ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН XVII. Spes; Intuitio; Divinatio Naturalis; Stella Magorum (Звезда Волхвов); Oss; Inflexus; Звезда; Иероглиф 5 (рот с языком, т.е. говорящий рот).

   

ēloquium, ī n [eloquor] 1) речь, язык (muti, quibus pro eloquio nutus est Mela); 2) красноречие (maximus auctor eloquii Romani Tullius Lcn; eloquio tonare V); 3) красноречивое обращение (eloquio aliquem mollire O); 4) национальный (племенной) язык (aliquid ex Hebraeo in Latinum e. vertere Is); 5) изречение (oraculi Aug). [B.32]

 

 
     
 

Долго даже финикийские надписи, попадавшиеся уже с XVII века на берегах и Островах Средиземного моря, были недоступны пониманию археологов, пока не была (1735) издана двуязычная греко-финикийская надпись, найденная на Мальте, и не дала возможности англичанину Swintоn'у и французскому аббату Barthelemy, нашедшим ключ к алфавитным финикийским текстам, убедиться окончательно в чистом семитизме финикийского языка.

*

Скажем несколько слов об истории библейского текста. Греч. τα βιβλια есть перевод евр. hassepharim /( סֵפֶר ) [sḗper] книга, свиток, письмо [B.18]/, «Писания», встречающегося впервые в книге пр. Даниила. Первоначально книги были написаны на пергаменте древне-семитическим шрифтом без гласных и без разделения слов. Такой текст легко подвержен искажениям и мог быть понятен только до тех пор, пока его язык оставался живым и разговорным. В последние века пред н. э. евреи утратили свой древний язык, стали говорить по-арамейски и ввели так называемый квадратный шрифт. Книги были переписаны этим шрифтом, и для большей вразумительности их орфография стала улучшаться; сначала ввели в редких случаях обозначение гласных при помощи ближайших к ним по природе согласных, потом стали разделять слова. К концу I века н. э. у евреев завершился «канон» из 22 (Иосиф Флавий, Против Апиона, 1, 2) или 24 (талмуд) книг, а во II в. было установлено чтение гласных; самые знаки для гласных букв появились не раньше VII в. в так называемом масоретском или массоретском тексте (первая сохранившаяся датированная рукопись – 916 г.): появляется сословие массоретов – хранителей и, в исключительных случаях, исправителей текста. Таким образом, текст, печатаемый в современных изданиях еврейской библии, в своём настоящем виде – довольно позднего происхождения…

…на арамейском языке, разговорном у евреев послепленного периода.

*

В Месопотамии арамейство уже давно было господствующим элементом, но и в собственной Ассирии оно успешно разлагало туземное население.

При Салманасаре V даже в Калахе официальные пометки делаются на двух языках, а потом оказалось достаточно и одного арамейского. Отсюда понятно быстрое исчезновение Ассирии, когда орды северных варваров смели её государство, а обездоленный народ, уже давно потерявший от численного перевеса арамеев свой язык, не интересовался ниневийским чиновничеством.

*

Чрезвычайно характерно также, что всё время персидской власти в Египте документы юридических частных отношений писались на местном языке демотическим шрифтом, что же касается официальных сношений с центральным правительством или с двором сатрапа, то здесь употреблялся тот же язык, который при персидском владычестве получил значение официального для всей западной половины империи, включая и Малую Азию – арамейский. Это был язык персидской канцелярии, на котором даже издавались для запада царские указы (например, сохраненные в книге Ездры) и на котором сносились с правительством даже персидские гарнизоны (страсбургский папирус) в Египте. Очевидно, персидская клинопись была только монументальным письмом и не годилась для скорописи; и действительно, впоследствии арамейский шрифт был приспособлен к пехлевийскому языку и распространился до Средней Азии и Монголии. Эта блестящая судьба его объясняется тем, что фактически он был общеупотребителен в Ассирии и Вавилонии ещё в ассирийские времена; завоевания ассирийских царей и Навуходоносора, в связи с вавилонским пленом, ещё более содействовали его распространению, и иудеи, вернувшись из плена, уже говорят, а частью и пишут по-арамейски. Язык этот заступил место клинописи в международных сношениях; он употреблялся даже на монетах малоазиатских сатрапов персидского царя.

*

Для суждения о родстве народов в современной науке, конечно, руководствуются не политикой, а другими критериями, но относительно их всё-таки не достигнуто полного соглашения. Важное значение имеет язык, но и он не является непогрешимым свидетелем: вспомним коптов, говорящих по-арабски, многих из малоазиатских греков – по-турецки и т. п. Антропологический тип, выводимый из краниологических изысканий, не является определённой, бесспорной и постоянной величиной. Ещё меньше значения имеют суждения по так называемому народному характеру (в этом особенно повинен Ренан). Не говоря уже о малой разработанности народной психологии, мы видим примеры различий в характере среди отдельных частей не только расы, но и одного племени. Нельзя забывать также, что сходные географические и исторические условия могут выработать и сходные «народные характеры». Итак, наиболее надёжным и для нас доступным критерием всё же остаётся язык. Для более древних времён этот критерий наименее ошибочен: расы одного происхождения непременно первоначально должны были говорить общим языком; только многовековые судьбы, в связи с политическими переворотами, могли произвести изменения.

*

Памятниками несторианской культуры полна Средняя Азия; христианская литература на сирийском языке процветала во всех пределах царства Сасанидов, ее наследием является, между прочим, монгольский алфавит, происходящий из арамейского.

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

Поздние греки первыми наткнулись на арамейские племена на севере близ Малой Азии. Они вели там торговлю с племенем, которое называло себя Сири. Поэтому греки называли арамейцев сирийцами, а земли, которые они захватили (две северные трети западной части Плодородного полумесяца), – Сирией. То же самое и у меня: с этого момента, когда я говорю «Сирия», то имею в виду государство, управляемое из Дамаска, в более общем смысле – территорию от Дамаска на север до границ с Малой Азией.

Однако сирийцы (или арамейцы, как они называли себя) не исчезли. Прежние ассирийские монархи уже пытались подавлять восстания в завоеванных провинциях. Тиглатпаласар III организовал поголовную депортацию. Большую часть аристократических семей одной провинции он выгнал из принадлежавших им домов и поселил на чужих землях, а чужеземцев пригласил занять освободившиеся места. В результате ослаблялось национальное самосознание и, разумеется, возникала вражда между оставшимся на местах прежним населением и новыми переселенцами. Эта внутренняя вражда поглощала ту энергию, которая могла быть направлена против Ассирии.

Так сирийцы оказались разбросанными по всей империи, но они сохраняли свой язык. Арамейский язык (с его финикийским алфавитом) был гораздо проще ассирийского с его замысловатой клинописью. Начиная с XIII в. до н. э. арамейский язык стал своего рода интернациональным для Западной Азии и оставался таковым на протяжении тринадцати веков. В течение многих столетий после своей политической гибели Сирия посредством своего языка повлияла на мировую культуру гораздо больше, чем когда-либо прежде.

Ездра занялся, как сейчас бы сказали, возрождением веры. Он собирал евреев и читал им книги Закона (первые пять книг современной Библии). Читал он на древнееврейском языке, который теперь становился языком религии, потому что со времен изгнания повседневным языком евреев стал арамейский. Ездра объяснял прочитанное и преуспел в этом, и он, должно быть, действительно пользовался авторитетом, потому что встречали его с энтузиазмом.

Айзек Азимов [B.129.3]

 

 
     
 

…при поддержке своей конницы он объединил Дальний Восток и Запад под знаком империи, в четыре раза превосходившей владения Александра Македонского.

Темучжину было девять, когда его отца – Есугея – главу рода, отравили враги-татары. Степные племена постоянно воевали. Будущий Чингисхан был слишком молод, чтобы стать главой рода. Его семью изгнали.

Iaroslav Lebediynsky, LInstitut national des langues et civilisations orientales (INALCO): « Темучжин и его ближайшие родственники были брошены своим племенем и обречены на нищенское существование. В то время монголы: сам этот термин граничит с анахронизмом, лучше называть их монгологоворящими племенами, составляли несколько условно независимых групп, связанных слабым родством. Политического единства у них не было».

Prof. John E. Woods, University of Chicago: «Северокитайская династии Цзинь не хотела, чтобы степные племена каким либо образом объединились, поэтому китайцы постоянно либо вмешивались сами, либо использовали другие племенные группы, например, татар, чтобы пресечь любые попытки монгольских племён объединиться».

…подчинив себе одно за другим различные кочевые племена, Темучжин в сорок пять лет был провозглашён Чингисханом. Он радикально изменил организацию племён, сформировав сплочённую и дисциплинированную армию из множества народов, которые поклялись ему в верности. Объединение кочевых племён было только первым шагом для этого амбициозного человека: он жаждал покорить соседние оседлые народы. В те времена бывшая Китайская империя была разделена на несколько независимых царств.

Iaroslav Lebediynsky, LInstitut national des langues et civilisations orientales (INALCO): «Новый авторитет Чингисхана как императора привёл не только к победам, но и заключению добровольных союзов. Один из них – союз с уйгурами – был особенно важен, потому что у них монголы позаимствовали алфавит, на основе которого создали литературный язык, ставший инструментом управления империей».

Для Чингисхана – неграмотного человека, который, так сказать, «сделал себя сам», письменность стала важным аспектом контроля над империей. Благодаря писарям появилась яса – свод законов, установленных Чингисханом. В нём впервые были представлены нормы поведения, а также перечень наказаний. Свод законов касался как гражданской, так и военной жизни. Его целью было гармонизировать отношения народов разных культур и религий. [T.10.DCXXX]

 

Алексей МАСЛОВ, доктор исторических наук, академик РАЕН: «…и корейский язык, я имею ввиду не иероглифический, а собственно корейский язык – это не китайский язык, и он не имеет к нему отношения: это изолированный язык».

Александр ЖЕБИН, кандидат политических наук: «Он был создан в начале пятнадцатого века. Король собрал группу учёных, поручил им создать корейский алфавит. Кстати, считается одним из самых простых в мире».

Алексей МАСЛОВ, доктор исторических наук, академик РАЕН: «И очень эффективный, поэтому корейский учится легче, чем китайский».

В 2014-м в Сеуле был открыт музей «Хангыля» (National Hangeul Museum). Хангыль – это система письма, которая была изобретена для записи корейского языка ещё в пятнадцатом веке. Сегодня к хангылю в обеих частях полуострова относятся крайне серьёзно. И в КНДР и в Южной Корее отмечают «День хангыля» – это государственный праздник. Правда, в Южной Корее его празднуют девятого октября, а в Северной – пятнадцатого января. Тем не менее, язык остаётся объединяющим для корейского народа, разделённого на две части. Но почитание хангыля – это завоевание двадцатого века. До этого корейский язык называли «языком детей и мам», то есть, языком, который используется дома за запертыми дверьми. Для деловой официальной переписки и литературы использовались китайские иероглифы. В начале употребление хангыля вызвало волну протестов конфуцианских философов, которые считали появление упрощённого письма шагом к варваризации. Впоследствии хангыль даже был запрещён для официального письма, но люди всё равно им пользовались в быту. Так корейская письменность дожила до двадцатого столетия. Вначале двадцатого века хангыль стал символом национального сопротивления корейцев японской оккупации, и не удивительно, что Ким Ир Сен, который активно боролся с японцами, уделял языку значительное внимание, как в начале своей политической карьеры, так и во время её расцвета.

…но за шестьдесят пять лет изоляции язык и на севере, и на юге эволюционировал. Музей хангыля, открытый в Сеуле девятого октября 2014-го года помогает представить себе эту эволюцию, и, одновременно, осознать, что общий язык двух Корей ещё не потерян. [T.10.LI.133]

 

 
     
 

…здесь записаны мысли и деяния этого таинственного народа. История исчезнувшей цивилизации, аккуратно расставленная по полкам, ждала своего читателя. Существовала только одна проблема: таблички были написаны на языке, которого никто не знал.

Лучшие лингвисты мира стремились расшифровать этот язык. Записи на хеттском языке были выполнены знаками треугольной формы – так называемой клинописью – одной из старейших систем письма. Поскольку её использовали для написания нескольких ранних древних текстов на средневосточных языках, знаки клинописи были известны учёным, и их можно было легко прочесть, но сам хеттский язык оставался непонятен.

Prof. Theo van den Hout, University of Chicago: «Это всё равно, что читать текст написанный латиницей на незнакомом языке: все буквы знакомы, но смысл непонятен».

Чтобы расшифровать неизвестный язык надо найти похожий известный. И с помощью сходных слов и грамматики можно начать расшифровку. Однако хеттский язык озадачил всех: он стоял особняком, ни один средневосточный язык не был на него похож. Разгадка нашлась благодаря всего одному предложению из тысячи.

Prof. Theo van den Hout, University of Chicago: «Чешский учёный наткнулся на предложение… Он разобрал знак «Хлеб» – общий для многих древних языков (NINDA-AN)».

Но затем он заметил нечто, поразившее его до глубины души – совершенно невообразимое и невозможное – слово на английском.

Prof. Theo van den Hout, University of Chicago: «Сначала ему в глаза бросилось слово «wa-a-tar-ma», очень похоже на английское слово «вода». После этого слово «ez-za» напомнило ему слово «есть» из древнего верхненемецкого.

Комбинация этих слов была похоже на предложение – законченную фразу, которую он теперь мог попытаться перевести.

…таким образом он получил предложение, которое можно было перевести так: «Сейчас ты ешь хлеб и пьёшь воду». Это первое предложение, переведённое с хеттского языка за три тысячи лет».

Это открытие всех потрясло: выходит, хеттский не является средневосточным языком, как все ожидали – он принадлежит к индоевропейской группе, как английский. Хетты отличались от своих соперников в древнем мире, потому что были родом не со Среднего Востока, а откуда-то из Европы. [T.13.XCIII.1]

*

этрусский алфавит, напоминает латинский, только писали справа налево. Римляне позаимствовали начертание букв своего алфавита у этрусков, таким образом, этрусский алфавит – предшественник латиницы.

…через сто тридцать лет филологи научились читать по-этрусски. Оказалось, их письменность восходит к греческому алфавиту.

Этрусский оказался языковым островом среди индоевропейских языков: он совершенно не похож ни на один из них, за единственным странным исключением. В 1884-м году на греческом острове Лемносе в Эгейском море обнаружили стелу. Две тысячи семьсот лет назад каменотёс вытесал на могильной плите надпись на языке чрезвычайно близком к этрусскому. С этой находки начались споры о происхождении этрусков: они что же, пришли в Италию откуда то ещё?

…необычное экспрессивное искусство этрусков заставляет подозревать экзотическое происхождение этого народа.

…к 2007-му году Пьяцци (Prof. Alberto Piazza, University of Turin) проанализировал пятнадцать тысяч проб, крови, собранных по всей Европе. В результате возникла генетическая карта, из которой следовало, что жители Вольтерры (Volterra) и других бывших этрусских поселений ближе всего к жителям, населяющим область в Западной Анатолии рядом с островом Лемносом, некогда известном как Лидия, что хорошо согласуется с данными греческого историка пятого века до нашей эры Геродота: «Сто лет назад в Лидии начался голод, и народ ушёл на Запад через Грецию в Италию».

Prof. Alberto Piazza, University of Turin: «Дискуссия на эту тему ведётся уже очень давно. Дионисий Галикарнасский выдвигал теорию об автохтонном происхождении этрусков, но Геродот приводит совершенно иную точку зрения – они будто бы выходцы из Анатолии. Трудно судить о мифах или взглядах древних авторов, но на наш взгляд скорее прав Геродот».

Этруски так умели обрабатывать металл и производили столько, что их изделия пользовались спросом за пределами их земли – Этрурии. Торговля процветала, этруски основывали один новый город за другим. К шестому веку до нашей эры ими была заселена территория от долины По до Кампании. Долгое время обсуждался вопрос: «Было ли железо решающим фактором экспансии этрусков?» И если «Да», то где его обрабатывали? Следы вели в Популонию (Populonia), к Западу от острова Эльба. Популония была единственным приморским городом этрусков. Ныне от него на берегу залива Баратти (Baratti) не осталось совсем ничего. Зато повсюду можно видеть древние следы обработки железа – остатки шлака. Он две с половиной тысячи лет покрывал почву слоем толщиной в несколько метров и делал археологические работы невозможными.

Так было до 1910-го года. Тогда добывающая компания стала убирать шлак, чтобы освоить остававшуюся железную руду. В глине обнаруживали всё новые захоронения, археологи отчаянно старались остановить работы компании.

…но только сейчас становится понятным размах производства.

Dr. Sylvia Guideri, Parco Archeologico di Baratti e Populonia: «Они добывали около двух с половиной миллионов тонн железной руды, из которой получали около семисот тысяч тонн железа. Впечатляющее количество».

Ныне залив Баратти живописное место. В античные времена это был огромный индустриальный центр, здесь плавили и обрабатывали железо для всего Средиземноморья. Шлак со временем накапливался, за два столетия по берегам его скопилось два миллиона кубических метров, он образовывал толстый слой и на почве, и на гробницах, где пролежал две с половиной тысячи лет.

…наиболее прочные торговые связи были с греками и финикийцами. Из Греции этруски ввозили очень ценившиеся гончарные изделия. [T.10.CCLXXXII.5]

 

Индийцы были знакомы с железом с глубокой древности. В XVXII веках до н. э. закавказские и малоазийские хетты (народ индоевропейского происхождения, как и завоеватели Индии – арии) первыми в истории получили «патент» на открытие рудного железа и дешёвые способы его восстановления. Трудно сказать, почему до этого впервые додумались именно древние хетты, в конце концов, среди индоевропейцев были и другие, не менее сообразительные народы. Но сегодня исследователи установили с предельной точностью: родиной железа были Кавказ (точнее, Закавказье) и Малая Азия.

В XI веке до н. э. «народы моря» (среди которых были и греки-ахейцы) разгромили хеттов, овладев тщательно охраняемой тайной плавки железа. Эта ценнейшая информация технико-экономического и военно-стратегического характера досталась и филистимлянам…

ИОВ ТЕР-ЕРЕМЯН [A.298]

 

 
     
 

Александр МАХОВ, доктор филологических наук: «…но, вот, возникает главный вопрос: «На каком же языке написаны эти изображения?» – это ключевой для нас вопрос. И, чтобы ответить на него, мы, как ни странно, должны обратиться к самым основам средневековой семиотики. Эта семиотика в принципе отличается от той семиотики, которая нам привычна. Для нас главная семиотическая система, как ни крути, как не изучай другие системы, – это язык, – это система языка, которая состоит, грубо говоря, из слов. А слова означают вещи, в таком, широком смысле. Итак, наша главная семиотическая система – это язык слов. Не так обстояло дело для средневековых мыслителей, средневековых богословов: они не испытывали безграничного доверия к языку, к языку слов – ведь язык слов придумал человек. Как сказано в «Книге Бытия», Адам дал имена всякой душе живой. Отсюда можно вывести и то, что все слова языка в принципе придуманы человеком. Итак, «Бог не говорит на языке слов». А на каком же языке Он говорит? – Вот вопрос, который занимал очень сильно умы, начиная, по крайней мере, с Августина Блаженного. И ответ был найден: «Бог говорит на языке вещей». В этом втором языке – языке Бога – в роли слов выступают вещи: все смыслы выражены вещами. А в числе этих вещей, конечно же, и животные. Библия написана на Языке Вещей, она говорит тоже Вещами, в том числе и образами животных. Язык Вещей это и есть для средневекового человека главная семиотическая система, это, так сказать, семиотика Бога. И основу этой системы разработал Августин Блаженный – один из главных Отцов Церкви, – который в трактате «О граде Божьем» выдвинул идею красноречия вещей, по аналогии с красноречием слов, противопоставив это Красноречие Бога человеческому красноречию». [T.10.CI.74]

 

Дмитрий АНТОНОВ, кандидат исторических наук: «…что такое семиотический анализ, и какие элементы семиотического анализа мы сегодня будем применять.

Семиотический анализ состоит из трёх базовых элементов – семантика, синтактика и прагматика.

Что такое анализ семантический? – Это, собственно говоря, «базовый анализ». Это анализ смыслового содержания изображения: что собственно имеется ввиду, что подразумевается.

Кроме семантического анализа естественным образом необходим анализ синтактики: то есть, последовательности, сочетаемости знаков, тех рядов, в которые эти знаки помещены.

Третий пункт семиотического анализа – это прагматика – это, собственно, рецепция, восприятие, способы восприятия и различные традиции, обряды, практики акциональные, которые связаны с восприятием, пониманием, прочтением этого образа современниками. И с тем, как он выстраивает свои отношения с этим образом». [P.125.90]

 

 
     
 

Андрей ЗУБОВ, доктор исторических наук: «…объясняя в Элементах философии дальше, он пишет «Для мудрецов слова – суть единицы для счёта. Для глупцов слова – настоящие монеты, освящённые авторитетом Аристотеля, Цицерона, Фомы Аквинского или кого-то другого». То есть, слово не есть само по себе ценностное содержание». [P.125.141]

 

Dr. Silvia Rivera, Universidad de Buenos Aires: «…здесь Витгенштейн утверждает, что его целью было продемонстрировать лимит мысли в языке. Он демонстрирует, как этот лимит влечёт за собой прохождение через все те понятия, которые мы можем выразить с помощью языка: логика, лежащая в основе нашего языка, позволяет нам выразить ряд суждений, комбинируя различные символы. Становится совершенно очевидно то, что именно это и очерчивает пределы нашей мысли. То же самое, по мнению Витгенштейна, относится к воображению.

Безусловно, этический смысл для Витгенштейна – это признание нашего лимита. С учётом того, что никакими усилиями воли мы не сможем этот лимит преодолеть, выйти за его пределы, узнать, что за установленными границами. Потому что лимит, о котором идёт речь – это абсолютный лимит. Лимит языка очерчивает границы для нашей мысли и нашего мира. Он может быть изучен только с позиции практики логических умозаключений. Задача этики – показать нам этот лимит, помочь осознать опасности, сопряжённые с таким положением, указывать нам на него постоянно». [T.23.XII.7]

 

 
     
 

Юрий ПИВОВАРОВ, академик РАН, доктор политических наук, профессор, директор ИНИОН РАН: «…главное в девятнадцатом столетии – это рождение Великой русской литературы. Мы все продукт этой литературы. Если когда-нибудь закончится история, и будет какой-нибудь, условно говоря, Страшный Суд, и с России спросят: «Что она сделала?», она скажет: «Русскую литературу создала». Это абсолютный наш вклад в историю человечества. Русская литература была в девятнадцатом веке ВСЁ, потому что из неё выходит ВСЁ: русская литература – это и язык, это и политика, и общество, это и социология, это и интеллигенция, это и собственно литература и так далее, и так далее, и так далее…» [T.10.CI.105]

 

…когда молодая Советская власть начала строить новое общество, одним из инструментов она выбрала язык. На первый взгляд ход неожиданный, но, как оказалось, весьма эффективный. Из смелых проектов латинизации языков народов СССР никто никогда не делал тайны.

Идея латинизации русского алфавита для советской России была не нова: о ней говорили и в девятнадцатом веке и в начале двадцатого. И, как ни странно, не только в России. Казалось бы, утопическая идея в конце двадцатых годов стала реальностью. Это было время, когда языковая политика Советов переживала настоящий реформаторский бум.

В поддержку амбициозного проекта заработала идеологическая машина. Нарком просвещения Луначарский вспомнил, что ещё Ленин высказывался в поддержку латинизации русского алфавита. Правда, в трудах Ленина эта мысль не встречается.

В научной среде появились идеи о том, что русский язык в сознании республиканских народов связан с русификаторской и миссионерской политикой царизма. Эстафету подхватили представители полиграфической промышленности. Они подсчитали экономические выгоды предстоящей реформы.

Сергей КУДРЯШОВ, кандидат исторических наук, сотрудник Германского исторического института в Москве (шеф-редактор «Вестника Архива Президента Российской Федерации»): «…большевики шли к власти с идеей, что они только начали процесс в мире, что дальше пойдут другие революции в других странах, и это будет Мировая революция. И поэтому большевики задумались о латинизации, так как идея уже была в воздухе, что, как хорошо было бы приблизиться, сплотиться… Это одна из политических идей».

Александр КАМЧАТНОВ, доктор филологических наук, Литературный институт им. М. Горького: «Очевидно Сталин, когда понял, что Мировой революции не дождёшься… и он выдвинул новый лозунг: «Построение социализма в отдельно взятой стране».

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О латинизации». 25 января 1930-го года.

«Предложить Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита».

Подули новые ветры. Луначарский был снят с поста Наркома просвещения, его место занял «человек Сталина» – активный исполнительный Андрей Бубнов, но он не был поклонником латинизации.

…остановить запущенный процесс удалось не сразу: в печати продолжали появляться материалы в защиту латинизации русского алфавита. Поэтому через полгода последовало очередное Постановление (5 июля 1931-го года)

«Ввиду продолжающихся попыток «реформ» русского алфавита, создающих угрозу бесплодной и пустой растраты сил и средств государства, ЦК ВКП(б) постановляет: воспретить всякую «реформу» и «дискуссию» о «реформе» русского алфавита». [T.10.CCCLXXI.2]

 

 
     
 

…одна из главных его гипотез была проста и оригинальна: Марр утверждал, что все языки, независимо друг от друга образовались по единым законам из четырёх выкриков первобытных людей – «САЛ», «БЕР», «ЙОН» и «РОШ». Постепенно выкрики видоизменялись, но эти четыре первоэлемента можно обнаружить в словах всех современных языков. Например, «САЛ» можно увидеть или услышать в слове «РУСАЛКА», а, к примеру, «БЕР» – в слове «СУМЕРКИ».

Благодаря этой гипотезе Марр приобрёл множество последователей. Зачастую они не обладали профессиональными знаниями, но используя подобную нехитрую аргументацию, могли запросто заткнуть за пояс любого оппонента. Кроме того, они верили в Марра, как в Бога.

Владимир АЛПАТОВ, доктор филологических наук, директор Института языкознания РАН: «Он имел массу высоких должностей: он был и вице-президент Академии, был и директор Публичной библиотеки, был и членом ВЦИКа, и много кем. Директором двух институтов, которых, кстати, он создал. Он был выдающийся организатор».

…однако у Марра, по-прежнему, было много сторонников: учёный прекрасно чувствовал людей, мгновенно ориентировался в любой ситуации и как никто другой владел даром убеждения.

Владимир АЛПАТОВ, доктор филологических наук, директор Института языкознания РАН: «Те люди, которые только читали его работы и никогда его не видели, им не увлекались, а те, кто его слышали, те действительно приходили в восторг».

…например, он утверждал, что человеческая речь произошла из языка жестов. Эту теорию тут же подхватил Сергей Эйзенштейн, который искал новые способы воздействия на зрителя. Ведь жест тесно связан с Бессознательным, а Бессознательное как раз и есть то, на что воздействовать можно наиболее эффективно. Под влияние идей Марра попали Луначарский, Бухарин и даже сам Сталин. [T.10.CCCXLVIII.9]

 

 
     
 

Сегодня МКС – это совместный международный проект, в котором коме России и США участвуют ещё четырнадцать стран. «В космосе нет политики» – как говорят сами космонавты: все партнёры, все работают на общее благо человечества.

Официальный язык общения на станции считается английский, но по факту говорят на всех языках: главное – чтобы было понятно каждому. Языки даже перемешиваются, например, часть слов берут из английского, часть из русского. Существует даже название такому наречию – «рунглиш». Например: «Велком к столу». Некоторые фразы звучат очень оригинально: «Ду ю говорите по рунглиш?» [T.1.XXXIII]

*

Александр АГАФОНОВ, научный сотрудник Института океанологии РАН: «…белухи обладают свойством всё новое пробовать на зуб – глотать, повреждать: чтобы не повредить гидрофон, была придумана система из подручных средств. Что удивительно, мы работаем и с афалинами, и с белухами, но афалины к этому спокойно относятся, как правило, а белуха проявляет любопытство ко всему: в дельфинарии, например, она любит видеокамеру подводную сорвать. Поэтому приходится защищать».

Иван ЗАТЕВАХИН, кандидат биологических наук: «Сравнивая поведение обоих видов в бассейне с поведением их диких собратьев, исследователи сразу же выявили любопытную закономерность: оказалось, что афалины в бассейне в сравнении с морем свой репертуар почти не меняют, а вот у белух в бассейне он резко обедняется. Оказавшись в заточении вместе с афалинами, дипломатичная белуха начинает заимствовать их репертуар».

Александр АГАФОНОВ, научный сотрудник Института океанологии РАН: «…а когда белуха попадает в дельфинарий, у неё количество типов сигналов резко уменьшается, то есть, обедняется репертуар. Попавши к афалинам, она начинает активно усваивать их сигналы. Белуха, помещённая в коллектив, так сказать афалин, но у неё остались белушьи сигналы, но в значительно меньшем количестве, чем мы в море слышим – наоборот, какие-то самые примитивные, но зато у неё буквально через короткое время стали появляться сигналы афалин. Насколько она это осознанно делает, или это просто звук подражания…»

Иван ЗАТЕВАХИН, кандидат биологических наук: «Какие действия белух необходимо подвергать анализу, чтобы разобраться в том, как они общаются? Одного анализа ситуации, в которой оказались дельфины, соотнесение действий животных и их звуков уже недостаточно: это как пытаться выучить русский язык по репликам футболистов, которые так порой похожи на реплики строительных рабочих – поведение разное, а сигналы одинаковые». [T.10.DXVII]

 

 
     
 

Ольга ТАРАТЫНОВА, директор Государственного музея-заповедника «Царское Село»: «Прибывшая в Петербург баденская принцесса Луиза Августа и не предполагала, что самым сложным будет соблюдение всех церемоний при Русском дворе. Иногда по ночам она горько плакала от того, что ей приходится участвовать в таком количестве очень сложных церемоний. Однако, Екатерина торопила всех. Маркграф Баденский дал согласие на брак дочери, а маркграфиня инструктировала свою дочь при отъезде о том, что она должна обязательно выучить русский язык. Чтобы её новый народ любил её – учи язык у прислуги». [T.10.DLXXVI.1]

 

 
     
 

Dr. Johannes C. Ziegler, Directeur de Recherche, Laboratoire de psychologie cognitive Université de Provence, CNRS: «Дети уже владеют разговорным языком до того, как научатся читать: они осваивают разговорный язык почти без усилий, без учителя, без метода – просто погружаясь в среду родного языка. Разговорный язык универсален, он существовал у всех цивилизаций, но не все цивилизации создали систему письменности. У нас есть гены речи – есть биологическая предрасположенность к тому, чтобы научиться говорить. Но письменная речь слишком молода для того, чтобы у нас могла развиться предрасположенность к ней. Дети начинают говорить раньше, чем читать: у них складывается фонологический словарь, в котором ещё до начала обучения чтению зафиксированы звучание и значение тысяч слов. Читать – означает пользоваться этим «фонологическим словарём»: нельзя научиться читать чисто визуальным способом. Это было бы всё равно, что учить наизусть десятки тысяч слов». [T.10.DLXXVIII]

 

 
     
 

…и наш вид появился в результате длительного эволюционного процесса, который начался миллионы лет назад. Но что нам известно об этом процессе? Человек произошёл от обезьяны – это точно. Но как и почему обезьяна стала человеком? Раньше несомненным считался один факт: обезьяны встали на задние конечности, чтобы выжить в условиях саванны. То есть движущей силой эволюции является окружающая среда. Но сегодня многочисленные находки всё сильнее противоречат этой гипотезе. Специалисты в различных областях приходят к иному заключению: движущая сила эволюции находится не во вне, а внутри нас – наших клеток.

Строение наших челюстей свидетельствует: Homo sapiens – это не конец пути, мы по-прежнему эволюционируем.

Тридцать лет рифтовая долина в восточной Африке считалась «Колыбелью человечества», ведь здесь было найдено наибольшее количество останков австралопитеков. Здесь Дональд Джохансон (Donald Carl Johanson) и Ив Коппан (Yves Coppens) обнаружили в 1974-м году Люси: в то время она была нашим древнейшим прямоходящим предком. «Саванная теория» стала доминирующей. Она утверждала, что в Большой рифтовой долине Африки произошло разделение человекообразных обезьян на две группы: одна осталась на западе в лесах, но другой группе – на востоке – пришлось приспосабливаться к новой среде обитания – саванне. Для выживания и отслеживания хищников этим обезьянам пришлось выпрямиться, чтобы видеть поверх высокой травы. Отсюда следовало, что эволюцией движет адаптация к окружающей среде. Но недавние открытия решительно опровергают этот тезис.

Prof. Phillip V. Tobias, Professor Emeritus at the University of the Witwatersrand in Johannesburg: «Саванная теория», которой все так долго придерживались, и на которой, будучи студентом, вырос я, мертва. Но теперь, раз это не причина, по которой мы стали двуногими, если это не объясняет нашего прямохождения, то что теперь? – Теперь надо начать с нуля».

В восемьдесят третьем году палеонтолог Анна Дамбрикур и впрямь начала всё с нуля. Подобно многим коллегам в качестве темы диссертации, она выбрала эволюцию челюстных костей наших предков. Исследования требовали от неё раз за разом повторять одно и то же движение, казалось бы заурядное, но приведшее к поразительному открытию, – переворот черепа.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé, French National Centre for Scientific Research (CNRS): «Когда мы хотим рассмотреть челюстную кость в контексте её развития, мы переворачиваем череп и сравниваем. На этот раз не челюстные кости, а основания этих черепов».

Переворачивая черепа она стала осознавать, что движение от обезьяны к человеку – это не просто изменение пропорций: череп следует рассматривать как динамическое единство, которое при переходе от одного вида к другому приобретает новое состояние баланса. И ключ к этому балансу находится внизу.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Открытие заключается в том, что когда меняется форма челюсти, меняется и форма лица. И это, прежде всего, обусловлено изменением местоположения костей в основании».

В Европе семьдесят процентов детей имеют аномалии прикуса, в Соединённых Штатах – восемьдесят, в Японии – девяносто. Это нарастающий феномен, который начался ещё в средневековье.

Dr. Marie-Josèphe Deshayes, Orthodontist: «Эти дети не мутанты. С точки зрения генетики они самые обыкновенные. Пороки формирования зубов и челюсти явно становятся всё более распространёнными, и ортодонты нужны повсюду. На лицо факт, что форма челюстной кости, а, стало быть, и форма костей черепа, всё ещё эволюционирует».

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «При сравнении ископаемых останков, даже не беря во внимание какую-либо классификацию, явственно видно, что их форма всё время изменяется в одном направлении».

У первых приматов основание черепа плоское, чем ближе к Homo sapiens, тем сильнее оно прогибается вниз. А чем сильнее изгибается основание, тем прямее стоит существо».

Dr. Marie-Josèphe Deshayes: «Анне удалось доказать, что в процессе филогенеза основание черепа искривляется, а я установила, что в процессе онтогенеза, точнее, развития детского организма, это основание тоже искривляется, хотя и не у всех».

Обе они описывают, измеряют и анализируют открытый феномен: в процессе эволюции основание черепа всё сильнее прогибается вниз, и аномалии прикуса, наблюдаемые сегодня у детей, можно объяснить различием в наклоне, которое получается в результате. Но каков ключевой элемент этого прогибания? Обе исследовательницы пришли к одинаковому выводу: основание черепа, как и весь череп, строится вокруг одной единственной кости – сфеноида (Клиновидная кость [лат. os sphenoidale]).

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Выясняется, что если ретроспективно проследить ход эволюции, то первой костью, которая становится на место и своей формой диктует положение остальных костей, является так называемый сфеноид – кость очень сложной формы, которая так же называется «клиновидной костью».

Сфеноид – кость, вставленная в самый центр черепа, кость шириной около десяти сантиметров, кость, имеющая форму бабочки, и расположенная на уровне глаз, непосредственно под мозгом. Это кость – ядро, вокруг которого формируется сначала наш череп, а затем скелет.

Dr. Marie-Josèphe Deshayes: «Сфеноид – это центральная часть всей нашей большой черепной головоломки: впереди него – лобная часть, по бокам – височные кости и теменные кости, за ним – целая группа костей, которые переходят в позвоночный столб и определяют вертикальное положение нашего тела и передвижение на двух ногах».

Сфеноид – это краеугольный камень: форма этой кости эволюционировала миллионы лет, и каждый раз, когда она изгибалась, это вело к появлению в нашем семействе нового вида. И что удивительно, за шестьдесят миллионов лет сфеноид менял форму пятикратно, каждый раз изгибаясь немного сильнее.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Изучив развитие плода мне удалось определить момент, когда формируется череп и его основание. Момент изгиба очень отчётлив, он происходит между седьмой и восьмой неделями. Иными словами, практически в конце эмбрионального периода и непосредственно перед началом развития плода».

Сфеноид – первая кость, которая формируется в эмбрионе. В первые дни жизни он плоский, как у всех млекопитающих, затем, когда начинается формирование головного мозга и нервной системы, сфеноид выгибается и раскрывается. Изучая развитие этой кости у различных млекопитающих, Анна Дамбрикур обнаружила у других видов тот же самый выгиб, хотя и намного меньший. Если сфеноид эмбриона не изгибается, то череп ребёнка выглядит так (сплюснутым). Разумеется, он не жизнеспособен: мозг едва сформирован, а челюсть огромна – пропорции, разительно напоминающие древние черепа.

…понадобилось десять лет исследований по всему миру, чтобы точно описать трансформацию сфеноида с течением времени. Зато результаты подтвердили догадку: эволюция гоминид происходила не постепенно, а большими скачками, причём промежуточные периоды стабильности становились всё короче. И каждый раз, когда сфеноид возобновлял свою трансформацию эволюция человекообразных делала новый шаг. История, поведанная последовательными прогибами сфеноида, – это история великих мутаций, которые привели к человеку. Эта история началась шестьдесят миллионов лет назад. Леса по всей планете кишели полуобезьянами – нашими первыми предками. Мадагаскарские лемуры – последние из уцелевших видов – это первые персонажи великой истории «внутренней силы», но их сфеноид ещё не прогнулся.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Если взглянуть на основание, то видно, что оно очень продолговатое и плоское».

У полуобезьян уже было нечто общее с нами – обособленный большой палец – зачаток кисти руки, которая спустя миллионы лет станет для человека незаменимой.

Сорок миллионов лет назад сфеноид впервые смещается вниз, знаменуя первую великую мутацию в нашей истории. Ни в одном другом семействе кроме нашего этот феномен не наблюдается.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Сразу же череп перестаёт быть плоским: у настоящих обезьян впервые появляется небольшой изгиб основания».

Эта мутация, как и последующие, породила новые возможности.

Prof. Phillip V. Tobias: «Глаза, располагавшиеся ранее по бокам, передвинулись, повернулись и стали смотреть строго вперёд. Они стали видеть стереоскопически. Это наиважнейший этап».

Время словно сжималось, великие мутации начали происходить всё чаще – как будто внутренние часы стали идти всё быстрее и быстрее.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «И вот мы наблюдаем деформацию сфеноида во второй раз. Весь череп формируется вокруг основания, которое теперь более выгнутое. Мозг становится более сложным, а челюсти выступают не так сильно».

Так выглядят человекообразные обезьяны. Теперь уже они заселили всю планету. Они насчитывали десятки видов, хотя до наших дней дошли лишь четыре – шимпанзе, гориллы, орангутаны и гиббоны. Сегодня они наши ближайшие родственники: у нас с ними девяносто восемь процентов общих генов. Изгиб сфеноида породил ещё более совершенный мозг: они используют орудия, стратегически мыслят, проявляют признаки сознания и даже чувства юмора.

Prof. Phillip V. Tobias: «Возможно у них мы встречаем первое, пускай пока лишь рудиментарное, проявление культурных наклонностей и способностей. Впервые в истории эволюции эти определяющие человека свойства заявляют о себе».

Шесть миллионов лет назад сфеноид прогибается в третий раз в том же направлении.

Австралопитеки – они уже не обезьяны, но ещё не люди.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «В отличие от человекообразных обезьян они никогда не переносили вес тела на передние конечности. Они уже обрели некую вертикальность, хотя не в той степени, как у нас. Основание черепа изогнулось и продвинулось вперёд, но ещё не до нижней точки, поэтому они не очень устойчивы. У них ещё нет человеческого чувства равновесия».

Prof. Ronald J. Clarke, University of the Witwatersrand in Johannesburg: «главным был мозг. Они получили не только руку, которой могли манипулировать предметами, но и мозг, который говорил им что ею делать, мозг, который говорил им, как избегать хищников. И они жили благодаря своему уму, мозгу и культуре, которую развивали».

Вооружённые новыми талантами, австралопитеки стали выбираться в саванны, скорее всего, для охоты. Но ещё два-три миллиона лет их домом оставался лес, и на ночь они прятались на деревьях.

Prof. Phillip V. Tobias: «По-видимому они ради безопасности спали на деревьях: ведь даже леопард не забирается на деревья так высоко, как нынешние гориллы и шимпанзе. Это новое научное осмысление прямохождения. Получается, что прежде, чем спуститься на землю, мы уже в некоторой степени разогнулись, и мы стали прямее, и развили другие человеческие черты, которые способствовали прямохождению и передвижению на двух ногах».

Эра австралопитеков длилась четыре миллиона лет. в их род входили многочисленные виды, но сфеноид у всех был сходным. Разум помогал им изготавливать более совершенные орудия, но огонь остался им не подвластен. Останки австралопитеков обнаружены на юге, востоке и севере Африки, хотя за её пределы они похоже так и не вышли.

Prof. Phillip V. Tobias: «С этого существа всё и началось, похоже именно оно в конечном счёте и превратилось в нас с вами».

Два миллиона лет назад происходит четвёртое сжатие времени: сфеноид изгибается и наши предки выпрямляются ещё больше.

…существо, которое уже можно назвать homo – термином, охватывающим многие виды, открытые впоследствии, и названные habilis, erectus. И у всех у них наблюдается сходный прогиб сфеноида.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «У них другой таз, другие пропорции конечностей. Человек ходит и бегает на двух ногах. У него появляется чувство равновесия, новое развитие психомоторики. И всё вновь по тому же сценарию – в основании черепа – сфеноид. Сфеноид сместился ещё дальше».

Prof. Phillip V. Tobias: «Главная перемена, связанная с появлением Homo – это возникновение языка и речи».

Новое положение сфеноида у первых людей ещё больше усложнило строение мозга. Оно также освободило гортань, что сделало возможной речь, но наши современные гласные оставались для них недоступны.

Dr. Nigel Crawhall, Linguist, Indigenous Peoples of Africa Coordinating Committee: «Прежде, чем у нас полностью развилась гортань, мы языком издавали щелчки с помощью зубов, нёба, внутренней поверхности щёк, и таким образом обходились без гласных. В примитивных языках этих контрастирующих звуков для членораздельности достаточно».

Наделённый способностью к речи и сложному мышлению, обработке камня и охоте на крупную дичь, человек идёт вдоль водных путей и впервые покидает африканский континент. Он начинает завоевание планеты.

Сто шестьдесят тысяч лет назад часы бьют снова – сфеноид изгибается в пятый раз.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Мозг становится ещё сложнее, он лучше снабжается кровью. Поэтому естественно, что вскоре после этой биологической эволюции начинается эволюция культурная: на сцену выходит homo sapiens».

Это появление абстрактного мышления. Каменное орудие теперь не просто используется, оно становится ещё и материальной ценностью. По всему миру начинают появляться наскальные росписи.

Prof. Phillip V. Tobias: «Можно даже задаться вопросом: было ли это зачатком письма? Рисование появляется очень рано. Я уверен, что люди стали задумываться о письме задолго до того, как начали использовать это письмо».

Что самое удивительное в открытии Анны Дамбрикур, так это то, что оно не оспаривает традиционную классификацию. Напротив, угол, образуемый основанием черепа, становится измеримым критерием вида, к которому принадлежат останки.

Dr. Anne Dambricourt-Malassé: «Нет никаких причин, чтобы на sapiens процесс остановился, и мы имеем все основания думать, что через несколько тысяч лет все наши популяции будут параллельно эволюционировать, одновременно». [T.10.DC]

**

 
     
 

**

В 1989 году израильские учёные сделали сенсационное открытие они обнаружили в черепе неандертальца особую кость – геоид – подъязычную кость, которая крепит язык к стенке рта. С анатомической точки зрения геоид был решающим элементом для освоения самого важного навыка человечества – способности говорить. Но речь возникает только при совмещении анатомии, ментальных способностей и наличие особого гена «FOXP2» или «речевого гена». Обнаружение геоида у неандертальца заставляет предположить, что он освоил примитивные формы речи.

«Речь, конечно, важна, но всё-таки это не была речь на уровне Гёте или Шекспира: это была какая-то рудиментарная форма вербальной коммуникации, сочетавшаяся с жестами и другими видами коммуникаций – глазами, мимикой, языком тела. Через физический контакт можно также передать очень много информации». [T.29.XLIII]

 

 
     
 

Ископаемые остатки млекопитающих и рептилий, живших в далёком прошлом, дошли до нас почти исключительно в виде костей и зубов. Можно ли только по костям и зубам выяснить, является ли вымершее животное млекопитающим или пресмыкающимся?

Конечности всех ныне живущих рептилий построены так, что та их часть, которая расположена над коленным суставом, ориентирована горизонтально (естественно, в случае, когда конечности вообще есть), у млекопитающих же конечности направлены вертикально. Зубы у рептилий более или менее одинаковы по форме, тогда как у млекопитающих они сильно различаются: спереди располагаются острые резцы, сзади – коренные с плоской жевательной поверхностью, а между ними предкоренные и конусообразные клыки.

Известна группа вымерших животных – терапсиды, у которых кости конечностей расположены вертикально, а зубы разнообразны, как у млекопитающих, и всё-таки их считают рептилиями. Оказывается, следует принимать во внимание не только особенности скелета конечностей, но и ещё один признак – строение нижней челюсти. У ныне живущих млекопитающих нижняя челюсть состоит из одной кости, у рептилий – из нескольких. А поскольку нижняя челюсть терапсид состоит из семи костей, то их и относят к рептилиям, а не к млекопитающим. И всё-таки в нижней челюсти терапсид центральная кость гораздо крупнее остальных шести костей, оттеснённых к задним углам челюсти.

А. АЗИМОВ [A.399]

 

 
     
 

1 - 2 - 3 - 4 - 5