ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН IX. Protectores; Initiatio; Prudentia; Lux Occultata или Lux in Occulto; Отшельник (l' Ermite); Наука Победителя; Иероглиф.

   

Protectores

СБОРНИК 09 1

 
     
 

II as-sero, seruī, sertum, ere 2) защищать, ограждать, охранять (libertatem, dignitatem Su): a. se ab injuriā oblivionis PJ предохранить себя от несправедливого забвения

 

susceptor, ōris m [suscipio] 1) предприниматель ; 4) укрыватель (беглых рабов и пр.) Dig; 5) покровитель, защита Vlg

 

sēcūritās, ātis f [securus] 1) беззаботность, безмятежность, душевное спокойствие (s. est animi tranquillitas C): s. mortis PM невозмутимость перед лицом смерти; 2) равнодушие, беспечность, небрежность (initium calamitatis est s. AG); 3) безопасность, обеспеченность (itiněrum PM; publica T); 4) юр. обеспечение (долга), гарантия Dig, CJ. [B.32]

 

vōtīvus, a, um [votum] 1) торжественно обещанный, приносимый (устраиваемый) по обету, посвящённый богам (ludi C); вотивный (tabula H): legatio votiva C паломничество в провинциальный храм (по обету); nox votiva Prp ночь, проведённая по обету; 2) желанный, вожделенный, долгожданный (conspectus Ap; mors Eccl). [B.32]

 

 
     
 

Ничто не приносит цыганам столь верную удачу и не является столь сильным оберегом, как подкова. В одной старинной цыганской сказке рассказывается, что когда однажды вечером цыган ехал на своём любимом коне, он встретил на мосту четырёх демонов Несчастье, Неудачу, Болезнь и Смерть, бросившихся его преследовать. Первой догнала Неудача. Но тут конь цыгана потерял подкову. Она отскочила и попала Неудаче в лоб. Демон слетел с коня и упал замертво. Цыган остановился, подобрал подкову и, вернувшись в табор, прибил её над входом своей повозки вардо. На следующий день Несчастье, Болезнь и Смерть пришли за ним, но, увидев подкову, убившую Неудачу, поспешили убежать. Вешать подкову с тех пор завелось концами вверх, чтобы из неё не «выливалась» удача. А удачливость при цыганской жизни была едва ли не самым главным, поэтому, кроме оберега-подковы, удачу должны были приносить заговоры и заклинания

Т. СОЛОВЬЁВА [A.237]

 

 
     
 

…вернёмся на шестнадцать столетий назад. Город располагался тогда на берегу моря. В те времена люди боялись лишь капризов погоды и ярости волн. Моряки были сильными и отважными людьми, но их корабли были примитивны. Каждый раз, покидая порт, они рисковали жизнью: шторм мог закончиться гибелью корабля и его команды.

Одна из легенд о Святом Николае повествует, о моряках, попавших в беду у берегов Ликии. В отчаянии они обращают молитвы о спасении к епископу Мирры. И произошло чудо – в сиянии света им явился Святой Николай. Он убрал парус, восстановил мачту, успокоил волны и спас морякам жизни.

«Океан! Повелеваю тебе! Усмирись!» Так Святой Николай стал покровителем всех моряков христианского мира.

Национальная библиотека Венеции…

Толстый запылившийся фолиант – вот первоисточник сведений о Святом. Написал его греческий историк Метафраст. Благодаря ему, о Святом епископе Николае нам известно всё, или почти всё. В этой книге факты переплетаются с вымыслом. «Метафраст» означает «Пересказчик» он пересказал всё что знал или слышал о Святом.

Историк пишет о другом месте, далеко от Мирры. Сюда очень нелегко добраться, туристы сюда не заглядывают. Забытый город расположенный высоко в горах Пинара, люди покинули его полторы тысячи лет назад, после ужасного землетрясения. По словам Метафраста, Никалай был епископом и здесь.

Метафраст упоминает так же и загадочный Сион монастырь близь Пинары. Стены давно обрушились, но до нас дошли его сокровища, которые хранятся в музее в Анталии, и имя настоятеля – Николай Сионский.

Три места, три периода времени и одно и то же имя. Чтобы служить во всех этих местах Святой должен был прожить двести лет. Ещё одно чудо? Или это были разные люди?

Епископ Мирры Николай не бывал ни в Пинаре ни в монастыре Сион. Он был родом из Патары, на берегу реки. По слухам он родился в богатой семье. Не известно кем были его родители и где конкретно они жили, но мы можем быть уверены в том, что Николай жил в близи этих стен. Вероятно, его родители были христианами, об этом можно судить исходя из их сына. Отсюда легенды о Святом Николае распространились по всему миру.

Но морякам не нужна была правда о Святом Николае: он обеспечивал им безопасность в море, они возносили ему молитвы стараясь заручиться его поддержкой.

Святой Николай стал своеобразной гарантией процветания целого города. Если корабль гружёный драгоценными специями благополучно достигал порта, владелец судна получал солидное вознаграждение. Если же он тонул, то тот разорялся. В те времена ни одно другое дело не было столь прибыльным и рискованным.

Иное время, иное место. Тысячу лет спустя, далёкие Нидерланды. Амстердам стал величайшим центром морской торговли. Здесь тоже почитали Святого Николая, как продолжают чтить сотни лет спустя. В ноябре Синтеклас, как его зовут голландцы, сходит на берег Нидерландов… [T.10.LXXIII]

 

Христиане нередко расчленяли трупы святых и мучеников. Сейчас это звучит довольно таки дико, но в те времена распространение частей тела по церквям считалось довольно таки нормальной процедурой. С помощью подобных ритуалов в различных христианских содружествах поддерживалось Божественное Присутствие.

Изучение христианских реликвий имеет глубокий смысл в независимости от их подлинности. Человек по своей природе склонен искать связь с Божественным Началом. И те позывы, что заставляют людей тянуться к духовному развитию, вселяют в духовные артефакты частицу истинной веры. [T.11.VI.4]

 

…в мае 1087-го года корабль с честными мощами прибыл в город Бари.

Андрей БОЙЦОВ, иерей, настоятель прихода Св. Апостола Андрея Первозванного в г. Неаполе: «В конце одиннадцатого века юг Италии был захвачен норманнами. Византия потеряла контроль над этим регионом. И именно вот в эту эпоху Бари потерял столичный статус, связанный с пребыванием там наместника Византийского императора. Потеряв этот статус, жители Бари лишились во многом источников своих доходов. Конечно, факт перенесения мощей Святителя Николая, он во многом был обусловлен экономическим моментом, и когда они перенесли мощи в 1087-м году, то расчёт их оказался верным: Святитель Николай фактически кормил этот город, этот регион в течение многих столетий, потому что Бари стал одним из центров европейского паломничества».

Алексий ЯСТРЕБОВ, иерей, настоятель прихода святых жен-мироносиц в Венеции: «Первоначально идея этого вывоза принадлежала венецианцам, барийцы просто воспользовались этой идеей и смогли это сделать раньше».

Андрей ВИНОГРАДОВ, кандидат исторических наук: «Перенесение мощей Святителя Николая было тем, что в Средние века называлось «благочестивым грабежом». Через несколько лет венецианцы, которые также хорошо были знакомы с Миррами, их посещали, нашли ограбленный барянами саркофаг, забрали из него оставшиеся мелкие косточки, и, не удовлетворившись этим, вскрыли пол базилики, и достали оттуда ещё три тела, которые объявили телами Святителя Николая, его дяди – архимандрита монастыря Иоанна Предтечи Калисия, и, наконец, некоего Фёдора Исповедника. Все эти три гроба почитаются сейчас в Венеции в церкви Сан-Николо (San Nicolo del Lido) на острове Лидо».

Алексий ЯСТРЕБОВ, иерей, настоятель прихода святых жен-мироносиц в Венеции: «Венеция – это в древности византийская провинция, со временем ставшая независимой. Религиозная традиция восточная оказала на Венецию очень большое влияние, и когда настала пора Крестовых походов, настала пора ослабления Византии, и разграбления православного христианского Востока, Венеция была первой заинтересованной державой в том, чтобы святые мощи вывозились именно сюда – в Лагуну. По этой причине венецианцы перевезли сюда великое множество православных святынь. Конечно, самыми главными являются мощи святого апостола-евангелиста Марка, мощи первомученика-архидиакона Стефана, святой равноапостольной Елены».

Андрей ВИНОГРАДОВ, кандидат исторических наук: «Святитель Николай часто вспоминается и на Западе. Именно отсюда родился в Нидерландах средневековый обычай дарить детям пышные булки на День памяти Святителя Николая. Эти самые подарки стали потихоньку связываться с рождественскими подарками, Святитель Николай стал тем самым Санта-Клаусом, который так почитаем в Америке, в англоязычных странах, и затем слился с образом нашего Деда Мороза, поэтому по-турецки Святитель Николай называется «Ноэль Баба» – то есть «Отец-Рождество». [T.10.CCCXIX]

 

 
     
 

Мореплаватели, которые прекрасно ориентировались по звёздам. Многие учёные полагают, что финикийцы были первыми, кто научился находить путь по Полярной звезде. У этих людей был внутренний компас, позволяющий им ориентироваться по Солнцу, полёту птиц и дуновению ветра.

Площадь Средиземного моря около двух с половиной миллионов квадратных километров. Согласно древним летописям к тысяча сотому году до н.э. финикийцы достигли Гибралтарского пролива. Это место было названо «Колоннами Мелькарта». Мелькарт был главным финикийским божеством.

Prof. Ian Morris, Stanford University: «До финикийцев очень немногим мореплавателям удавалось достичь Атлантики. Это было очень страшное плавание для любого древнего моряка».

А для того, чтобы побороть свой страх финикийцы вступали в, своего рода, сделку с богами.

Пако Хилис, испанский археолог (пещеры в скале Гибралтара) «Финикийские мореплаватели заключали здесь (в пещере) союз с морскими богами, чтобы они охраняли их в пути. Они прибывали сюда с подношениями для богов, которые должны были за это помочь им переплыть Гибралтарский пролив, который находился на рубеже финикийской вселенной».

Что же заставляло их покидать относительно безопасные воды Средиземного моря? Желание разбогатеть. Существовало две главных стимула, заставлявших финикийцев искать новые маршруты.

Prof. Ian Morris: «Дело в том, что великие империи, с которыми граничила Финикия, постоянно требовали налогов, поэтому финикийцам нужно было много зарабатывать. Кроме того часть прибыли они оставляли себе».

Финикийцами руководила алчность, она заставляла их плыть все дальше и дальше в поисках различных металлов, включая железо. Их путь пролегал далеко за колонны Мелькарта.

Римляне завидовали финикийским кораблям. Эта зависть привела к Пуническим войнам, положившим конец финикийской истории.

Prof. Ian Morris: «Карфаген был главным врагом Рима. Карфагенский флот был огромен, у римлян же практически не было судов. Скорее всего, именно зависть стала причиной того, что в римских летописях Карфаген описывается как «Империя зла». Известно, что Финикию и Карфаген не любили ни в Риме, ни в Греции, ни в Израиле, и поэтому в летописях этих стран финикийцы выставлены не в лучшем свете».

Удивительно, что эти летописи рассказывают одну и ту же страшную историю. Это наводит учёных на мысль о её правдивости. [T.13.XXI]

 

 
     
 

…но на поле боя «первая линия обороны» – это щит легионера.

Dr. Adrian Goldsworthy, Military Expert: «Главная защита – скутум (scutum) – ростовой щит: вы держите его в руке, он закрывает вас от колен почти до подбородка. Его очень трудно пробить. Щит весит от шести до девяти килограммов. Его можно использовать и как таран».

Единственная часть тела легионера, неприкрытая щитом, – это голова.

Richard J. Brewer, National Museum Wales: «На каждом солдате шлем, форма которого вырабатывалась более столетия в сотнях битв. Шлем имеет специальный щиток для затылка, налобную дугу, пластины, защищавшие уши и щёки от удара мечом».

Dr. Adrian Goldsworthy, Military Expert: «Римский шлем всегда оставлял открытыми уши и глаза, чтобы у воина был хороший обзор. Это не шлем средневекового рыцаря с узкими прорезями для глаз – такие шлемы рассчитаны на людей, не выполняющих приказы, а просто идущих ровным строем напролом. Римский шлем позволяет солдату быть в курсе всего, что происходит вокруг него».

При римском методе ведения боя это было важно: когда в легионе все действуют слаженно, он превращается в единую смертоносную машину.

…в первом веке тот факт, что каждый римский солдат вообще носит меч, был для его врагов чем-то немыслимым.

Dr. Adrian Goldsworthy: «Меч – принадлежность воина, вождя – очень редкая вещь. Доспехи, шлемы – всё это в варварских племенах было большой редкостью. Простой римский легионер был экипирован и обучен лучше, чем самый храбрый и знатный воин из любой другой армии».

Dr. Darius A. Arya, American Institute for Roman Culture: «Перед нами сцена боя: римляне осаждают варварский лагерь. Варвары находятся наверху и собираются обстреливать римлян сверху. А римляне внизу построились в уникальный боевой порядок, который называется «testudo» – «Черепаха». Он позволяет солдатам подойти к стенам, войти в крепость и разбить врага». [T.10.CCLXXVI.6]

 

Dr. Joy S. Reidenberg, Center for Anatomy and Functional Morphology: «…спина крокодила не гладкая, как было на животе, у него довольно много бугорков, направленных вверх. Если продвигаться к хвосту вдоль спины, они похожи на шипы дракона: они предназначены для непробиваемой защиты, на случай если бы этот крокодил дрался с другим взрослым крокодилом. Даже египтяне и римляне использовали такую броню: они высушивали, обрабатывали, а потом носили эти чешуйки в качестве доспехов. Прорезать кожу здесь довольно сложно. Мы видим плотную кожу и соединительную ткань. Пластины соединяются внахлёст, такое строение не оставляет щелей в защите – эти животные прекрасно защищены благодаря такому строению пластин». [T.21.XXXIV.2]

**

 
     
 

**

По ветхим лестницам и закопченным переходам они прошли в зал – и пиршественный, потому что тут были остатки огромного стола, и тронный – потому что каменный трон уцелел от огня.

Здесь, в скорбном молчании, десяток рыцарей собрались вокруг исполинского скелета. Череп драконицы лежал на каменном сиденье трона, рассыпавшийся позвонками хвост пробил витражное окно. Чешуя большей частью прикрывала скелет, но кое-где уже осыпалась на пол.

Один из рыцарей, опустившись перед скелетом на колени, плакал – и не скрывал своих слёз.

Старый рыцарь нагнулся, подобрал хитиновую чешуйку. Повертел в руках, поскоблил кинжалом. Пробормотал:

– Девять колец. До тысячи не дотянула, бедная…

– А ты говорил – нет тут драконов! – возмутился Молодой.

– Это не дракон, это костяк, – парировал Старый. – Драконов чуешь за пять-шесть лиг. Они выдыхают сернистый газ, вонь стоит повсюду. Эта уже лет пять как сдохла, раз всё выветрилось. На!

Он протянул Молодому чешуйку.

– Зачем?

– Тарелку сделаешь, сноса не будет. Или возьми большую, от загривка. Хороший мастер окуёт железом, выйдет славный щит.

С. ЛУКЬЯНЕНКО [B.52.14]

 

В 1943 году, перед штурмом так называемых Наполеоновых ворот, что на Смоленском направлении… нас, командиров рот и батальонов 133-й стрелковой дивизии, собрал командир полка подполковник Сковородкин, только что вернувшийся из Москвы. Мы с удивлением разглядывали фигурные стальные пластины защитного цвета, лежавшие перед ним на куске брезента.

– Это противопульные панцири. Личное средство защиты пехотинца в бою, – сказал Сковородкин, поднимая одну из броняшек с заметным усилием. – Ну, кто хочет примерить?

Почему-то охотников не нашлось.

…всё-таки дело новое, что ни говори, а панцирь тяжёл, движения стесняет, в наступательном бою ловкость да сноровка спасают жизнь не хуже иного щита.

Остальные две роты надели панцири в приказном порядке.

Никто особенно и не сетовал. Наполеоновы ворота наш полк пытался взять трижды, и всякий раз мы откатывались под кинжальным ружейно-пулемётным огнём. Немцы выкашивали целые цепи перед своими укреплёнными позициями. Пытали счастья и другие полки, но и они несли тяжёлые потери.

Лист из высококачественной стали толщиной в 3 – 4 миллиметра был выгнут по форме груди. На левом плече он крепился специальной лапой, а на спине пристёгивался ремешками. Слой металла, как гарантировали инженеры-конструкторы, предохранял от пуль, выпущенных с расстояния не ближе пятидесяти метров.

…рота, облачившись в «латы», изготовилась в траншее к броску. Накануне я рассказал бойцам, что идём штурмовать те самые Наполеоновы ворота, в которых в 1812 году разгорелась жаркая битва за Смоленск, и что в ней участвовали и кутузовские кирасиры – тяжёлая кавалерия, закованные в кирасы, латы, наподобие тех, что надели на себя и мы. Всё-таки история повторяется. И повторяется не только в географии местности, но и порой в своих незначительных деталях.

…не помню, как добежали до первой линии обороны, но помню, как ворвались в немецкую траншею. Рукопашная началась, выстрелы в упор… Никогда не забуду лицо фашистского автоматчика в очках. Вжавшись спиной в земляной траверс, палил в меня с дуэльной дистанции… Три сильных толчка в грудь – три попадания в панцирь. Едва устоял на ногах, но устоял… Автоматчик видит, что его пули отскакивают от меня, как горох. За стёклами очков – обезумевшие от ужаса глаза… Я не стал убивать своего «дуэлянта», видя, как он бросил свой автомат и поднял руки. И только после боя я заметил, что ранен в правое предплечье, не закрытое панцирем, и долго помнил обезумевшие от животного страха глаза этого немца, который оборонял проход в Наполеоновы ворота.

За тот бой по прорыву Наполеоновых ворот я был награждён первым орденом Красной Звезды.

Броненагрудник спас мне жизнь. Да и потери в тот день во всех «панцирных ротах» были значительно меньше обычных. Однако панцири в пехоте почему-то не прижились…

Н. ЧЕРКАШИН [A.306]

 

 
     
 

Зельфира ТРЕГУЛОВА, заместитель Генерального директора музеев Московского Кремля: «Мы показываем не только парадные кафтаны, выполненные из турецкого шёлка с фантастическим орнаментом, имеющим и символическое значение и просто поражающим своей авангардностью даже для современного глаза. А мы показываем ещё и необъятных размеров шальвары, которые были составной частью костюма султана. Мы показываем эгреты, которые украшали тюрбаны…

Это специальный предмет, который называется эгрет. В нём есть такой специальный контейнер, куда вставлялись роскошные перья. И султанские тюрбаны украшались одним, двумя, тремя эгретами, это видно на тех миниатюрах с портретом султана, которые мы так же показываем на этой выставке. Мы представляем так же и совершенно уникальный экспонат. Талисманическую рубашку. Рубашку талисман. Таких сохранилось всего три. Мы счастливы, что мы получили для выставки одну.

Это рубашка, которая одевалась под верхнюю одежду и она вся сплошь покрыта заклинаниями, которые служат своего рода оберегами на все возможные случаи жизни. Опять же в каталоге представлены некоторые из текстов этих заклинаний. Ну, и конечно, как многое другое, эта рубашка украшена выдержками из Корана». [P.97.71]

 

 
     
 

1 - 2

ДАЛЕЕ