Trojae V); кончина, смерть (alicujus C); 4) арх. ( = occasion ) случай, повод (o. tempusve Enn). [B.32]

 

quassātio, ōnis f [quasso] 1) потрясание, качание L, Sen, Macr; 2) удары (cymbalorum Eccl); 3) моровое поветрие, мор Vlg. [B.32]

 

I cōn-sanguineus, ī m [sanguis] кровный (близкий) родственник (fratres consanguineique Cs); брат: c. Leti Sopor V Сон, (родной) брат Смерти. [B.32]

*

dormītio, ōnis f [dormio] (тж. d. somni Hier) сон (дремота) Vr, Vlg, Ecct; перен. успение, смерть Eccl. [B.32]

 

 
     
 

«Ни то, что предшествует смерти, ни то, что за ней следует, не является её принадлежностью». Монтень

Ещё в глубокой древности люди пытались оживить умершего человека. В античной Греции считалось, что тело можно вернуть к жизни, если прижечь его раскалённым железом, доколумбовы индейцы вдували в рот и ноздри умершего табачный дым. Древние иудеи, увидев, что человек умирает, начинали истошно кричать. Этими воплями они надеялись отпугнуть смерть и XX век подтвердил, что, действительно, таким нехитрым методом в первые секунды можно иногда пробудить мозг. Даже в Библии встречается упоминание об оживлении с помощью вдувания воздуха в лёгкие. Этот способ успешно применяется и сегодня: искусственное дыхание неотъемлемая часть современной реанимации. Основатель науки об оживлении человека наш соотечественник В. А. Неговский. В 1936 году он обратился к председателю Совнаркома с идеей открыть лабораторию, которая будет изучать проблему восстановления «жизненных процессов при явлениях, сходных со смертью». Учёный впервые разделил смерть человека на клиническую и биологическую. До него она определялась по факту остановки сердца и дыхания. А между тем сей момент не столь скорбный мозг ещё не умер. Промежуток между остановкой сердца и смертью мозга крошечный, но он отпущен нам природой и даёт шанс вернуть человека к жизни. Что же такое клиническая смерть (КС)?

В своей книге «Жизнь после смерти» Р. Моуди описал 150 случаев, когда люди, побывавшие в состоянии КС, хорошо помнили и то, что происходило с ними, и те предсмертные видения, которые посетили их в роковые секунды. Моуди всё же считал, что пациенты, рассказывая о своих ощущениях внетелесного существования, не могли быть правдивы до конца, потому что в силу иной природы «того света» невозможно адекватно передать пережитое земными словами, которые являются лишь жалкими аналогиями или метафорами.

Автор различает 11 стадий умирания и возвращения из «подземного царства»: остановка всех физиологических функций организма (причём умирающий ещё успевает услышать слова врача, который констатирует летальный исход); нарастающие шумы; умирающий выходит из тела и с большой скоростью несётся по тоннелю, в конце которого виден свет, иногда светоносное существо; перед умирающим проходит вся его жизнь; он встречает умерших родственников и друзей; в какой-то момент возникает ощущение границы, из-за которой уже невозможно вернуться в тело; остановившись на ней, умирающий «усилием воли» или иногда против воли возвращается в тело.

Большинство пациентов, опрошенных Моуди, христиане. Поэтому сверхъестественное толкование этих видений вполне соответствует их вере в то, что Бог существует, а наша душа бессмертна. Но Моуди приводит и другие объяснения, претендующие на научные.

Известно, какие немыслимые галлюцинации посещают тех, кто употребляет сильнодействующие наркотики. Американские исследователи предположили: психоделики вызывают состояния, похожие на то, что ощущают больные, пережившие КС. Это, по их мнению, доказывает, что в подсознании любого человека существуют матрицы подобного опыта ощущения внетелесного существования, то есть посмертные видения записаны в нашем подсознании, как фильм на кассете. Когда срабатывает «включатель», то бишь «выключатель» сердца и дыхания, появляется изображение с «видеоленты».

Моуди приводит и точку зрения физиологов: в состоянии КС прекращается снабжение мозга кислородом, и наблюдаемые видения у тех, кто «выходил из тела», это последняя защитная реакция умирающего мозга.

Неврологи проводят аналогию между смертными видениями и ощущениями при некоторых неврологических заболеваниях.

С. ЧЕЧИЛОВА [A.35]

 

 
     
 

Prof. Lance B. Becker, University of Pennsylvania, Emergency Medicine: «Бывает момент, когда человек по большей части мёртв, и бывает момент, когда человек совсем мёртв. За последние годы нам удалось выяснить, что смерть не наступает в одно мгновение: смерть – это процесс. И это один из рубежей в нашем понимании баланса между жизнью и смертью. В том, что касается смерти, нет чётких границ. Сейчас у нас есть доказательства того, что когда сердце человека останавливается, органы и ткани могут пребывать в своего рода псевдомёртвом состоянии, по крайней мере несколько часов. И для нас это очень важно: ведь если это на самом деле так, если смерть не какой-то конкретный момент, то, вероятно, её можно изменять, и можно отодвинуть эту границу».

Prof. Leonard Hayflick, University of California, San Francisco: «Смерть клетки – абсолютная необходимость не только для жизни, но и для того, чтобы процессы развития шли нормальным путём. Если бы наши клетки за время нашей жизни не умирали, и мы сохраняли их все, тогда бы мы весили пятьдесят миллионов метрических тонн».

Prof. David Hovda, Director, UCLA Brain Injury Research Center: «В случае мозговой смерти всё отключается, как будто кто-то поверну рубильник и отключил питание. В мозгу нет никакой активности, никакого кровотока, и нет никакой возможности вернуть его к жизни».

…что умереть, это значит потерять то, что делает нас людьми.

Dr. James J. Hughes, Bioethicist, Trinity College, Executive Director of the Institute for Ethics and Emerging Technologies: «По моему определению, смерть – это невосполнимая утрата непрерывного потока информации в нашей личности. Мы – это совокупность воспоминаний, чувств, опыта, навыков, и когда мы теряем большую часть всего этого, когда это невозможно восполнить, тогда мы становимся мёртвыми. И не важно, бьётся ли ваше сердце, работают ли лёгкие, следят ли ваши глаза за движением в комнате – всё это не существенно. Важно есть ли ещё что-то у вас в голове. Есть люди, которые, как и я, полагают, что многих людей, которые находятся в устойчивом или постоянном вегетативном состоянии следует считать мёртвыми, как и в случае с мозговой смертью. Думаю, с этической точки зрения мозговая смерть и устойчивое вегетативное состояние – это одно и то же».

Prof. David Hovda: «Во многом смерть – это вопрос вашей философии: кто-то скажет, что этот человек мёртв, а другой считает его живым. Это суть нашей полемики».

Mary Roach, Author «SPOOK: SCIENCE TACKLES THE AFTERLIFE»: «Есть два подхода к толкованию предсмертного опыта, два разных объяснения. Либо это связано с умиранием мозга и отсутствием кислорода, и тогда это чисто органическая причина. Либо мы действительно покидаем своё тело, и отправляемся в какое-то другое измерение».

Dr. Sam Parnia, School of Medicine, University of Southampton, Author «WHAT HAPPENS WHEN WE DIE»: «Один из самых интересных факторов этого опыта, это то, что он очень типичен».

Mary Roach: «Основные элементы повторяются вновь и вновь».

Dr. Sam Parnia: «Похоже люди переживают нечто сходное».

В семидесятых и восьмидесятых годах двадцатого века возможный ответ на вопрос о причинах предсмертных переживаний был получен из необычного источника.

James E. Whinnery, M.D., Ph.D., Major General, US Air Force (Retired): «У ВВС США были новые самолёты F-15 и F-16, они могли выдерживать высокое ускорение и перегрузки. Мы работали над усилением выносливости пилотов, чтобы получить преимущество в бою. Вращение в центрифуге аналогично выполнению высокоскоростных манёвров на самолёте, когда величина «G» за одну секунду увеличивается от «одного» до «девяти». То есть вы весите девяносто килограммов, менее чем за секунду ваш вес увеличивается до восьмисот десяти килограммов».

При таких перегрузках пилоты теряли сознание, – ускорение не позволяло крови добраться до мозга. Этот результат не вызвал удивления, но затем начались странные вещи.

James E. Whinnery, M.D., Ph.D., Major General, US Air Force (Retired): «Помимо всего прочего мы выяснили, что пилоты видели яркий свет, видели родственников и друзей, знакомые сцены. Они как бы покидали своё тело, находились над собой, смотрели на себя сверху».

Виннери и его пилоты были на короткое время лишены кислорода, но они не были присмерти. Эксперимент Виннери оказался очень важным: он убедительно подтвердил то, что предсмертные переживания, не какое-то мистическое явление, а результат экстремальной нагрузки на мозг.

Prof. David Hovda: «По мере приближения к смерти, мозг начинает функционировать только в тех областях, которые крайне важны для выживания. Всё ближе к стволу мозга. А это очень маленькая и примитивная часть мозга. И если задействовать зрительную зону коры, заднюю часть головного мозга или верхние холмики, которые считаются частью ствола мозга, то вы увидите только свет. Обычно, когда мы видим свет, а вокруг нас тьма, то нам кажется, что это туннель. И нас влечёт к нему, потому что мы млекопитающие, – нас влечёт к свету. Это как в наших снах. Наши сны это просто совокупность вспышек в Центральной нервной системе, и наш жизненный опыт помогает собрать из них своего рода картинки. Возможно, эти образы выглядят причудливыми, когда мы видим их во сне. И, скорее всего, тоже самое происходит с предсмертными ощущениями: когда вы пробуждаетесь от этого состояния, мозг начинает задействоваться полней. Если подумать, то вещи, наиболее глубоко укоренившиеся в вашем сознании, это ваш жизненный опыт. И воспоминания как раз являются частью опыта, поэтому вы говорите: «Да. Вся жизнь промелькнула у меня перед глазами». Меня беспокоит то, что пересказывая свою историю снова и снова, люди начинают на неё опираться, для них она становится реальностью. Это не значит, что у людей не бывает предсмертных видений, и это не значит, что эти ведения являются неточными или обманчивыми. Я думаю, что человеку просто свойственно размышлять об этом».

Mary Roach, Author «SPOOK: SCIENCE TACKLES THE AFTERLIFE»: «Осознание, по определению некоторых людей, это некоторая форма энергии. И если это так, то эта энергия будет существовать и после смерти. Но сможет ли эта энергия заказывать пиццу и говорить «Привет!», это уже другой вопрос. Но если наука когда-нибудь неопровержимо докажет, что наша душа после смерти покидает тело и отправляется в другое место, что она продолжает существовать, тогда окажется, что смерти нет. И что мы будем делать тогда?» [T.17.XVIII]

 

 
     
 

В организме среднестатистического взрослого человека постоянно возникают новые клетки, а погибает ежедневно порядка пятидесяти – семидесяти миллиардов. Старые клетки должны умереть не вызвав никаких воспалительных процессов. И именно П-53 отвечает за процесс программированной клеточной гибели – апоптоз – в переводе с греческого «листопад». Кроме того П-53 умеет бороться с раковыми клетками. А ещё П-53 умеет снижать концентрацию внутриклеточных соединений активного кислорода – вредоносных молекул, вызывающих старение, выделяющихся при жизнедеятельности клетки в митохондриях.

Пётр ЧУМАКОВ, доктор биологических наук, Институт молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта: «П-53 служит не только сохранности генома, его идентичности, но также способствует более долгому выживанию организма для того, чтобы пронести его генетическую информацию как можно дольше, то есть сохранить его на земле. Как можно сформулировать миссию вот этого гена? – Сохранение генетической идентичности каждой клетки организма любым путём – клеточной смертью, остановкой деления, улучшением условий этой клетки в организме, повышением её адаптированности к меняющимся условиям». [T.10.I.34]

 

 
     
 

Prof. Tony Walter, University of Bath: «На смерть, как на Солнце, не посмотришь прямо: нужен фильтр, чтобы смотреть через него. Это и делают похоронные ритуалы – дают нам фильтр, чтобы сквозь него смотреть на смерть».

…в нашей борьбе с целью понять и принять смерть, мы окружили её ритуалами. То, что для одной культуры нормально, в другой может быть под запретом.

Большинство главных мировых религий поддерживают идею бессмертной души – веру в то, что Дух после смерти продолжает существовать и переходит, либо в следующую жизнь, либо в Иной мир. Некоторые специалисты считают, что первые религии появились, отчасти, как способ объяснить тайну смерти.

Prof. Ariel Glucklich, Georgetown University: «Самые первые свидетельства религиозной жизни связаны со смертью и похоронами. Ранние археологические раскопки обнаруживали захоронения, в которых тела были уложены согласно ритуальной схеме. Это показывает, что смерть считалась ритуалом, ритуально значимым событием. И это связано с религией».

Prof. Elise Prebin, Harvard University: «Смерть становится табу, когда она скрывается. Чем общество более индустриально развито и современно, тем сильнее может быть запрет на тему смерти. Я думаю, чем общество более традиционно, тем в большей мере смерть является частью жизни».

Prof. Tony Walter: «Многие люди в современном западном мире гораздо меньше хотят обращаться с мёртвыми телами, чем люди в более традиционных обществах, потому что человек чаще всего умирает в больнице. В этом случае люди обращаются к специалистам, которые говорят: «Не волнуйтесь. Мы знаем, что вам сейчас очень тяжело. Предоставьте всё нам». По сути мы платим сотрудникам похоронных бюро за то, чтобы они «разобрались» с телом».

Prof. Stefan Timmermans, UCLA: «Процесс бальзамирования пытается придать красоту мёртвому телу, чтобы оно не выглядело пугающим. Придать телу видимость мирного сна, чтобы было ощущение, что человек умер без тяжёлых эмоций или плохих последствий для тех, кто остался».

…ортодоксальные иудеи и мусульмане рассматривают бальзамирование как надругательство над телом, а некоторые христиане считают, что оно ставит слишком большой акцент на физическом облике усопшего, а не на его душе. Другие считают процедуры, проводимые над телом умершего, попросту отвратительными. Эта реакция может быть обусловлена страхом заражения.

Prof. Stefan Timmermans: «Мысль о прикосновении к мёртвому телу обычно вызывает неодобрение, так как оно рассматривается как источник заразы. И это одна из причин, почему к людям, зарабатывающим на жизнь, например, подготовкой умершего к похоронам, относятся с подозрением, или считают их странными. Запрет на тему смерти становится порочным клеймом для человека подобной профессии».

Чикаго (Chicago)

Charles S. Childs Jr., co-owner of A. A. Rayner & Sons Modern Funeral Service in Chicago (Владелец похоронного бюро Чарльз Чайлдс, Чикаго): «Наша цель сделать так, чтобы их близкий человек выглядел, как будто он мирно спит».

Чарльзу и его помощнику Карнелу Оуэнсу платят за то, что большинство людей сочли бы ужасным: они прикасаются к мёртвым.

Чарльз бальзамирует трупы уже тридцать лет. Он очень хорошо знаком с общественным презрением, сопровождающим работу с мёртвыми.

Charles S. Childs Jr., co-owner of A. A. Rayner & Sons Modern Funeral Service in Chicago (Владелец похоронного бюро Чарльз Чайлдс, Чикаго): «Бывало, люди отказывались жать мне руку, когда узнавали, что я работаю в похоронном бюро и бальзамирую мёртвых. Иди они пожимали мне руку и говорили: «У вас совсем не холодные руки!» Мы не холоднокровные, мы не бессердечные, на самом деле, мы довольно сострадательные люди». [T.21.VIII.2]

 

 
     
 

Пятигорский Александр Моисеевич, кандидат философских наук, профессор Лондонского университета: «…вы же не можете созерцать что-то, что вы боитесь. Но страх необходим для того, чтобы преодолев его возбудить это созерцание. Потому что мы простые люди…

…если с нами ничего не происходит, то какого же хрена вообще думать?

Смерть – это необходимый объективный фокус концентрации мышления, которого мышление боится, и к которому оно тянется для реализации себя». [T.22.XV]

 

 
     
 

…в медицинской практике существует только один случай, когда подтвердить достоверность смертельного диагноза практически невозможно – это «мнимая смерть» или летаргический сон. Официальная медицина считает это тяжёлым заболеванием, но до конца объяснить этот феномен не в силах. Отличить «мнимую смерть» от настоящей довольно трудно: сердце уснувшего вместо обычных семидесяти-восьмидесяти ударов в минуту делает лишь два-три еле ощутимых. Дыхание сокращается до одного-двух вдохов в минуту. В нормальном состоянии человек делает шестнадцать-восемнадцать вздохов. Все функции организма замедляются приблизительно в двадцать-тридцать раз.

Виктор МАКАРОВ, доктор медицинских наук, президент Профессиональной психотерапевтической лиги России: «Когда проснётся организм, всегда отвечает строго мозг. А у человека, у которого не проснулся мозг, человек проснуться не может. Сначала начинают работать подкорковые ганглии мозга – ретикулярная формация, другие образования, затем – кора мозга, и человек просыпается».

В истории немало примеров, когда врач, не обнаружив признаков жизни у пациента, уснувшего летаргическим сном, диагностировал смерть. Тогда человека хоронили заживо.

Виктор МАКАРОВ, доктор медицинских наук, президент Профессиональной психотерапевтической лиги России: «Летаргический сон известен со Средних веков. А ведь тогда простых людей хоронили всех вместе: был просто ров, и туда бросали. В то время было очень принято, так скажем, в кавычках, грабить могилы. И, вот, были такие истории, что грабители приходят, а из под земли доносятся голоса. Более того, на кладбищах в ряде стран Европы были специальные «дома для воскресших», в этих домах была пища, была вода, была одежда…

За летаргический сон принимается длительный обморок: ну, это невозможно захоронить. Во-вторых, за летаргический сон принимается «истерический сон» у особых личностей истероидных может быть сон несколько суток. То же, они просто спят. Затем за летаргический сон принимается приступ шизофрении кататонической, в частности Иван Петрович Павлов наш великий физиолог описал такое состояние, когда много лет один человек находился в этом состоянии. Летаргическим сном считается также и состояние, когда человек после травм находится в коме».

Ещё один феномен на грани жизни и смерти – медитация. Эта практика духовного освобождения получила распространение в индийской йоге и буддизме. Глубокая медитация может замедлять обменные процессы внутри организма, понижать кровяное давление и, даже, ослаблять сердцебиение. Транс, в который впадает человек, находящийся в глубокой медитации, по всем физическим признакам похож на летаргический сон. [T.4.LXII]

 

 
     
 

Rock Brynner (сын Юла Бриннера): «В 1983-м году Юл женился в четвёртый раз на молодой танцовщице из труппы спектакля «Король и Я». Через три месяца после их свадьбы Юл узнал, что у него рак лёгких. Опухоль нельзя было оперировать: она была слишком близко к сердцу. Его подвергали лучевой терапии. Он приостановил спектакли «Короля и Я» на три месяца. Затем он сказал: «Вы знаете, я буду лучше каждый вечер слушать овации двух тысяч зрителей, чем тихо умирать в собственной комнате». Поэтому он снова начал выступать.

Его спина была очень плоха. В последние шесть месяцев, или около того, раковая опухоль достигла позвоночника. Это была кошмарная боль. Он нуждался в инвалидной коляске, чтобы проехать через аэропорт. В последние месяцы ему нужна была инвалидная коляска, чтобы добираться из лимузина до театра в последние недели даже от гримёрной до сцены он ездил в коляске. Но он всё равно выходил на сцену: он был как поезд – всё двигался, двигался и двигался.

Он выходил на сцену в образе Короля четыре тысячи шестьсот раз. Последний спектакль он сыграл первого июля 1985-го года, меньше чем за три месяца до смерти. Юл умер в Нью-Йорке десятого октября восемьдесят пятого года от рака лёгких.

Когда я был ребёнком, отец говорил мне, что единственное, чего он боится – это умереть в больнице без возможности прекратить свою жизнь и положить конец мучениям. Я помню однажды, когда мне было лет восемь или девять, я сам начал бояться смерти. Я спросил его: «Папа, ты боишься смерти?» Он ответил: «Не-ет! Я только однажды смогу умереть. Я хочу испытать это. Я хочу почувствовать, как мои кости ломаются, хочу почувствовать, как кровь льётся из моего тела. Только однажды это может случиться, и я хочу полностью почувствовать это». Это не то, что он получил. Он умирал смертью, о которой говорил мне с ужасом. Его жизнь в больнице поддерживали искусственно. Опухоль добралась до позвоночника, она была в его лёгких. Ему давали огромное количество морфия. В результате у него случился удар, у него отказала речь. Но в нём поддерживали жизнь ещё шесть недель». [T.10.DXVIII.1]

 

В США ежегодно хоронят примерно один миллион двести тысяч человек. Вместе с ними в землю уходит более ста тысяч тонн дерева и стали и три миллиона литров бальзамической жидкости. [T.21.CIII.3]

 

 
     
 

Всё на свете заканчивается: могучие деревья погибают, памятники разрушаются, и даже самая яркая звезда на небосводе однажды погаснет навсегда. Мы осознаём свою смертность. Смерти покорно всё, но в разных культурах она окружена разными обрядами и верованиями.

Dr. Juliette Wood, Cardiff University: «Всё, что связано со смертью, рассказывает больше о живых, чем о мёртвых».

Prof. Nicholas Saul, University of Durham: «Представление о смерти в любой культуре не столько говорит о смерти, сколько о коллективном разуме».

Prof. Diane Purkiss, Keble College, Oxford: «Нам кажется, что в момент смерти становится ясно, какими мы были».

Dr. Elizabeth Gloyn, University of London: «Что считается хорошей смертью, что плохой – позволяет нам судить об общественных ценностях».

По тому, что общество думает о смерти, можно сделать вывод об отношении к жизни. Надежды на то, что ждёт после смерти, рассказы о воскрешении, представление о конце света – всё это рассказывает нам о том, что общество считает самым главным.

Смерть позволяет судить, что это значит «быть человеком». Она испытывает нашу ответственность по отношению к семье и соседям, показывает, насколько мы ценим связь с прошлым.

Dr. Juliette Wood: «Похороны показывают историю отдельной жизни с точки зрения общины. Становится ясно, что общество считает ценным в жизни человека. Наличие похорон означает «наше общество» – группа, к которой я принадлежу, продолжит существовать. Ещё это церемония, во время которой мёртвых препровождают туда, где им полагается находиться после смерти, и принуждают остаться там».

Dr. Elizabeth Gloyn: «Обряды позволяют отправить умершего в следующий этап, какой бы он ни был, а его семье выйти из периода, когда она словно запятнана смертью родственника, и снова войти в общество живых». [T.10.DCLXXVIII.3]

 

 
     
 

Леонид МАЦИХ, кандидат филологических наук, доктор филологии и теологии (PhD): «Во-первых, перевод неверный, потому что он не с оригинала, не с иврита, а с греческого. В синодальном переводе, который, в принципе, очень неплох, много такого рода неточностей. Они обусловлены тем, что это перевод с перевода. Что касается заповеди «не убий», тоже кратенько скажу. В языке иврит – и в нынешнем, и в библейском – есть такая форма грамматическая… её нет в русском языке, но есть, например, в английском, – отрицательный императив. «You do not» – не делай того-то, не совершай того-то. И поскольку заповеди по-русски переведены как «НЕ» – не прелюбодействуй, не убивай, не кради – то мы должны были предположить бы, что там стоит такая форма, на иврите она звучит «аль» – «не делай того-то». Но там нет такого «аль», а стоит «лё» ( לא ), что означает в правильном переводе: «да не совершишь ты того-то». То есть, там, во-первых, не запрет, а увещевание – это колоссально меняет всю картину! Это не запрет, а увещевание, а это говорит о том, что бог в иных категориях говорит с людьми. Кроме того, заповедь «не убий» не содержит запрета на убийство вообще. Она говорит… по-русски, к сожалению, нет такого количества синонимов этого термина, но условно можно перевести так: «не совершай криминального убийства, не убивай из ревности, по пьянке, из жадности, из зависти». Вот в криминальном смысле «не убивай». Но нет запрета убивать в армии, или убивать, скажем, для людей, которые служат стражниками, сейчас полицейскими. Нет запрета убивать грабителя, или убийцу, или насильника – таких запретов нет. Это было бы бессмысленно! Если бы заповедь «не убий» понималась так, как это, к сожалению, неправильно понимают многие – как полный запрет на убийство – не было бы в Библии дальше указания на то, что вот таких-то отступников следует таким-то образом убить, так-то казнить. Это было бы либо глупостью, либо лицемерием. Можно наказывать смертью, Библия ничего против этого не имеет. И воевать, разумеется, можно, поскольку это горькая необходимость. А нельзя убивать в криминальном смысле, в смысле того, что карается Уголовным кодексом. Такие-то дела. И это подтверждается грамматически. Любой человек, который знает библейский иврит, вам это подтвердит». [P.97.190]

 

 
     
 

Шамиль ИДИАТУЛЛИН, писатель: «…подростку действительно нужно читать про себя, потому что подросток. Действительно, это во всём мире и у нас, в том числе, – это самая активная читающая фигура. Вообще людей, которые читают добровольно и истово, их не очень много: самая читающая аудитория – это от восьми-девяти до, где-то тринадцати-четырнадцати лет. Потом начинается пубертат, потом начинается ЕГЭ, потом начинаются экзамены, вступления, первая любовь – всё вот это вот: и людям уже не до того. И если он научился в этом узком промежутке читать книжки, и если он понял, что только книга в этом страшном возрасте, когда ты понимаешь, что ты страшный, жирный, в прыщах, тебя все ненавидят, родители, оказывается, тебя всю жизнь обманывали, учителя тебе только врут, твои ровесники, они либо дураки, либо подонки – нормальная гормональная буря, которая атомным пеплом покрывает всю внутреннюю поверхность человека, формирующегося только. И он понимает, что никто не спасёт, вообще никто: «Ай-ай! Я умру, я самый плохой! В жизни смысла нет!» Спасает книга, почему-то. Примерно так и происходит. Это, к сожалению, абсолютизиция личного опыта, в данном случае она оправдана. Это так всегда и происходит. Так со всеми происходит: у всех были «Страдания юного Вертера», у всех была несчастная первая любовь, все были жирными, все были прыщавыми, все были самыми уродливыми, самыми тупыми. К сожалению, чтобы нам со стороны не говорили…»

Мария Парр (Maria Parr), детский писатель: «…ну, вот, например, возьмём смерть. Невозможно ребёнку избежать, как-то не выработать какое-то отношение к смерти, потому что они все переживают смерть близких людей…»

Игорь ЖУКОВ, детский поэт: «…есть выход религиозный – он всё объясняет – что такое смерть. Раньше, действительно, моё детство атеистическое – такой ужас перед смертью. До того религиозное воспитание к смерти по-другому человека приучает: ну, отправилась душа на Небеса…»

Анна СТАРОБИНЕЦ, писатель: «…они об этом всё время думают, особенно подростки. Подростки – это люди, которые постоянно думают о смерти, больше, чем взрослые, больше, чем маленькие дети. Они как начинают о ней думать лет в десять-одиннадцать, так и думают до восемнадцати. Это люди, которые думают только о сексе и смерти. Конечно, я преувеличиваю: они думают ещё о многих-многих вещах – о ЕГЭ, о том, как их не понимают родители – но вот два таких главных – секс и смерть…» [T.10.CCCVI.33]

 

 
     
 

Yana Tchekhanovets (Яна ЧЕХАНОВЕЦ, археолог): «…ничего специфически армянского во всём этом нет – это всё выглядит точно так же, как в других палестинских церквях и монастырях этого времени: то есть, армяне, равно как и грузины, явно стремились влиться в общие ряды, а не демонстрировать себя, как отдельную единицу. Да, они писали по-армянски, но стили строительства, и даже форма захоронений. Вот еда, и как хоронят – это два главных момента, которые люди сохраняют очень долго уже после того, как они теряют язык, какую-то настоящую национальную самоидентификацию. Но кашу варят, как варила прабабушка, всё равно, и хоронят, уже не помнят почему, но хоронят вот всегда. Это самые архаичные вещи – они дольше всего сохраняются». [P.125.108]

 

 
     
 

Пример самого древнего мифа

Юрий БЕРЁЗКИН, доктор исторических наук: «Это мифы, или, вернее, несколько вариантов мифа о происхождении смерти, что, вообще-то, довольно логично, потому что о чём задумываться, как ни о том, почему люди умирают.

Есть такой сюжет о происхождении смерти, основанный на представлении, что змеи бессмертны, потому что они меняют кожу. Как только змея сбрасывает старую кожу, она молодеет и живёт заново. А люди либо утратили эту способность, либо упустили возможность её приобрести.

И вот этот сюжет, он известен в пределах совершенно определённой территории – тропической Африки и немножко южнее тропиков, но не севернее Сахары. Далее, в древности он был известен в Передней Азии – об этом свидетельствуют тексты, дошедшие до нас из Древней Месопотамии – мифы о Гильгамеше. И какие-то остатки у финикийцев были и у греков.

Основная территория, помимо Африки – это юго-восточная Азия, индия, но Индия не арийских народов, которые позже появились, а вот те, более ранние группы дравидов и мунда, которые там жили, бог его знает когда. Далее Меланезия, Новая Гвинея, частично Австралия северная. Далее на север в восточную Азию. И далее Южная Америка, с одним случаем Северной Америки.

Это один наиболее такой характерный красивый сюжет. Есть и другие. Например, представление о том, что Луна бессмертна – она умирает, но возрождается – а человек умирает и не возрождается. Или что обитатели Луны бессмертны. Или что именно Луна сделала так, что люди стали умирать. Ничего подобного нет в континентальной Евразии.

Мы можем всё это интерпретировать только в том случае если нам примерно известна древняя история человечества. Наши предки вышли из Африки, и произошло это пятьдесят-семьдесят тысяч лет назад». [P.141.45]

 

 
     
 

1 - 2 - 3