ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН VIII. Libratio; Карма (Проклятия); Themis; Правосудие; Lex; Justice; Иероглиф (Поле, т.е. все, что подлежит возделыванию, обработке, культуре).

   

Themis

СБОРНИК 08_3

 
     
 

Символическое начертание:

Огромное, простирающееся во все стороны ровное поле; чёрная земля как бы застыла неожиданно и образовала широкую гладкую поверхность. Ночь; темно; сияют звёзды. Поле пополам разделяет бесконечная, прямая как стрела дорога. По ней идут люди медленным, спокойным, каким-то мертвенным шагом; кажется, что они спят и идут во сне. Жуткую грусть навевает эта бесконечная вереница людей беспрерывно движущихся в одном направления. Посреди поля стоит маленький храм; тысячи костров горят вокруг, озаряя его ярким светом; жёлтый камень его стен дрожит, переливается, кажется сотканным из струек пламени. Фасад храма составляет пилон; по бокам зияющего в нём входа две исполинские колонны поддерживают портал. На маленьком возвышении, немного впереди от них, на камне кубической формы сидит Женщина. Тёмно-фиолетовая туника, переливающаяся в лиловую при свете огней, пышными складками ниспадает вниз и скрывает камень совсем от взора. Женщина как-то застыла в своей неподвижности, повязка скрывает её лик, она кажется спящей, и сверкающий меч в правой руке недвижим и горит отраженьем огней. В левой руке весы с двумя чашами из синего хрусталя; в них пепел лежит, но недвижны и чаши, всё застыло в покое царственном ночи

Вереница людей непрерывно проходит пред Женщиной, и каждый человек, поравнявшись с ней, на мгновение останавливается, поворачивается к ней как-то неестественно, как автомат. Мгновение смотрит он на недвижность весов, взор его тускл, в нём мысли не видно, не видно сознания, а чувствуется одна лишь бесконечная скорбь. Затем вновь, как-то болезненно подергиваясь, человек поворачивается и начинает медленной походкой своей брести в вереницеИ так без конца, без счёта, без дней в тихом мраке ночи люди идут пред Богиней, жаждут чего-то, смотрят и дальше идут, и нет конца их движению [B.24.1]

 

 
     
 

…поскольку богиня Рея не сможет ему помешать, Зевс желает выбрать себе новую супругу. Выбор будет не случайный: поглотив Метиду, Зевс обрёл мудрость и хитрость, теперь ему нужно обрести понятия «равенства» и «справедливости». Он остановил свой выбор на почтенной титаниде по имени Фемида.

Фемида – богиня правосудия. У них родится пятнадцать детей, среди них три прекрасные дочери – Хоры, которые будут управлять сменой времён года.

А ещё другие три дочери, совсем другие – они живут рядом с Олимпом, но в их пещеру никто не может попасть – три красавицы с отсутствующим взглядом. Они неразлучны, связаны одной нитью, и выглядят как простые прядильщицы, но их имена заставляют трепетать и смертных, и богов. Клото – та, что прядёт. Лахесис – та, что отмеряет длину нити. И Атропос – неумолимая – та, что обрезает нить.

Разумеется эта нить – «Нить жизни». Жизни смертных и жизни богов. Этих девушек зовут «мойры». Позже в Риме их будут звать «парками». Их решение нельзя отменить: ни у кого нет власти изменить хоть что-нибудь. Даже Зевс признаёт их главенство. Он ни разу не осмелится бросить им вызов. Мойры – воплощение Судьбы.

Вскоре Зевс разошёлся с Фемидой, но оставил её при себе в качестве советницы.

Отныне у Зевса есть благоразумие, хитрость и справедливость. Но как же царь будет править без царицы? Новую царицу Зевс нашёл в своей собственной семье. Третей супругой Зевса стала богиня Гера – его собственная сестра. [T.10.DCII.1]

*

Леонид МАЦИХ, кандидат филологических наук, доктор филологии и теологии (PhD): «…он для всех народов знаком. Греки выдвинули идею о том, что верховный бог есть гарант справедливого суда. Мы о Зевсе-то мало знаем. Для нас Зевс просто патриарх на Олимпе, а это ведь не так. Для греков Зевс был гарант справедливости, правосудия. Он был та последняя инстанция, к которому боги и люди могли взывать в случае, когда, по их мнению, с ними обошлись неправильно: их притеснял владыка, судья взял взятку, когда их дело было явно выигрышным и т.д. В этом случае Зевс и выступал именно гарантом справедливости. Именно так, например, воспринимали его евреи библейского периода. Планета Юпитер, как и само божество Юпитер, называется на иврите «цедек» (справедливость). То есть этот бог и есть гарант справедливости. Но он, как блюститель справедливости, не вмешивается в дела войны, ибо война, по определению, вещь несправедливая. Во время войны соблюдение справедливости невозможно, и Зевс туда не лез. Он вроде и верховный бог, но прекратить войну он не в силах, да и не хотел, ибо война есть присущее людям состояние. Сам Зевс уже не воюет – он уже победил титанов. Боги правят на земле безраздельно. Титаны заключены где-то там в преисподней. Теперь воюют и поощряют войну только те боги, которые находят в этом удовольствие, прежде всего, конечно, Арес. Война – его прерогатива, он вмешивается». [B.141.11]

 

 
     
 

…фасад храма составляет пилон; по бокам зияющего в нем входа две исполинские колонны поддерживают портал…

 

Пилон (от греч. πυλών, буквально ворота, вход)

 

deambulācrum, ī n [deambulo] место (аллея) для гуляния, проход (между колоннадами) Vlg. [B.32]

 

 
     
 

Dr. Colleen Manassa, Yale University: «В египетской мифологии пилоны символизировали горы на горизонте. Подобно тому, как Солнце всходит и заходит между двумя холмами на горизонте, его божество проходит сквозь пилоны». [T.10.XXXII.5]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…их судили, был официальный суд. Это юридический документ. В Египте Древнем было два типа суда: есть светский суд – кенбет, а есть – джаджат – это «храмовый суд», священный такой, связанный с ритуальными преступлениями. Это вот, как раз, протоколы вот такого храмового джаджата».

«Маяк»: Магические практики в Древнем Египте»

*

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…произнося эту речь, он поднимает руки в позе молитвы, потому что перед ним Осирис как Великий Судья, который будет принимать решение. Здесь есть одна очень важная вещь (лик Великого Осириса Хорбейтского, памятник из Каирского музея) – Осирис изображён лежащим на животе в знак того, что он победил смерть. Он, как бы, только что проснулся от Сна-смерти, потому что со сном египтяне смерть ассоциировали очень часто. Победив смерть, он первым прошёл Небесный джаджат. И будучи первым, получившим оправдание, он получил право судить. Вот это очень высокая моральная вещь, которая не всегда проговаривается, на самом деле, по отношению к Древнему Египту: больше любят упирать на магизм. А, на самом деле, внутри этого магизма этика совершенно колоссальная – она обязательно должна прозвучать, потому что «тот, кто первым прошёл, получает право судить других». [P.125.7]

 

 
     
 

condemnātor, ōris m [condemno] 1) виновник осуждения, обвинитель T; 2) выносящий обвинительный приговор, т е. судья Tert. [B.32]

 

mēnsor, ōris m [metior] 1) измеривший, т. е. пропутешествовавший, посетивший (m. maris et terrae H); 2) (тж. agri m. Amm) землемер LM, Vr, Col, О; 3) весовщик (m. frumentarius Dig); 4) строитель PJ. [B.32]

 

mēnsōrium, ī n чашка весов Eccl. [B.32]

 

vicis (gen.) (acc. em, abl. e; pl. nom. и acc. ēs, dat. и abl. ĭbus; остальные падежи неупотр.) f 1) смена, перемена, следование, чередование; 2) превратность судьбы, судьба, удел, участь; 5) возмещение, воздаяние, отплата (alicujus rei L); возмездие

 

 
     
 

Афиняне жили в информационном обществе, каждый гражданин был обязан учиться читать и писать. Во время раскопок на Агоре были обнаружены тысячи надписей на камне – общественные призывы, информация для граждан или погребальные надписи.

Prof. John M. Camp, American School of Classical Studies: «При демократии, подобной афинской, правительство меняется каждый год, а это означает, что вам нужно иметь очень-очень хорошую отчётную документацию, ведь не все проблемы будут решены за год. Кому то придётся их решать, ивам придётся сказать, сколько денег у вас было, когда вы стали уполномоченным по зерну, как вы тратили эти деньги, сколько денег вы передаёте на следующий год новому уполномоченному по зерну. То есть вы должны быть во всеоружии именно в силу этой ежегодной сменяемости чиновников».

Греческая письменность не менялась более двух тысяч лет. Ни одна культура не оставила столько письменных свидетельств…

Независимая юридическая система была одним из величайших достижений афинской демократии: граждане не имели обязательств ни перед правителями, ни перед богами – только перед собой. Доказательством этого являются Пропилеи…

В течение двух с половиной тысяч лет Пропилеи были своего рода Вратами к Акрополю и Парфенону. Пропилеи не были посвящены какому-либо богу, они стали местом времяпрепровождения граждан Афин.

Впервые в истории такое изумительное сооружение как Пропилеи было построено не во славу богов или царей, а для граждан свободного города. Это символ достоинства и гордости демократических Афин. [T.10.LXXIV.2]

 

Пропиле́и (др.-греч. προπύλαιον, от др.-греч. προ – перед и др.-греч. πύλαι – вход) – парадный проход, проезд, образованный портиками и колоннадами, расположенными симметрично оси движения на какой-либо (главным образом – священный) участок [P.100.78]

 
 
     
 

От  ש  к  מ 

 

Я не боялся. Скорее, я был ошеломлён, перегружен тем, что увидел и услышал. Бреши в моем разуме были такими гигантскими, что я должен был или чинить их, или вообще отбросить свой проклятый рассудок. Мои замечания рассмешили его.

– Не выбрасывай пока свой разум, – сказал он. – Ещё не время. Хотя это когда-нибудь и произойдёт, но я не думаю, что сейчас именно тот случай.

– Нужно ли мне самому пытаться найти объяснение случившемуся?

– Конечно, – сказал он. – Это твой долг – успокоить ум. Воины выигрывают свои битвы не потому, что они бьются головами о стены, а потому, что берут их. Воины прыгают через стены. Они не преуменьшают их.

– Как же мне перепрыгнуть через эту? – спросил я.

– Прежде всего, я думаю, смертельно неправильно для тебя относиться ко всему так серьёзно, – сказал он, садясь рядом со мной. – Есть три рода плохих привычек, которыми мы пользуемся вновь и вновь, сталкиваясь с необычными жизненными ситуациями. Во-первых, мы можем отрицать очевидное и чувствовать себя при этом так, словно ничего не случилось. Это – путь фанатика. Второе – мы можем всё принимать за чистую монету, как если бы мы знали, что происходит. Это – путь набожного человека. И третье – мы можем приходить в замешательство перед событием, когда мы или не можем ни искренне отбросить его, ни искренне принять. Это путь дурака. Не твой ли? Есть четвёртый, правильный – путь воина. Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, потому что он ни во что не верит. И, однако же, он всё принимает за чистую монету. Он принимает, не принимая, и отбрасывает, не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим, и в то же время никогда не чувствует себя так, как если бы ничего не случалось. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если у него, может быть, сердце в пятки ушло. Если действуешь таким образом, то замешательство рассеивается.

Мы долгое время молчали. Слова дона Хуана были для меня подобны бальзаму.

КАРЛОС КАСТАНЕДА [B.76.4]

 

 
     
 

Евгений ИЩЕНКО, доктор юридических наук: «Что такое Уголовное Право? – Это наука о том, что есть преступление, и какие наказания должны следовать за то или иное уголовно наказуемое деяние.

Что есть Уголовный Процесс? – это те нормативные, установленные законодателем рамки, за которые следователь не должен заходить, расследуя преступления.

…но закон – это некий коридор, некие рамки, за которые выходить нельзя. А вот как в этих рамках пройти, это как раз и подсказывает криминалистика. Следователю приходится допрашивать людей очень разных: разных по возрасту, разных по темпераменту, разных по национальной принадлежности. Короче говоря, это разница очень большая, и если мы только строгими несколькими строчками закона будем руководствоваться, то результат у нас будет, ну, во всяком случае, не положительный…

…борьба с преступностью, раскрытие и расследование преступлений, ну, это дело тяжёлое, опасное, я бы сказал, грязное, потому что приходится иметь дело, так сказать, с подонками общества, с преступниками. И работа следователем, она накладывает психологически тяжёлый отпечаток на человека, который несколько лет проработал следователем. Я, вот, мгновенно узнаю бывших следователей, потому что он или она – бывшие следователи – они не разговаривают, они допрашивают. Подсознательно уже настроен на постоянные допросы, накладывает такой отпечаток, что разговаривая в обыденном, так сказать, не в связи с расследованием уголовных дел, они элементы допроса в свою речь, в своё мышление, в первую очередь, вносят. Это, конечно, не хорошо.

…но, нужно уточнить, что одна третья часть следственного корпуса МВД – это люди без юридического образования, которые юридического образования не имеют вообще никакого. Ну, а расследование преступления – это такая материя, довольно специфическая.

…и получается такой результат – около пятидесяти процентов преступлений у нас остаются ежегодно нераскрытыми». [T.10.CI.82]

 

 
     
 

Пока вы глядите на мир с кочки, которую научились считать «собой», вы платите за неё очень высокую арендную плату. Но что вы получаете взамен? Вы даже не знаете, какие бичи погонят ваше «я» в его кошмарное путешествие через миг…

– Античные геи говорили своим врагам то же самое, что сегодняшние грубияны – «Познай себя». Это не зря считалось у них страшным оскорблением. Ибо в «себе» нет ничего, что можно познать, как нет его в узорах калейдоскопа. В вас нет даже того, кто может пять минут помнить про эту невозможность. Но кричать на каждом углу, что никакого «я» не существует, ещё глупее. Не потому, что оно есть, а потому, что именно оно будет делать вид, будто его нет. Не берите на себя груза, который вам не под силу…

В. ПЕЛЕВИН [B.51.19]

*

Елена СЪЯНОВА, российский журналист, писатель, историк: «…да, любил, но вот портреты он писать не умел, а на его пейзажи комиссия наложила такое резюме: «склонен к подражательству». Его это страшно бесило. Вот, слушайте: «Вы подумайте, – говорит Гитлер, – «склонен к подражательству». Но ведь я пришёл учиться, и не подражая. Кретины. Кто тогда такие ученики школы Рубенса или школы Рембрандта, как не подражатели, которые со временем, освоив технику, становились мастерами? Как можно учиться, не подражая? Как нынешние? Взял в руку кисть, плюнул в охру, мазнул – самовыразился. Зачем учиться? Если можно поваляться на диване, поковыряться в себе, изобразить нечто левой ногой, назвать это «забвением в экстазе», «творческими поисками» и «самовыражением». Ненавижу эти слова». И дальше внимательно: «В спокойные времена, – говорит Гитлер, – черт бы с ними». С декадентами, то есть. «А теперь нечего в себе копаться, там ничего нет, кроме гнилых органов, в конце концов, всё перерабатывающих в дерьмо». [P.97.91]

 

 
     
 

Вадим КЛЮВГАНТ, адвокат: «…и ещё один вид реагирования, который порой приходит из исполнительной власти приходится слышать не столь радостный – когда высокие должностные лица в исполнительной власти, очень высокие, федерального уровня, исключительно юристы, позволяют себе говорить про Страсбургский суд, что это «одиозный орган, который странные одиозные решения принимает» – вот это не могу назвать иначе, чем тем самым правовым нигилизмом, с которым велено всем бороться. И в этой связи припоминается интервью председателя Европейского суда – если не ошибаюсь, на радиостанции «Эхо Москвы» он не так давно был. Когда он сказал – мы прекрасно понимаем, что мы никому не нравимся – не только РФ, вообще ни одному государству-участнику Европейской Конвенции – мы и наши решения не нравимся и нравиться не можем, и замечательно, и, слава богу. Но если государство вступило в Конвенцию, ели оно добровольно приняло юрисдикцию Европейского суда в пределах его права, значит, наше решение надо уважать и исполнять. При этом они должны не нравиться, потому что проигравшая сторона, которой нравится решение суда, по которому она проиграла, это нонсенс. Тут надо разделить – отношение держи при себе, а исполнять – будь добр, исполняй». [P.97.95]

 

 
     
 

Александр СМЫШЛЯЕВ, кандидат исторических наук, Институт всеобщей истории РАН: «…следует, прежде всего сказать общеизвестную вещь, что римское право – это самый главный вклад Рима в современную цивилизацию. Современные юристы считают себя вполне законно наследниками великих римских юристов. Правоведение, как наука, возникла впервые именно в Риме, правда, благодаря большому влиянию греческой философии. И римское право…

У греков, как у любого другого народа, было своё право, не было своей правовой науки. Была философия права, теория права, которыми занимались философы, но не юристы. Учёные-юристы, одновременно и практики и учёные, появляются только в Риме. Если бы не было греческой философии, не было бы римских юристов.

…христианство постепенно развивалось в систему собственного канонического права, которое существовало параллельно с римским правом. Недаром учёные-юристы имели в Средние века имели почётный титул доктор одновременно того и другого права. Канонического и римского. Что касается поздней империи, когда христианство становится ведущей, господствующей религией в римском обществе, оно, конечно, оказывало воздействие на римское право. Скажем, сложнее стало разводиться в условиях христианской идеологии…

Дело в том, что в условиях позднего Рима римское право испытывало несколько самых разнонаправленных воздействий. Воздействие первое – это воздействие римской правовой традиции, поскольку классические юристы считались как бы безупречными. Это основа основ, отклоняться он них нельзя. Мнения классических юристов судьи должны были использовать в своих приговорах наравне с законом. Это одно влияние. Второе влияние – это влияние общества. Поскольку все стали римскими гражданами в условиях поздней Римской империи, то стали вводиться в оборот местные законы, которые раньше к римскому праву отношения не имели.

…поэтому это иногда называется вульгаризированным правом. Общество стало менее грамотным, более жестоким, более суровая жизнь. Это тоже воздействовало на римское право. Более суровое наказание, некоторое упрощение тех или иных институтов классического права. Вот это второе влияние. Третье влияние – это влияние христианства. Всё это смешивалось воедино.

…мы обычно берём два крупных периода в развитии римского права. Римское право самого Древнего Рима, и римское право более позднего времени, воспринятое другими обществами. Историю римского права самого Рима мы заканчиваем в VI веке, в эпоху Византии, потому, что именно тогда произошла кодификация римского права при императоре Юстиниане, и по его прямому приказу. Вот тогда как раз и были созданы эти выдержки из сочинений римских юристов, кодексы, сборники императорских указов, институции. Институции – это учебник римского права, одновременно имеющий силу закона.

После Юстиниана эта сложная система классического права оказалась уже не востребованной, но поскольку общество сильно менялось, начинают появляться упрощённые сборники. Но тоже они создавались на основе римского права. Полностью разрыва с римским правом в Византии мы не наблюдаем, в отличие от Запада, где на какое-то время, недолгое очень, римское право было закрыто. А потом оно появляется в виде реципированного римского права

Кодекс Наполеона под очень большим воздействием римского права находится. Но не он один. Есть не менее знаменитый кодекс – это Германское гражданское уложение, который тоже находится под громадным воздействием Римского Права. А современные правовые системы как раз находятся под воздействием этих кодексов очень большим». [P.97.97]

 

Успех Рима строился на системах и инфраструктуре: римляне брали механизмы цивилизации, разбирали их и собирали заново в более эффективных формах. Лучше всего это наблюдается в сфере законов.

Prof. Christopher Smith, Director of the British School at Rome, University of St Andrews: «Римское право родилось из подлинного интереса к закону, к принципам права и правосудия, как к способам удержать богов на своей стороне. Подобные мысли преобразовались в практические идеи о том, как сплотить политическое сообщество».

Рим взял принципы всеобщего правосудия и закодировал их в полноценной законодательной системе. В середине пятого века до нашей эры, когда плебеи потребовали записать законодательство, ранние римские законы были опубликованы в двенадцати таблицах. Но Рим отличался от других цивилизаций тем, что правилам, развившимся в небольшом сельскохозяйственном обществе, давали изменяться по мере того, как империя неуклонно расширялась. Это вселяло во все слои населения уверенность, что они смогут обратиться за помощью к правосудию.

Prof. Christopher Smith: «Мы не должны представлять римскую правовую систему как нечто неизменное: она эволюционировала со временем. Римская аристократия – высший класс – образованные граждане проводили много времени в спорах о законе, пытаясь сделать его справедливым. Результатом стала система Римского права, которую чрезвычайно легко приспособить к обстоятельствам и передать последующим поколениям». [T.13.CX.4]