ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН VII. Spiritus dominat formam; Victoria; Jus Proprietatis; Curriculum Hermetis (Колесница Гермеса); le Chariot; Иероглиф (Стрела в прямолинейном полёте).

   

Spiritus dominat formam

СБОРНИК 07_1

 
     
 

cōgitāmen, inis n и cōgitāmentum, ī n [cogito I] мысль, размышление Eccl. [B.32]

 

cōgitātio, ōnis f [cogito I] 1) мышление, размышление, обдумывание, рассуждение: cogitatione aliquid complecti (или percipere) C охватить что-либо мыслью (т. е. постичь что-либо); c. rei alicujus C etc. мысль (размышление) о чём-либо; cogitationem argenti habere C помышлять о деньгах; 2) мысль, дума: omnes suas cogitationes in aliquam rem conferre C направить на что-либо все свои помыслы; injicere alicui cogitationem de aliquā re C внушить кому-либо что-либо; in cogitationem venire (incĭdere) C прийти в голову; suscipere cogitationem C обдумать, поразмыслить; 3) намерение, план: c. rerum novarum C, T план переворота; multae cogitationes versantur in animo meo C много планов бродит в моей голове; 4) способность мышления: animans particeps cogitationis C живое существо, обладающее даром мышления. [B.32]

 
 
     
 

Dr. Kenneth L. Feder, Professor of Anthropology Central Connecticut State University: «Большинство средневековых церквей строились в форме огромного креста. Это нельзя разглядеть, если не подняться в воздух. Так зачем они делали это? А затем, что на небесах был Бог, глядящий сверху вниз на эти церкви, а они все были в форме крестов. Несколько тысяч лет назад в Южной Америке люди мыслили символами и обладали способностями к искусству. Вот они и создали эти символические изображения, чтобы представить то, что происходило в их сознании». (О рисунках пустыни Наска) [T.12.XIII.1]

 

…но именно в эпоху Тридцатилетней войны родилось национальное самосознание немцев.

В Мюнхене на площади Мариенплац в память о событиях Тридцатилетней войны установлена колонна, которую венчает статуя Девы Марии. У её ног четыре бронзовых ангела, побеждающих ужасы военного периода – голод, безверие, чуму и разорение. [T.10.LI.122]

 

 
     
 

Андрей ЯНОВСКИЙ, руководитель отдела письменных источников Государственного исторического музея, кандидат исторических наук: «Генерал Жозеф Ронья́ (Joseph Rogniat) был близко знаком Наполеону, он воевал под его началом. Однако согласиться с теоретическими выкладками Ронья́ Наполеон не мог. Особенно с такими, как эта: «Гораздо проще покорить деспотические азиатские страны, где народ, находится в рабстве, равнодушен к своему хозяину и не станет на его защиту. Гораздо труднее преуспеть в войне против республиканских государств, где патриотизм граждан воздвигает непреодолимые препятствия на пути завоевателя». Наполеон буквально убил всего лишь двумя предложениями эту теоретическую установку генерала. Вот они: «Разве Россия и Испания были республиканскими странами, разве Голландия и Швейцария были деспотическими государствами».

Надо сказать, что вот эти две фразы доказывают нам, что Наполеон был не только великим полководцем, он был ещё выдающийся государственный деятель, политик мирового значения, обладающий колоссальным интеллектом». [T.10.XXII.4]

 

 
     
 

Император верил, что предсказанные астрономами и астрологами небесные события помогут ему избежать земных катастроф. Под напором необходимости двор императора стал плодородной почвой для новых идей и технологий. Древние источники свидетельствуют, что даже в самые интимные моменты император руководствовался звёздами. [T.12.XV.5]

 

Григорий ВЫГОН, кандидат экономических наук, директор Энергетического центра, Московской школы управления СКОЛКОВО: «Нельзя спрогнозировать то или иное открытие: проходит какое-то время, накапливаются знания и происходит революция. И скорее всего она произойдёт так или иначе, отчасти, вызванная, всё таки, достаточно высоким уровнем цен, наличием денег, желания инвестировать в альтернативные технологии».

Александр ПИКУЛЕНКО, журналист, корреспондент, автоэксперт: «Поэтому надо раскладывать яйца в разные корзины: в одной появится цыплёнок, в другой протухнет – ну, ничего страшного – цыплёнок-то, всё равно появился. Поэтому рано или поздно где-то что-то найдут». [T.10.CCLXXXVII.2]

 

 
     
 

«Знания лучше собственности!» вторил он поговорке, ведь оно защищает тебя, тогда как собственность сама нуждается в твоей защите. Бируни не стремился к роскоши и превыше всего ценил инструменты для научных исследований звёздного мира. [T.10.LXI.7]

 

Однажды поздно вечером он зашёл в лабораторию и увидел, что один из его учеников склонился над приборами. «Что вы здесь делаете так поздно? – спросил профессор». – «Работаю» – «А что вы делаете днём?» – «Работаю, – ответил ученик» – «И рано утром тоже работаете?» – «Да, профессор» – «Послушайте, а когда же вы думаете?» – Возмутился лауреат Нобелевской премии, создатель планетарной модели атома Эрнест Резерфорд.

За выдающиеся заслуги ему пожаловали баронский титул и герб, на котором было начертана латинская фраза «Primordia querere rerum» (Доискиваться природы вещей). Этому девизу лорд Резерфорд Нельсон следовал всю жизнь. [T.10.LXI.9]

 

 
     
 

Eckhart Tolle, author of the «The Power of Now»: «…и, опять таки, почему это происходит? Почему потенциально реализация скоротечности жизни может дать вам внутренний покой? Потому что, то в вас, что осознаёт рождение и смерть форм, не является формой, оно является сознанием. Таким образом, должно быть что-то вечное, находящееся за пределами времени – что-то в вас, что не является формой, что распознаёт то, что не имеет формы.

…для того чтобы распознать факт недолговечности должно быть что-то, должна быть способность в вас, которая не является частью этой недолговечности. И это то, что находится за пределами времени – это само Сознание.

…но потенциально в этом присутствует возможность разотождествления с формой…

…и то, с чем вы остались, после того как вы лишились форм, которые казались вам самой основой вашей жизни, когда жизнь отнимает у вас формы, которые казались вам самой основой вашей жизни, что остаётся? – Жизнь. Которая не нуждается ни в каких основах, поскольку она сама и есть основа, бесформенная – сама суть». [T.22.XIV]

 

«Будущее состояние материальной Вселенной определяется настоящим, а мозг – просто материальный объект. И я, и все остальные материальные тела, сквозь которые дует сквозняк мыслей – всего лишь следствие событий, случившихся в далёком прошлом».

Виктор ПЕЛЕВИН [B.51.24]

 

 
     
 

…ещё более мощным ударом по купеческому бизнесу стал утверждённый в России с началом войны так называемый «Сухой закон». Желая защитить потенциальных призывников от растлевающего пьянства, государство запретило продавать спиртное в магазинах, трактирах и даже ресторанах ниже первого разряда. При этом на долю купцов Елисеевых приходилось до четверти всего рынка вина в Империи, а испанский Херес и португальская Мадейра относились вообще к личной монополии торгового дома.

Однако добиться некоторого послабления у государства смогли только пивовары: их лёгкий хмельной напиток в Совете министров посчитали единственной панацеей от главного медицинского недуга столицы первых месяцев войны – массового отравления граждан денатуратом и политурой.

В октябре четырнадцатого года в столичные аптеки стали приходить интеллигентного вида граждане с рецептами на выдачу не менее двухсот граммов спирта. Заказчиком обычно числился какой-нибудь мелкий или частный лазарет, каковых в городе была уже не одна сотня. Аптекари верили, и спирт выдавали, пока однажды какой-то внимательный фармацевт не поленился вчитаться в рецепты. Судя по всему, сочинявший их врач усиленно прогуливал уроки латыни в университете: вписанные мелким шрифтом наименования заказа отличались исключительным разнообразием вариантов – от безграмотных «Алкоголес абсолютис», до поэтических «Спиритус винус». Впрочем, к медицине ни то, ни другое отношения не имело. С этого дня во всех аптеках Петрограда было вывешено распоряжение в обязательном порядке проверять все рецепты на спирт по телефону или лично курьером. [T.10.CDLVII.3]

 

 
     
 

Сергей КУДРЯШОВ, кандидат исторических наук: «…понятно, что к гуманитарным наукам отношение немножко другое, но есть определённая методология. Люди почему читают исторические книги, почему им это интересно? Им хочется что-то новое узнать, и чтобы это было достоверно. Профессиональный историк не может врать, не может придумывать. А в дилетантской историографии, в дилетантской литературе, мы встречаемся с таким фактом, как фальсификация…

…он не может придумать документ, я имею в виду. Понятно, что человек может ошибаться, сделать не тот вывод, но это уже вопросы спора и поиска истины. Профессиональный историк не может вам придумать архивный документ, например, и потом ссылаться на него, как на определённый источник». [P.97.157]

 

Dr. Suzannah Lipscomb, University of East Anglia: «…но историки не всегда дают вам всю необходимую информацию: здесь важно понимать контекст – что было сказано до этого». [T.10.DVI]

 

 
     
 

Эрнст НЕИЗВЕСТНЫЙ, скульптор: «Я почти всегда знаю и чувствую воевавшего человека, или человека, врущего о войне…

Та война, которую я знаю, в ней отсутствовал киношный пафос. Я служил в определённых частях – десант, танковый десант. Ну, допустим, когда человек моего ранга – офицер, который руководит взводом или ротой – рассказывает, что нас поддерживал такой-то танковый корпус, такая-то авиационная дивизия – это, как правило, ложь. Откуда ты знаешь, какой тебя корпус поддерживал? По-моему, ты даже не имеешь права этого знать. Да и начальство довольно крупнее тебя не знает этого. Ты не всегда знаешь имена своих товарищей, потому что выбивают очень быстро. Вот ты сидишь, допустим, в окопе: «Зелёная ракета – по направляющему вправо-влево в цепь» – вот, собственно, и вся война. И люди, которые должны выскакивать, выскакивают, по ним стреляют, и они бегут. Так что война – это отдельно стоящее дерево, или сооружение, или бруствер, или, неожиданно вдруг божья коровка, которая по травке ползёт перед твоим носом – и никаких нет полков. Воспоминания, как правило, не доблестные, а очень странные…» [T.10.CCLXXXVI]

 

Пётр Максимович Киселёв участвовал в уличных боях за Будапешт с первого до последнего дня штурма. Родился он в деревне Миргородка Оренбургской области седьмого декабря 1944-го года, за три недели до начала боёв в Пеште, старшему лейтенанту Петру Киселёву исполнилось двадцать лет. Город он брал в составе знаменитой 83-й Дунайской бригады морской пехоты. С тех пор в Будапеште никогда не был.

В общей сложности битва за Будапешт продолжалась сто восемь дней. Только по официальным данным в боях за освобождение венгерской столицы от фашизма погибло более восьмидесяти тысяч солдат и офицеров Красной Армии.

Пётр КИСЕЛЁВ, в годы Великой Отечественной войны командир роты: «Мы не стреляли на ходу, когда бежишь бегом, как сейчас мы видим, показывают в кино. Только так: перебежал, ложись, осмотрелся – первый этаж, второй этаж, третий этаж – и было очень важно, чтобы забить огнём, откуда немцы вели огонь, потому что они могли со второго-третьего этажа просто бьют длинной очередью, или кидают гранаты. Поэтому мы вначале глушили их огонь. Потери в уличных боях мы несли очень большие, и только вот на этом перекрёстке у меня было пять убитых, и человек девять были ранены. У нас был сапёр, если где-то мы не могли проникнуть, у него были фугасы, или подкладывал в дверь заряд. И, рванул, а в это время мы врываемся туда».

Уличные бои в Пеште продолжались три недели и носили крайне ожесточённый характер. Используя подземные коммуникации, противник иногда неожиданно появлялся в уже освобождённом квартале. И сражение за этажи приходилось начинать сначала.

Пётр КИСЕЛЁВ, в годы Великой Отечественной войны командир роты: «Уличные бои вообще вести очень трудно, потому что не знаешь, где тебя ожидает смерть. Тут со всех сторон надо быть готовым. Если неосмотрительный солдат сам, перебежал и не лёг под стенку, не приполз туда, где уже перед ним – тебя убьют. Ты обречён везде, ты должен осматриваться всюду. Все мы под Богом. Всем было страшно. Не было такого, чтобы не было страшно». [T.2.LXXIII.1]

 

 
     
 

Бэл-Мардук возглавлял семёрку верховных богов вавилонского пантеона, каждый из которых имел свой город, свой храм-жилище, свои функции, своё небесное светило и свой день недели. Кроме Бэла-Мардука, в эту семерку входили: бог мудрости Набу [бог Набу считался сыном Бэла и по рангу стоял ниже его, но выше Мардука, бога собственно Вавилона] – город Барсиппа, храм Эзида, планета Меркурий, среда (по-французски mercredi – «день Меркурия»); бог солнца и справедливости Шамаш – город Сиппар, храм Эбаббарра, воскресенье (по-немецки Sonntag – «день солнца»); бог луны и знаний Син – город Ур, храм Эгишширгаль, понедельник (по-французски lundi – «день луны»); бог кровопролитной войны и, владыка преисподней Нергал – город Кута, храм Эмешлам, планета Марс, вторник (по-французски mardi – «день Марса»); бог счастливой войны, витязь богов Забаба, или Нинурта, – город Киш, храм Эпатутила, планета Сатурн, суббота (по-английски Saturday – «день Сатурна»); богиня любви и красоты Иштар (она же Бэлит – «Госпожа», Царпаниту – супруга Мардука, Анунит, Нана, Иннина) – город Урук, храм Эанна, планета Венера, пятница (по-французски vendredi – «день Венеры»).

Эта семёрка богов воплощала единство Вавилонии, федерацию её семи главных городов, семь видимых невооруженным глазом светил солнечной системы, семь дней недели. Через посредство греков, римлян, евреев и арабов священная вавилонская семёрка и некоторые связанные с нею представления вошли в культурную традицию всех христианских и мусульманских народов, т. е. доброй половины всего человечества.

Вокруг верховной семёрки группировалось множество великих и малых, высокочтимых и полузабытых божеств. Каждое из, которых имело свой храм, целлу или алтарь. В Вавилоне, религиозном центре страны, по данным самих вавилонян, насчитывалось 53 храма, не менее 955 целл и 384 уличных алтаря, не считая всех алтарей домашних.

Виталий БЕЛЯВСКИЙ [B.145]