ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН XIII. Immortalitas; Permanentia in essentia; Смерть (Mors); Mors et Reincarnatio; Transmutatio energiae; Transmutatio viriam; la Faux (Коса); Иероглиф (фигура женщины, в качестве посредницы по трансформации плана жизни).

   

Иероглиф (фигура женщины...) Вода Хаберу

 
     
 

Иероглифом аркана служит фигура женщины, в качестве посредницы по трансформации плана жизни: ведь женщина осуществляет для своего плода переход от утробной жизни к жизни в земной атмосфере.

Картинка аркана даёт нам фигуру Смерти в виде традиционного скелета с косой.

Здесь подчёркнуто значение Смерти как преобразовательницы Единой Жизни в области многообразия её форм. Скелет косит коронованные и не коронованные головы, но под его косой из земли вырастают новые руки и ноги. Смерть лишь кажущимся образом что-то погашает в определённом плане: на самом деле она лишь трансформирует ценности этого плана. Её нельзя поставить в аналогию с процессом сжигания кредитных бумажек без выпуска новых; её скорее можно было бы уподобить процессу переплавки одних монет в другие. На картинке XIII-го аркана Смерть обрисована односторонне, частично, но безусловно аналитически законченно. [B.27]

 

 
     
 

alvus, ī f (редко m) 1) живот, кишечник (alvum purgare Sl, CC); 2) желудок (alvi natura cibi et potionis est receptaculum С); 3) живот, чрево (материнское) (in alvo gestare Pl); 4) экскременты: alvum dejicere Cato очищать кишечник; alvum superiorem dejicere Cato иметь рвоту; 5) (тж. a. fluens, liquida CC, Col) понос Col; 6) полость (sc. equi Trojani V); 7) кузов судна (navis lata alvo T); 8) улей Vr, Col, PM. [B.32]

 
 
     
 

После кровавой бойни премьер-министр Израиля Голда Мейер дала указание израильским агентам изловить и уничтожить пособников «Резни в Мюнхене».

Израильская секретная служба Моссад создала секретное подразделение, которое по слухам ликвидировало двоих выживших террористов. Операция, получившая название «Гнев Господень», продолжалась многие месяцы. Её целью стали многие палестинцы и арабы по всей Европе. [T.13.LVI]

 

Клавдия КРОТОВА, пулемётчица: «…мой пулемёт был единственной надеждой на спасение в бою.

…самое страшное – мы в окружение когда попали – вот это было самое страшное. Всё поели: мы четыре месяца были в окружении под Бобруйском. Мы всё поели, и не то, что лягушек…

…нам было человека убить не страшно. Так вот зарождено было, что мы уже шли на верную смерть сами: нам было убить человека – тьфу, и всё. Иногда вот думаю, вот зло то у нас и остаётся. У нас – у фронтовиков – зло остаётся. Оно пожизненно остаётся, потому что нам так вредили, так вредили, а мы-то должны тоже отомщать…» [T.18.XIV.3]

 

 
     
 

…так притча иллюстрирует то, что Иисус говорит о богатстве в Нагорной проповеди. Предлагаемая им система ценностей, возможно, не имела бы смысла, если в жизни людей не присутствовал фактор, от которого невозможно избавиться ни за какие деньги – смерть.

Люди могут спорить о существовании Бога, Загробного мира, посмертного воздаяния, но то, что жизнь каждого человека заканчивается смертью – не является предметом спора. Именно в свете этого бесспорного и универсального факта духовно-нравственное учение Иисуса приобретает ту особую ценность, которую оно сохраняет вне зависимости от смены эпох, политических режимов, мировоззренческих стандартов. И именно неминуемость смерти заставляет многих задумываться над теми вопросами, ответы на которые даёт Иисус. [T.10.DCCXVII.2]

 

Наставляя мудрецов в вере, Павел обратил их внимание на то, что когда-то ещё в самом начале Священной Истории Господь сказал: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему». И создал Бог из ребра, взятого у человека, жену...

Дева Мария вернула этот долг: стала Богу помощницей и главной свидетельницей Его воплощения, страданий и воскресения из мертвых. [T.10.V.8]

 

 
     
 

Восточное побережье Чёрного моря под тенью Кавказских гор. Здесь заканчивался древнегреческий мир. Когда-то здесь находилось древнее царство, богатое железом и золотом. Оно называлось Колхидой. Именно сюда приплыл греческий герой Ясон в поисках Золотого Руна.

Руно было нужно изгнанному царевичу Ясону ради славы, и ради того, чтобы вернуть отнятое у него царство. Но руно принадлежало царю Ээту, и он ревностно берёг его.

Ээт сказал Ясону, что тот получит руно, лишь справившись с несколькими испытаниями. Каждое из них казалось невозможным, но Ясону помогла молодая женщина, страстно полюбившая греческого героя. Это была дочь самого царя Ээта – Медея.

Dr. Juliette Wood, Cardiff University: «Медея – самый интересный персонаж во всей классической мифологии».

Dr. Elizabeth Gloyn, University of London: «Её всегда называют ведьмой. Она обладает огромной магической силой. Вначале Медея кажется традиционной влюблённой героиней, скромной, испуганной, страдающей от безответной любви. Но потом мы уже видим, как она становится гораздо более сильной, более страшной героиней».

С помощью советов и волшебства Медеи Ясону удаётся выполнить все три задания. Сначала он должен запрячь огнедышащих быков и вспахать поле. Он должен засеять его змеиными зубами и убить воинов, чудесным образом выросших из них. И, наконец, он должен одолеть никогда не спящего дракона, который охраняет руно.

Медея так полюбила Ясона, что когда он с победой отплыл из Колхиды, она уехала вместе с ним. Она родит ему сыновей и будет сопровождать его в странствиях по Греции.

Медея уже вышла за рамки традиционной роли помощницы героя. Ей также предстоит выйти за рамки роли жены и матери. Счастье Ясона и Медеи длилось недолго. По прибытии в Коринф Ясон оставил Медею ради дочери здешнего царя.

Медея вошла в историю благодаря тому, что она сделала после этого. Она уничтожила то, что было для её мужа дороже всего – их детей.

После этого Медея бежала из Коринфа в Афины. Именно там была написана эта история в том виде, как мы знаем её сегодня. Автором был великий драматург Еврипид.

Dr. Juliette Wood: «Еврипид – первый автор, создавший психологически убедительных героев. И, скорее всего, именно поэтому он более интересен для современных театралов, чем некоторые его современники. В его пьесах также присутствуют лёгкость и, на удивление, большая доза чёрного юмора: он предпочитает мрачную иронию, и каким-то образом эта горечь оказывается смешной. Он обладает полной свободой, и может создать эту прекрасную героиню, не то чтобы аморальную, но движимую собственным представлением о том, как всё должно быть».

Еврипид заставляет зрителя задаться неприятными вопросами. Медея мечется между действиями, которые мы считаем добром, и тем, что мы считаем злом. И мы спрашиваем себя, что нужно, чтобы переметнуться от одного к другому. Что толкает человека, на бесчеловечные поступки? И на что способны мы сами, сложись обстоятельства не в нашу пользу?

Prof. Diane Purkiss, Keble College, Oxford: «Это пугает: здесь друг другу противостоят две страсти – страстное желание отомстить человеку, которого ты любила, и которому доверяла, который бездумно и жестоко предал тебя, против материнской любви к своим детям, стремление заботиться о них, защищать их, и сделать так, чтобы с ними не случилось ничего плохого».

Dr. Juliette Wood: «Греки не очень одобряли сильные эмоции. Они считали, что сдержанность важнее, поэтому для них было вполне логично, что эта женщина – чужестранка, ведьма, безумно влюблённая – совершила такой чудовищный поступок».

Трагедия Еврипида была впервые поставлена в 413-м году до нашей эры. В Афинах ежегодно проводился праздник, посвящённый богу Дионису. Во время праздника присуждали призы новым пьесам, и Еврипид представил на суд свою версию истории Медеи. Он занял последнее место.

Dr. Elizabeth Gloyn: «Мы не знаем, как именно отреагировали зрители, но от нескольких вещей им могло бы быть неловко или они могли бы быть недовольно. Наверное, в то время эта трагедия была очень трудной для восприятия».

Dr. Juliette Wood: «Для нас она так же остаётся трудной: с одной стороны невозможно не восхищаться Медеей, а с другой стороны вы думаете, что же она наделала? В каком-то смысле она угрожает институтам царской власти и брака, которые были так важны для греков. Она уничтожает их чувство порядка. А порядок имел для греческого мира огромное значение».

Версия Еврипида вдохновляла писателей и художников всех веков, а сегодня Медея Еврипида является самой популярной из всех древнегреческих пьес. Благодаря многогранному образу героини эту трагедию ставят снова и снова. Медея поступает импульсивно, но так же она очень хитроумна. Она одновременно и жена греческого героя, и чужестранка-варварка. Она любящая жена, ослушавшаяся мужа, любящая мать, убившая своих детей. Она и воплощает роли, которое дало ей патриархальное общество, и отвергает их.

Dr. Elizabeth Gloyn: «История Медеи показывает нам, как древние греки относились к женщинам. Особенно подчёркивается мысль, что женщины контролируют свои эмоции хуже, чем мужчины. Медея подчёркивает этот двойной стандарт. Ясон может решить бросить женщину, которая ради него покинула родину и родила его детей – это нормально. Он может бросить её и жениться на молодой коринфской царевне, а Медея должна сказать: «Конечно милый! Как скажешь».

Prof. Diane Purkiss: «Пьеса заставляет нас переживать её чувства вместе с ней. Она заставляет нас подумать: «А я бы смогла сдержаться?» Разумеется, это экстремальный случай, но эта легенда говорит о том, что любовь может быть опасной движущей силой, если на неё не обращать внимания, из-за неё могут возникнуть проблемы». [T.10.DCLXXVIII.2]

 

 
     
 

В 1352-м году до нашей эры Аменхотеп Третий, великий царь и гениальный дипломат умер. Египет погрузился в траур.

Nicole Douek, BA, Ancient History and Egyptology from University College, London: «Должно быть смерть царя была ужасным событием. Этот человек так долго играл важнейшую роль в политике, религии, жизни не только своих подданных, но и всей империи».

Даже соперники Аменхотепа на Ближнем Востоке оплакивали его кончину. Иноземные цари выражали своё горе в письмах к его вдове царице Тии. «Я плакал, я не мог ни есть, ни пить. В горе своём я говорил: «Лучше бы умер я или десять тысяч человек умерло в моем царстве, лишь бы был жив мой брат, которого люблю я, и который любит меня». Аменхотеп умер на 39-м году жизни.

Prof. John D. Ray, Cambridge University: «Вероятно, в свои последние дни он окинул взглядом империю, над которой, казалось, никогда не заходит Солнце. Он мог думать о мире, где торжествует дипломатия, где ничто не могло сравниться с богатством Египта, и он мог оставить всё это своему сыну Аменхотепу Четвёртому». [T.10.XCII.2]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…младшая сестра царицы Нефертити – тоже царица Мутнеджмет – она умерла. Вот её останки: женщина около тридцати пяти лет, в невероятных, бесчисленных попытках родить ребёнка-наследника. То есть у неё были практически пустоты в костях, у неё не было зубов. То есть, вот это полностью истощённое попытками родов тело. И, вот, дети мёртворождённые были похоронены вместе с ней. Хотя невероятная была красавица: если кто-то помнит в доме Волошина в Коктебеле лицо царицы Таиах – это, на самом деле, царица Мутнеджмет». [P.122.2]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…в одном из самых потаённых помещений. Это помещение которое символизирует собой вновь утробу Богини-матери, тот самый «Пер Мес» – «Дом рождений». В центре сидит богиня Изида, которая держит на коленях сына своего младенца Гора». [P.125.12]

 

 
     
 

Dr. Pier Paolo Petrone, University of Naples: «…хотя женщина была молода – около двадцати лет, – но она родила трёх или четырёх детей».

Если это была типичная женщина своего времени, значит в Бронзовом веке женщины рожали много детей. Но хотя она была беременна несколько раз, это ещё не значит, что все её дети выжили. Рёбра шестимесячного недоношенного ребёнка. Очевидно, он умер сразу после своего рождения. Ребёнок был похоронен в глиняной урне, закопанной в землю рядом с одной из хижин. Это очень редкая находка. Археологи думали, что они нашли просто очередной горшок, но когда его извлекли, стало ясно, что он был разбит и использовался в качестве погребальной урны. Оказалось, что в Бронзовом веке был обычай хоронить младенцев рядом с домом, а не на тех кладбищах, которые предназначались для взрослых членов общины. Так что в те времена людям не надо было идти далеко, чтобы посетить могилы своих умерших детей. Находки недоношенных детей редки: их кости столь хрупки, что не сохраняются. Этот случай совершенно исключительный, и в смысле сохранности, и в смысле находки скелета в погребальной урне, а не просто в земле. [T.4.XX]

 

 
     
 

Александр ВАЩЕНКО, доктор филологических наук: «…женщине, – как полагает Джозеф Кемпбелл (Joseph Campbell), который, в общем-то сравнительную мифологию знает хорошо, – женщине, в отличие от Героя, которому нужно доказать в сюжете то, что он Герой своими подвигами, женщине исконно присуще героическое качество, потому что она осуществляет рождение новой жизни. То есть делает то, что делает Герой обычно в мифе, пронзая миры, переходя из одного мира в другой: из прошлого в будущее, из Подземного мира в наш – Земной.

…всё дело в том, что женщина в мифологии, как правило, предстаёт амбивалентно, и это своё качество она проявляет в трёх аспектах. Во-первых, как жизнедарительница – Мировая Мать, а, во-вторых, – как смертеподательница: Мать Сыра-Земля рождает и погребает.

Вторая ипостась женщины, вот такая же амбивалентная: женщина мифа предстаёт как нарушительница, и, одновременно, культуроустроительница. Значит, с одной стороны разрушительное начало, с другой стороны выполняющая цивилизующую, созидательную роль. В первом случае перед нами древнегреческая Пандора, которая принесла в мир болезни, из любопытства открыв шкатулочку… библейская Ева, многочисленные героини русских сказок. Во втором, один пример приведу, сказочный, но, по сути, глубоко мифологичный сюжет европейский о Красавице и Чудовище, в котором женская любовная магия, ну, скажем, поцелуй, позволяет мужчине обрести свой истинный совершенный облик, внутреннее естество своё раскрыть.

…если вы посмотрите в словарь символов, он укажет нам, что семантика образа женщины очень богата. В том числе она предполагает замкнутое культурное пространство: сад, двор, дом, шкатулка, ларь – отсюда пушкинская Татьяна Ларина, хотя имя её происходит также, и больше, от «лар» (lar) – духов семьи в Древнем Риме.

И, наконец, женщина предстаёт в виде верной и неверной жены. Назовём это архетипом «Елены и Пенелопы». Дело в том, что эти древнегреческие героини тоже родные сёстры. И если суть одной – Елены – красота, с её магией, и в то же время угрозой хаоса, войны из-за красоты, то достоинство второй – верность. Не даром имя Пенелопа означает «Уточка» – уточки живут парами в природе». [T.10.CI.72]

 

 
     
 

Владимир ШАТАЛОВ, лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации: «…были в этой церквушке, которую он (академик Святослав Фёдоров) своими усилиями и энергией восстановил. Очень красивая. Там, где похоронен отец Суворова, показал вот это место. «А вот это – говорит – я уже отгородил, здесь буду я лежать». Нам это показалось настолько диким. Я говорю: «Да, ну, что ты. Об этом думать?..»

Святослав ФЁДОРОВ, доктор медицинских наук, академик РАМН, Герой Социалистического Труда: «Мой отец жил до семидесяти пяти лет, и мать до семидесяти пяти лет. Значит, генный код у меня приблизительно тоже рассчитан на эту длину. Это максимальная длина. А что такое семьдесят пять лет – это двадцать семь тысяч триста восемнадцать дней». [T.10.DXXI]

 

 
     
 

Чувства, которые испытывают живые существа, зарождаются в органе, присутствующем в мозге большинства животных – миндалевидном теле. Симпатия, привязанность, расположение и любовь – вот слова, описывающие эмоции, что мы испытываем обычно к своему партнёру и, почти всегда, к нашим детям. Различие в силе этих чувств между одними животными и другими не так велики, как может показаться исходя из их размеров. Степень привязанности измеряется, прежде всего, по её длительности и воздействию на нашу жизнь. А это в значительной мере определяется тем, каким типом мозга обладает тот или иной вид. Иными словами, термит способен испытывать очень сильные ощущения, когда он оберегает своих собратьев, но то, что испытывает обезьяна, защищающая детёныша, хотя может и не отличаться по интенсивности, куда сложнее и глубже. И обезьяна, и термит, возможно, способны отдать жизнь за своих родных, но мать-обезьяна будет куда полнее осознавать последствия этого, нежели термит. А это существенная разница.

Миндалевидное тело – это часть мозга, которая эволюционно значительно примитивнее чем то, что можно назвать «сознательными областями», поэтому все животные способны на эмоции, хотя лишь немногие осознают, что именно они ощущают. Эмоции появились почти в самом начале истории развития животных, а «мысль» и «сознание» развились лишь совсем недавно.

…кормление детёныша молоком отнимает много энергии у любой матери: можно сказать, детёныш буквально высасывает у матери все силы. В итоге кормящие матери вечно голодны. [T.10.CDLXIII]

 

 
     
 

ДАЛЕЕ