ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН XX. Attractio Divina; Transmutatio astralis; Mutationes in tempore; Resurrectio mortuum (Воскресение мёртвых); Cuptut (Стремление); Circulus; le Jugement (Cyд); Caput; Иероглиф (голова человека, выглядывающая в окно).

   

le Jugement (Cyд)

 
     
 

( מִשְׁפָּט ) [mišpāt] суд, решение суда; правосудие, справедливость [B.18]

Суд – по-гречески – κρίσις (кризис) [P.36]

Слово «Кризис» на древнем китайском писали в виде двух иероглифов. Первый иероглиф означал проблемы, а второй возможности. [P.37]

 

aequum, ī n [aequus] 1) ровное место, равнина, поле: in ae. degrĕdi (descendere) L спуститься в равнину, перен. Sen снизойти до чьего-либо уровня; 2) правда, справедливость: per aequa, per iniqua погов. L всеми правдами и неправдами; plus aequo С больше, чем нужно; diutius aequo Ар дольше, чем следует. — См. тж. aequus 5 и 7. [B.32]

 

 
     
 

«…и нечаянно, против воли, поднимает крик оттого, что и сам испугался». «ПРОЦЕСС».

В самом конце романа Кафка даёт почувствовать, что Христос пришёл не судить Мир, но спасти Мир. Его цель – очищение Человека и подготовка его к вечной жизни путём отделения в нём света от тьмы, как и переводится евангельское слово «СУД» – «КРИЗИС». [T.10.CDI.5]

 

Порок Иона стал любимым персонажем Священного писания не только у иудеев и христиан, но и у мусульман.

Марк ЗЕЛИКМАН, научный сотрудник Института Храма: «Если вы посмотрите на ближневосточные карты, современные арабские названия, там довольно много названий с именем Юнис. В еврейской традиции Книгу Ионы читают в Новый год. Новый год – Рош Ха-Шана – в еврейской традиции его коннотация совсем не такая, как Новый год в России, а Новый год – это «День суда» Бога над всем миром вместе и человеком в отдельности». [T.10.DXXXVII.5]

 

 
     
 

…но история также задаёт один из самых сложных и дерзких вопросов Библии: «разве я сторож брату своему?» Очевидно, что текст говорит нам, что мы все должны заботиться друг о друге, но в чём же ответственность Бога? Почему Он не сторож своим детям? Почему Он позволяет, чтобы плохие вещи происходили с хорошими людьми?

Dr. Jon D. Levenson, Professor of Jewish Studies, Harvard Divinity School: «Мы все можем задать вопрос почему Бог не предотвращает убийств? Почему Он не предотвратил холокост? Почему Он не предотвратил «события одиннадцатого сентября»? Библия учит, что обязанность предотвращать подобные вещи лежит на людях, и они не должны полагаться на чудо». [T.21.LXXXVI.1]

*

«Религия есть, или, по крайней мере, притязает быть художницей спасения, и дело ее – спасать. Религия спасает нас от нас, – спасает наш внутренний мир от таящегося в нём хаоса. Она улаживает душу, а водворяя мир в душе, она умиротворяет и целое общество, и всю природу. Спасение есть равновесие душевной жизни» Павел Флоренский

…он принял сан и начал служить в Посадском храме Приюта сестёр милосердия. С новыми силами занялся наукой, стал читать лекции по философии, послушавшись отца Антония, и публиковаться в «Богословском вестнике». Но всё это не очень помогало окончить его «Оправдание Бога» – так переводится термин «теодицея».

Люди часто бросают риторический вопрос: «Куда же смотрит Добрый Бог, когда в мире столько Зла и Несправедливости?» Иван Карамазов среди них.

И вот отец Павел решил объяснить «что есть Истина» [T.10.CDI.52]

 

 
     
 

Сергей МЕДВЕДЕВ, кандидат исторических наук: «Анекдот о споре хирурга, архитектора и экономиста о том, кто Бог по профессии. Хирург сказал «Бог, несомненно, хирург: он провёл первую операцию – удалил ребро Адама». Архитектор сказал: Бог – архитектор: он построил мир за шесть дней из Хаоса», на что экономист ответил: «Ну а кто придумал Хаос?». И в этом есть несомненная истина, потому что Хаос, кризис – это часть замысла Бога о мире, часть процесса развития. Та точка, когда происходит перелом и возникают новые формы. Но ещё в этом анекдоте не хватало историка, потому что у нас, историков, к кризису свой интерес, как и у экономистов. Кризис – это момент истины, когда одновременно видны и прошлое, и будущее.

Андрей САХАРОВ, директор института российской истории, член-корреспондент РАН: «Кризис – это замечательная почва для историка. В кризис, как правило, консолидируются все противоречия эпохи. Здесь все жёстко, всё чётко, всё развёрнуто, и в этом смысле для историка это очень интересно всегда. Длительные явления: кризис возникает, кризис развивается, кризис кончается, кризис перенастраивается. Потом начинается формирование новых качеств жизни, формирование новой ментальности людей, которые в конце концов и удовлетворяет тот уровень жизни, которого они уже достигли, то качество жизни. Начинается новая перенастройка, которая может кончиться кризисом, а может не кончиться кризисом. Она будет развиваться спокойно, эволюционно, как это, скажем, развивалась Европа во второй половине XIX-го века или Европа во второй половине XX-го века. Это всё было сделано спокойно, эволюционно».

Андрей САХАРОВ, член-корреспондент РАН: «Любой кризис является только по недомыслию экономическим или финансовым кризисом. Это кризис системный, кризис отношений между людьми, это кризис отношений между странами, это кризис нового глобального века, это новый глобальный кризис. Я думаю, что люди, которые говорят о глобализации лишь в XX-м веке, глубоко заблуждаются. Я историк и занимаюсь не только нашим сегодняшним временем, XX-м веком и XIX-м веком, но и кое-что знаю по поводу древних проблем. Я думаю, что один из первых нам известных системных кризисов был, когда каменные орудия были заменены бронзовыми орудиями, а через несколько столетий железными орудиями. Мир перевернулся, это была не только экономика, это было развитие человеческой личности. Это было развитие человека вообще как такового, развитие человеческого общества, семьи, различных конгломератов человеческих. Я думаю, что вообще прогресс истории в целом – это прогресс человеческой личности. Кризисы в истории – это кризисы человеческой личности. Вот надо видимо с этого начинать, а всё остальное уже камень, бронза, железо, атомная энергия, и финансы, и экономика сегодняшнего дня – это всё производные».

Сергей МЕДВЕДЕВ, кандидат исторических наук: «…О роли кризисов в истории России. Вы не считаете, что наша история какая-то более кризисная чем, скажем так, среднестатистическая мировая история».

Андрей САХАРОВ, член-корреспондент РАН: «Я думаю, что это правильно, потому что российская история в соответствии с историческими факторами развития страны, она была весьма своеобразна, она была весьма специфична, и вот эти кризисы наши, наитяжелейшие кризисы, начиная с древности и кончая XX-м веком, они носили более глубокий характер, менее эволюционный выход из этого характера, более разломный, более губительный для людей. И вот если бы вы меня спросили в чём причина этих явлений для России, я бы сказал, что в России постоянно наблюдалось отсутствие вот то, что мы говорим «средних сил», которые являются силами компромиссными, силами склеивающими общество, силами на которые опирается эволюция истории. У нас либо правые, либо левые, либо монархисты, либо террористы. И вот эта линия, она, начиная с момента формирования Русского централизованного государства, эта линия постоянно доминировала в нашем обществе».

Сергей МЕДВЕДЕВ, кандидат исторических наук: «В России практическим все модернизации происходили через какие-то катастрофические события, социальные катастрофы, политические».

Андрей САХАРОВ, член-корреспондент РАН: «Я думаю, что это правильно, но в основе этой катастрофы вот, на путях модернизации лежит один очень важный момент. Эти модернизации, и Грозного, и Петра, и модернизации XX-го века уже в советское время, они шли на уровне модернизаций без человека, без личности, и с полным пренебрежением к этой личности. Кстати говоря, я хотел бы обратиться к истории ещё раз. XVII-й век, смута, падение нравов, падение государства, падение армии, падение суверенитета – Россия как бы рухнула. После этого Минин и Пожарский появляются, появляется новая суверенная власть, появляется новое суверенное руководство и начинается настройка общества, которая с чего начинается, с того, что людям создают возможности для развития. Крестьянству и посадским людям, и торговцам – вот с этого начинается всё – Россия начинает возрождаться, Россия выходит из кризиса. Только путём обращения к человеку – в этом смысл».

Сергей МЕДВЕДЕВ, кандидат исторических наук: «Вы знаете, ваш ответ напомнил мне знаменитую фразу дискуссии Новикова с Радищевым. То, что сказал Новиков «Важны не форма, а человек». [T.10.LI.15]

 

Prof. Lothar Haselberger, University of Pennsylvania: «Это была металлическая сфера с двумя трубками, которая могла свободно вращаться…»

Prof. Theodosios P. Tassios, National Technical University of Athens: «Мы думаем, что в определённых исторических условиях, через пару столетий в Александрии могла бы произойти Промышленная революция. Все предпосылки для этого там имелись».

Dr. George Zarkadakis, Focus MAGAZINE: «Интересный факт состоит в том, что Герон изобрёл паровой двигатель. Но тут возникает вопрос – почему этот двигатель не использовали? Почему не стали делать паровые машины как в Англии много столетий спустя? И ответ состоит в том, что в Египте использовался рабский труд, который был очень дешёвым. Не было никакой необходимости заменять его машинами. Так что складывалась интересная ситуация: вы создаёте новую технологию, но не знаете, что с ней делать, потому что в ней нет никакой реальной экономической необходимости».

Открытия и проекты Герона и сегодня вызывают большой интерес у инженеров. [T.10.XXXII.8.2]

 

 
     
 

Если в передовых государствах составить список десяти самых крупных компаний, то 5 – 7 будут хайтековскими, а у нас в лидерах нефтяные, газовые. При этом более 60 % доходов приходятся на одну пятую страны. В самой богатой ресурсами стране 43 % россиян малообеспечены, а 16-ть на грани бедности.

Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН: «Я долгое время общался с Василием Леонтьевым, нобелевским лауреатом. И он говорил, что экономика похожа на парусный корабль: есть паруса, есть штурвал. Паруса – это рынок. Свобода рынка, дует ветре, поставите паруса… А штурвал – это как управляешь этим кораблём. Что такое плановая экономика? Вы стоите, штиль, паруса повисли, а вы всё крутите этот штурвал, крутите. И вы никуда не едете. Если есть монополия, то даже частичная монополия, она даже хуже, чем государственная, и экономика рынка, вроде как экономика свободной конкуренции. Но если у вас три четверти экономики, это монополизированная экономика, и цветные металлы и чёрные металлы, и нефть, и газ, и алмазы, то вы должны вот эту вот монопольную излишнюю прибыть отобрать у монополиста. Потому что она именно сработана, это дар природы. А если вы этого не делаете, то у вас возникают такие вещи как последние катаклизмы, связанные с монопольным ростом мировых цен, скажем на нефть. Когда говорят, что вот рубль будет укрепляться, там и всё. Он не будет укрепляться, потому что по сути дела наша национальная валюта, – это валюта основанная на монопродукте». [T.10.CIII]

 

Алексей АРБАТОВ, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: «Рейган уже раскрутил «Гонку вооружений» снова, и хотели истощить в Гонке вооружений Советский Союз. Эта цель прямо ставилась.

Советский Союз развалился, прежде всего, в силу неэффективности экономики и тупика политической системы. И разрыва полного между Обществом и Властью. Вот на этом Советский Союз и рухнул – не Гонкой вооружений измотали. Советский Союз был создан для Гонки вооружений: его вся экономика была построена на Гонке вооружений, общество было построено для военного противостояния, и, даже, для большой войны – всё на этом основывалось».

Сергей МЕДВЕДЕВ, кандидат исторических наук: «То есть рейгановское военное строительство и Стратегическая Оборонная Инициатива, и вот это вот размещение ядерных ракет в Европе, они не надломили вместе взятые?»

Алексей АРБАТОВ, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: «Нет. Здесь могут мнения расходиться. Я считаю, наоборот, они продлили агонию». [T.10.LI.63]

 

В конце ХХ века попрошайничество стало основой российской национальной экономики. Грань между понятиями заработать, наспекулировать, смошенничать, украсть и выпросить исчезла на уровне слова и дела. Просят все и у всех, от упомянутых нищих до неупомянутых премьеров. Просят крестьяне, рабочие, больные и спортсмены, чиновники и предприниматели, деятели умственного труда и умственно неполноценные, каковыми представляются все; просят милитаристы и пацифисты, преступники и милиционеры, обокраденные и казнокрады. Дружной очередью, с протянутой рукой, как на египетских фресках к фараону, стоят представители творческой интеллигенции к мэрам, магнатам и ворам, тактично перестав различать их. Как о победе народного хозяйства торжественно сообщает телевизор, что государство опять сумело выпросить у кого-то в долг. Иллюстрируя своими успехами русскую народную поговорку семеро с сошкой, один с ложкой, президент поздравляет сограждан с присоединением страны к большой семёрке, ставшей таким образом восьмёркой: ложка оказалась велика, и великолепная семёрка отбрыкалась от умного ложечника.

Михаил ВЕЛЛЕР [B.94.1]

 

 
     
 

Анекдот (недели)

Экономика России зависит от того, насколько холодно в Европе. [A.279]

 

Мировой кризис – явление вовсе не современное. Он родом даже не из прошлого безумного XX-го века. Экономику масштабно лихорадило и в эпоху античности и в Средние века и уж точно во времена буржуазного расцвета и промышленного переворота.

Так, Возрождение ознаменовалось отсутствием наличных денег. Как раз тогда на мировую финансовую арену вышли многие банкиры и их династии. В XIX-м веке мир ударила новая болезнь – биржевой кризис. Причиной стал Суэцкий канал, точнее, – весьма сомнительные методы финансирования его строительства, – за счёт облигаций и залогов.

Для мира экономический кризис вовсе не новость. Экономический кризис также внезапен, как снег зимой на российском севере. Предсказать его нельзя, но не предсказать – невозможно, он регулярен, как смена времён года. Наука спорит лишь об одном – каков срок. Экономика спиралевидна, но спираль, всё-таки, ведёт наверх, хотя в определённый момент, мировое хозяйство падает в пропасть. А промежуток от одной пропасти до следующего подъёма называют экономическим циклом. Каждый из них состоит их четырёх неизменных фаз: пика, спада, дна и подъёма.

Людмила СИМКИНА, доктор экономических наук, профессор, зав кафедрой экономической теории и национальной экономики СП(б) ГИЭУ: «Различная продолжительность циклов, она, прежде всего, связана с таким экономистом как Николай Дмитриевич Кондратьев, русский экономист. Он разработал теорию длинного цикла и доказал, что в основе длинных циклов, а их продолжительность сорок восемь – пятьдесят два года лежит смена технологии производства. Следующий цикл, который сегодня выделяется, это средний цикл или цикл Маркса-Жуглара, продолжительность от семи до двенадцати лет. Повторяется потому, что в пределах одной технологии примерно должна произойти смена пяти поколений техники. Ну, и я бы выделила строительные циклы или циклы Саймона Кузнеца (Kuznets, Simon), которые связаны с обновлением инфраструктуры и жилищных объектов. Обычно это происходит через двадцать – двадцать пять лет».

Переизбыток денег, товаров и ожиданий вызывает ажиотаж, который надувает рынок как мыльный пузырь. Он лопается, разрушая крупные компании и мелкие бизнесы, судьбы отдельных людей и целых государств. Но на мокром месте начинает надуваться новый пузырь, который тоже точно лопнет. Причём толчком к образованию мыльного экономического пузыря может стать всё что угодно.

Не смотря на то, что наука придерживается мнения, что экономические кризисы объективны, история знает случай, когда мировые катаклизмы случались по вине конкретных людей, их не слишком чистоплотного бизнеса и, подчас, даже преступного подхода к ведению дел. Мошенничество отдельных личностей – одна из частых причин экономических кризисов. Один обман тянет за ниточку другой, и в итоге образуется обманный клубок, в котором запутывается уже вся экономика.

Олег ТИМОШЕНКО, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории и национальной экономики СП(б) ГИЭУ: «Одним из таких ярких кризисов был кризис во Флоренции, в XIV-м веке. Вот эти вот флорентийские банкирские дома стали мошеннически использовать часть вкладов «до востребования», выдавая не обеспеченные, необоснованные кредиты. В результате разразился кризис 1341-го – 1346-го годов, и этот кризис, в конце концов, приводит к тому, что лидирующая роль Италии «сходит на нет», а ведущую роль в развитии европейской экономики и европейской культуры начинает играть Испания».

Утрата экономического лидерства, политического влияния и заморских территорий, – это реальный исход мирового кризиса, в котором все проигрывают. Но кто-то проигрывает больше остальных. Так случилось во время серьёзного кризиса XIX-го века, когда Франция за 10 лет уступила мировое колониальное первенство Британии. А виной тому стало строительство в 1860-х Суэцкого Канала.

Олег ТИМОШЕНКО, кандидат экономических наук: «Строительство Суэцкого канала начинали деловые круги Франции. Египет был французской колонией и, соответственно, сокращение вот этого самого пути из Европы в Индию обещало дать очень существенный экономический эффект и, соответственно, обогатить тех, кто вкладывал деньги в это сооружение. Но, тем не менее, денег не хватило, и разразился кризис. В результате этого экономического кризиса произошёл переход от лидирующей роли Франции в колониальной системе к Англии. И сам канал, и Египет перешёл во владение Великобритании».

Прошло два десятка лет и строительство другого канала, – Панамского, – привело к новому кризису. На этот раз причина – беспардонное мошенничество.

Великая Депрессия стала первым кризисом, из которого экономика не смогла выйти самостоятельно. Раньше ей это всегда удавалось, потому что рынок был чистым: у стран почти не было социальных обязательств, а их выполнение тяжким грузом ложится как раз на плечи государства. Поэтому без его помощи экономике уже не подняться с колен: просто экономика стала другой.

Людмила СИМКИНА, доктор экономических наук: «Государство, которое в XVIII-м – XIX-м веке в экономике кроме сбора налогов ничего не делало, стало самостоятельным субъектом. Стало производить и стало ответственным за производство этих социальных планов. И поэтому смешанная экономика, возникла к этому моменту времени, она регулируется двумя механизмами – рыночным и государственным регулированием».

Связь рынка и государства столь тесна, что экономический кризис уже в XX-м веке смог перекроить карту мира. Пострадал, в первую очередь, гигант, который признавал лишь государственное регулирование экономики и её плановый характер. [T.10.VII.5]

 

 
     
 

Глушков (Виктор Михайлович) хорошо разбирался в вопросах экономики. Академик выдвинул теорию информационных барьеров, согласно которой человечество пережило два кризиса управления, последний из которых наступил в двадцатом веке.

Первый информационный барьер человечество смогло преодолеть, потому что изобрело товарно-денежные отношения и ступенчатую структуру управления. [T.10.LI.38]

 

 
     
 

Александр СМЫШЛЯЕВ, кандидат исторических наук, Институт всеобщей истории РАН: «Империя чести – это термин, введённый в оборот американским исследователем Лендоном, который несколько лет назад написал книгу «Империя чести и искусство управления в римском мире» (JELendon, «Empire of Honour»).

…основанного на так называемом геометрическом равенстве.

Арифметическое равенство, это всё термины, введённые греческими философами в своё время. Арифметическое равенство – это равенство всех граждан полиса, независимо от их состояния и того вклада, который они в общественное дело вносят. А геометрическое равенство – это система равенства, где права человека тесно связаны, взаимообусловлены его обязанностями. Чем больше обязанностей – тем выше права. С точки зрения Рима – это самая справедливая система на свете». [P.97.97]

 

…начинающие адвокаты в обязательном порядке должны были изучать речи Цицерона.

Цицерон – один из самых знаменитых римских ораторов – служил образцом для подражания многим поколениям адвокатов, ведь успех в суде зависел от умения красиво говорить. Судебные разбирательства в античном Риме были похожи на современные: истец представлял дело, которое затем рассматривалось в присутствии ответчика. Приговор выносили присяжные. У них были небольшие дощечки с буквами: «A» – absolve – для оправдательного приговора, и «C» – condemn – для обвинительного. Наказанием мог стать как денежный штраф, так и ссылка, или, даже, смерть на арене. Если голоса разделялись поровну, применялся принцип «In dubio pro reo» – «сомнения в пользу обвиняемого», и выносился оправдательный вердикт.

Dr. Elena Tassi University of Rome: «Существовало два типа судебных разбирательств: публичное разбирательство проводили, если речь шла об угрозе обществу, например, об убийстве. Тогда граждане Рима сами собирались на форумах и решали вопрос о виновности или невиновности подозреваемого. Когда же дело касалось нарушения прав отдельно взятого гражданина, например, кража имущества, пострадавшая сторона обращалась непосредственно к судье, и дело выносилось в суд».

Политические дела разбирались специальным трибуналом также в присутствии публики, но в основе системы лежало равенство всех граждан – никто не оставался без защиты вне зависимости от материального положения или половой принадлежности. [T.10.DXIII.2]