ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН X. Testamentum; Kabbala; Fortuna; Regnum Dei; Ordo; Sphinx; Rota Fortunae (Колесо счастья); Иероглиф (Указательный палец человека, Фаллос).

   

Kabbala (Древо Сефирот)

СБОРНИК 10_2

 
     
 

cabale f 1) крамола; происки, интрига; monter des ~s интриговать, строить козни; 2) кабалистика; 3) шайка, клика. [B.34]

cabaler vi строить козни, интриговать. [B.34]

cabaleu||r т, -se f интриган, -ка. [B.34]

cabaliste m, f маг, сведущий в кабалистике. [B.34]

cabalistique adj 1) кабалистический; signes ~s кабалистические знаки; 2) таинственный, загадочный. [B.34]

caban т плащ с капюшоном, дождевик; ~ de camouflage воен. маскировочный халат. [B.34]

 

 
     
 

Cлово «традиция» употребляется главным образом в смысле «предание», «Завет» – «Testamentum» (по-еврейски Qabbalah, – одно из «академических» значений и наименований Десятого Аркана).

Валентин ТОМБЕРГ  [B.36]

 

 
     
 

caballus, ī m (рабочая) лошадь, кляча: с. Gorgoneus шутл. J = Pegăsus I; optat ephippia bos, piger optat arare с. погов. Н вол хочет ходить под седлом, а ленивая лошадь — пахать (т. е. никто не доволен своей участью). [B.32]

 

caballārius, ī m [caballus] конюх Is. [B.32]

 

I cabus, ī m евр. каб, мера ёмкости, предпол. ок. 1л Vlg. [B.32]

II cabus, ī m Is = caballus. [B.32]

 

 
     
 

Сергей КОЗЛОВ, заслуженный художник России (Федоскино): «Традиция – это, как мой преподаватель говорил, это всё хорошее, что накоплено, и что прижилось. Вот, один художник что-то нашёл, стал делать, стали другие за ним что-то повторять, и это прижилось. И вот это уже традиция». [T.10.CCCXVII.4]

 

А тут как раз и стоит отдохнуть на моей неприхотливой книге. Ибо благую весть я никакую не несу, поскольку не имею. Да если б и была, то не понёс бы.

Новых идей, мыслей и сюжетов тоже в этой книге не предвидится, поскольку всё уже сочинено в далёкие средние века – и современными авторами только воруется. А средневековые авторы, в свою очередь, покрали эти мысли у античных, и если что-то новое у них мелькнуло – это, значит, из источников, не сохранившихся и до нас не дошедших.

И. ГУБЕРМАН [B.117.3]

 

Глухое указание Omina и ново-вавилонской хроники как будто говорит за то, что он указал пути политике Маништусу, селил вокруг себя знать, вместо прежних владельцев, и что он вызвал против себя «восстание старейшин всей земли», которые осадили его в Аккаде, но были побеждены. Жрец, автор вавилонской хроники, также усматривает в нём вину против Вавилона и Мардука и говорит, что последний покарал его народ голодом. Характерно также несколько презрительное упоминание шейлевского списка о происхождении основателя династии Шаррукина. Этот документ, также вавилонского происхождения, пользуется случаем заметить, что первый царь аккадской династии был «садовник» и жрец низшего ранга. В связи с этим В. К. Шилейко дополняет сохранившееся точно во второй части имя жены Шаргалишарри, как Саммурамат, видит в ней Семирамиду и, ссылаясь на смешение в предании «садовника» Шаррукина с Шаргалишарри, вспоминает легенду о висячих садах. Для народа первый семит-завоеватель сделался легендарной личностью, соединившей в себе черты Шаррукина и Шаргалишарри. В библиотеке Ассурбанипала сохранился текст, в котором нельзя не распознать черт, общих Моисею, Киру и Ромулу. Легенда влагается в уста Шаррукину (Саргону), который говорит, что он родился в, городе Азупирану на Евфрате от благородной матери. Последняя положила его в тростниковую корзинку и, запечатав смолой, бродила в реку. Его поднял водонос Агаш, воспитал и сделал садовником. Потом богиня Истар поручила ему владычество над «черноголовыми», т. е. семитами, и он начал свои завоевания на горах (т. е. Эламе), море и суше. От Нарамсина дошло до нас, между прочим, два интересных памятника. Один из этих памятников найден в Северной Месопотамии (близ Диарбекира), другой в Сузах. На последнем царь изображён в головном уборе с двумя рогами – отличительным признаком божественного достоинства. Он со своим войском поднимается победоносно на горы и поражает племена лулубеев, касситов, эламитов. Памятники эти обнаруживают большой прогресс искусства и доказывают, что семиты, хотя и усвоили многое у сумерийцев, но успели скоро уйти дальше их.

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

 
     
 

Юрий ПИВОВАРОВ, академик РАН, доктор политических наук, профессор, директор ИНИОН РАН: «Почему традиции? Потому что традиция – это не музей, в который мы приходим и смотрим: ага, вот картина четырнадцатого века. Так уже не рисуют. И пошли дальше. Традиция – то, что живёт постоянно. Действует. Мимикрирует, скрывается. Мы порой даже не видим, что это традиция. И иногда нам представляется, что это новация. А вот историк вам объяснит, что уже пятьсот лет назад, может быть, это в какой-то иной форме, но по сути это уже было. Это очень важно. Вообще, когда мы говорим об исторических процессах… История – это наука. Это мы знаем. Мы должны помнить, что это особая наука. В отличие, скажем, от физики, химии или таких естественных наук, – это моя, разумеется, точка зрения, – вот нет законов исторического развития. Когда я был в молодом возрасте, нас в вузах учили, что, вот, есть законы соответствия чего-то. Или несоответствия чего-то. И в результате происходит нечто. Так вот, многие десятилетия занимаюсь исторической наукой, политической наукой. А я и историк, и политолог в одном лице. Я пришёл к выводу, что нет объективных законов исторического развития. История – это процесс открытый. Есть закономерности, есть традиции, их надо изучать. И вот я акцентирую – традиции. Поскольку мы об этом будем говорить. Но нет железных законов, по которым, скажем, должна была произойти в России Октябрьская революция и люди бы начали строить социалистическое общество. Не было такого исторического закона развития. Почему? А потому что человек – это существо, у которого есть свободная воля. И он может выбирать так или иначе. И это выше всех экономических обусловленностей, социальных, природно-климатических и так далее. Это очень важно». [T.10.CI.14]

 

Юрий ПИВОВАРОВ, академик РАН, доктор политических наук, профессор, директор ИНИОН РАН: «Вообще, если говорить о Свободе, то я всегда вспоминаю философа очень известного в двадцатом столетии – Карл (Раймунд) Поппер [Karl Raimund Popper]. Поппер говорил, что развитие мировой цивилизации идёт таким образом: что от общества «закрытого» человечество постепенно переходит к обществу «открытому». Ну, что значит «закрытое» общество, и что значит «открытое»? «Закрытое» общество – это такое общество, где всё практически табуизировано – «нельзя, запрещено» – где действует Традиция, где, так сказать, Некто – это может быть божество или правитель, – как родитель с малыми детьми, говорит «Делай это, делай это, а этого не делай», где нету поля для выбора. Где индивида – «Я» – нету, есть «Мы», некое Единство, и все должны делать «Как все». Но постепенно – говорит Поппер, – человечество переходит к другому устройству, и он называет это «открытое» общество». [T.10.CI.41]

 

Александра БАРКОВА, кандидат филологических наук: «…я вам скажу больше – эпос жив, пока он интересен слушателям: не наличие сказителей делает традицию живой, а наличие заинтересованных слушателей». [T.10.CI.86]

 

 
     
 

Сначала взрослые нагибаются откуда-то сверху и подносят к тебе растянутое в улыбке лицо. Видимо, в мире действует закон, заставляющий их улыбаться, обращаясь к тебе, – улыбка, понятно, деланная, но ты понимаешь: зла тебе сделать не должны. Лица у них стрёмные: изрытые, в пятнах, с щетиной. Чем-то похожие на луну в окне – так же много деталей. Взрослые очень понятны, но сказать про них почти нечего. Часто бывает пакостно от их пристального внимания к твоей жизни. Вроде бы они не требуют ничего: на секунду отпускают невидимое бревно, которое несут всю жизнь, чтобы с улыбкой нагнуться к тебе, а потом, выпрямившись, опять взяться за него и понести дальше – но это только на первый взгляд. На самом деле они хотят, чтобы ты стал таким же, как они, им надо кому-нибудь перед смертью передать своё бревно. Не зря же они его несли. По вечерам они собираются по нескольку человек и кого-нибудь бьют – тот, кого избивают, обычно очень тонко подыгрывает тем, кто бьёт, и за это его бьют чуть слабее. Как правило, на это не дают смотреть, но всегда можно спрятаться среди лежаков и всё разглядывать через стандартную сантиметровую щель между досками...

В. ПЕЛЕВИН [B.51.7]

 

Dr. Harold J. Bursztajn, Professor of Psychiatry, Harvard Medical School: «Чтобы понять Тутанхамона, надо сначала сознать что он был сыном могущественного фараона-реформатора, сыном диктатора. Как если бы он был сыном Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера».

С момента коронации три человека влияли на каждое его решение. Майя – царский казначей, Хоремхеб – главный военачальник и визирь Эйя – второй по могуществу человек в Египте. Первое, что сделали эти трое, они отделили нового фараона от наследия Эхнатона и Нефертити. Частью их замысла стали новые статуи Тутанхамона и Анхесенамон, олицетворявшие бога Амона и его жену Мут. Это ещё одно доказательство того, что оба ребёнка стали орудиями широкой пропагандистской компании. Через 10 лет Тутанхамон руководил самым важным египетским религиозным праздником. Отец Тутанхамона запретил проведение этого праздника почти на четверть столетия. Праздник Апет был кульминацией компании по возвращению Египта к традиционному культу бога Амона. Праздник Апет также превратил Тутанхамона из обычного мальчика в живого бога. [T.12.XX]

 

 
     
 

Это Старый Город. Здесь стоят великолепные храмы всех трёх религий, почитающих Единого Бога. Более половины населения Земного мира разделяют одну традицию, одно Писание, и веру в Одного Бога. Иерусалим считают своей святыней и иудеи, и христиане, и мусульмане. Город часто становится «Яблоком раздора», но он, всё же, остаётся священным местом. [T.17.IV.1]

 

Однако в конце XVI-го века разбогатевшие ремесленники, красильщики и купцы из всей провинции поняли, что Пиньяо отличное место для торговли. В городе пересекаются два торговых пути. В каждом доме теперь находится лавка, обменный пункт или мануфактура. Серые черепичные крыши выглядят скромно, но яркие балконы выдают достаток. Крыши храмов покрыты цветной глазурью. Верования китайцев вобрали в себя идеи буддизма, даосизма, конфуцианства. Вера в духов сочетается с очень земными представлениями о счастье. Китайцы считают, что у каждого города есть своё божество: ему и посвящён главный храм Пиньяо. Боги тоже нуждаются в защите: драконы на крыше отгоняют злых духов. Однако против коммунистической революции они оказались бессильны: храмы отдали под склады. Лишь в конце XX-го века, после многолетнего упадка их начали реставрировать. Теперь здесь снова обитель даосиских монахов.

Сила традиции, иногда и вера вернули храмы к жизни, ведь иногда людям просто хочется пожертвовать пару монет или ладан.

Полные жизни даосиские храмы находятся в черте города, тогда как буддистские монастыри, как например Шуань Линь, одиноко лежат за городской стеной. Основанный в VI-м веке Шуань Линь, – важная остановка на пути паломников из Индии в Северный Китай. После четырёхсотлетнего процветания храм пришёл в упадок, и обрёл своё былое значение лишь когда Пиньяо стал торговым центром. Вместе с паломниками в город приходят торговцы. После удачной сделки и благополучного путешествия они благодарят богов и приносят жертвы в храме. [T.10.XI.27]

 

 
     
 

У православных христиан Пасха, – это праздник праздников, торжество торжеств, обозначающий, кроме того, и духовное очищение. Это праздник, который отличается со слов апостола Павла «Не со старою закваской, но с хлебом чистоты и истины».

Екатерина ДОРОХОВА, кандидат искусствоведения, научный сотрудник РАМ им. Гнесиных и Государственного института искусствознания: «Праздник пасхи, Светлого Воскресения Христова, для русского православного человека, это главный праздник. Мы знаем, что на Западе, христианском Западе, пожалуй, главный праздник – это Рождество. Его ждут, отмечают наиболее торжественно. Но, а в России это Пасха».

Маргарита ЕНГОВАТОВА, кандидат искусствоведения, профессор Российской академии музыки им. Гнесиных: «С ней связана масса народных представлений, совершенно не церковных. И даже можно сказать, что церковные представления, они тоже в народной среде ассимилировались с народными представлениями, они в какой-то степени изменяются».

Протоиерей ДАМИАН, настоятель храма Спасо-Преображения в Богородском г. Москва: «Наша новозаветная Пасха берёт своё начало от ветхозаветной. С еврейского языка Пасха, – это «Исход, избавление». Исход и избавление евреев от египетского рабства, которое произошло под водительством Бога и пророка Моисея».

Екатерина ДОРОХОВА, кандидат искусствоведения: «Народная культура в том виде, в котором она дошла до нас, это совершенно удивительный и очень жизнеспособный, как оказалось сплав этих древних, очень архаических поверий и представлений как мы сейчас говорим архаической карты мира. Очень мудрой была Православная Церковь на Руси, что она не боролась вот с этими древними обычаями, а вот так мягко старалась их как-то приспособить, привести в соответствие с новыми, своими уже представлениями о мире».

В советские времена, когда православные праздники официально находились под запретом, в России возникла традиция в День Пасхи обязательно посещать кладбище и поминать усопших близких людей и родственников, оставлять на могиле пасхальные яйца и угощения. Однако Церковь не одобряет эту традицию и считает её неправильной.

Священник АЛЕКСАНДР, д. Яковлевская, Костромская обл.: «Традиция посещать кладбище возникла, конечно, от того, что церквей было мало и люди не знали, как эту радость, эту пасхальную радость выразить, и шли на кладбище, и там христосовались. И это закрепилось, до наших дней даже».

Маргарита ЕНГОВАТОВА, кандидат искусствоведения, профессор Российской академии музыки им. Гнесиных: «Действительно, даже записки об упокоении не принимают на Пасху. Потому что по церковному обычаю должны припоминать в Радуницу, то есть вторник на следующей, Фоминой неделе после Пасхи. И то, что мы поминаем в Пасху, это уже дело тут не в Советской власти как таковой, а в каком-то городском образе жизни. Мы работаем, и мы можем вот, может быть, Пасха это свободный всё-таки день, когда мы можем поехать на кладбище и отдать дань нашим умершим. И в городах, мы знаем, автобусы для этого выделяют. И это уже стало в городах традицией». [T.18.I]

 

 
     
 

1 - 2

ДАЛЕЕ