ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН VI. Methodus Analogiae; Libertas (Pentagrammatica Libertas); Medium; l'Amoureux (Возлюбленный); Bifurcatio (распутье дорог); Иероглиф (Глаз и Ухо).

   

Methodus Analogiae

СБОРНИК 06_1

 
     
 

…то, что в глубине и вверху, подобно тому, что внизу и снаружи…

 

Было бы глубоко ошибочно полагать, что аналогия есть тождество. В мире в принципе нет нигде тождества, как нет и абсолютного повторения, ибо всякое повторение есть следствие и показатель ограниченности силы производящей, создание же ограниченного мира недостойно Творца. Наоборот всё движется и управляется Законом Аналогии. Этот закон одновременно является как законом единства, так и законом множественности… [B.24.1]

 

Заметьте, что верхняя часть знака Beth только подобна нижней, и что правая колонна только подобна левой, а не тождественна с ней. [B.27]

 
 
     
 

Эти астроидеи ловятся метафизиками и прочими учёными в те моменты их работ ментального характера, когда является вопрос о выборе форм для уже облюбованных идей.

Часто одна и та же астроидея ловится разными учёными в близких друг другу подпланах, и тогда мы видим одновременное возникновение двух или более систем, очень схожих, но не тождественных по форме. [ГОМ]

**

 
     
 

**

Карты Таро сильно видоизменяли свой внешний облик на пути веков. Сравнивая между собой египетское Таро, иероглифы которого описаны pere Kircher’oм, с китайскими или вавилонскими, мы можем убедиться в тождестве лишь после вдумчивого анализа. Карты, которые мы знаем, имеют еврейское происхождение и не древнее Карла VII.

В. ШМАКОВ [B.24.1]

 

Алексей МАСЛОВ, доктор исторических наук, академик РАЕН: «…есть человек, который попытался пересказать Конфуция, его имя Чжу Си (1130 – 1200), и, как вы видите, он жил задолго после Конфуция – в двенадцатом-тринадцатом веках. Чжу Си абсолютно гениальный, блестящий, яркий китайский философ, считается основоположником Неоконфуцианства. Чжу Си сделал, на первый взгляд, простую, но гениальную вещь: он составил – как многие до него делали – комментарии на Конфуция. В Китае это очень важно – составлять комментарии, потому что в Китае тяготение к Древности базируется на том, что, как сам Конфуций говорил: «Я не создаю, я лишь повторяю созданное». И это очень важно: «Всё уже создано» – в мистическом пространстве уже всё существует. Голос, который идёт от мудрецов, он преломляется в нас, и всё, что мы можем делать, – лишь трактовать, перетрактовывать, передумывать, но, ни в коем случае, не переписывать. И Чжу Си, который, на самом деле, является создателем своей философской школы, и огромное количество последователей пошло за ним, и, по сути, всё существование Китая, начиная с тринадцатого века, вплоть до конца девятнадцатого века, всё философское существование – это «Чжусианство» в том, или ином виде». [T.10.CI.119]

 
 
     
 

Prof. Antonio Loprieno, University of Basel: «Новое Царство Древнего Египта – это смесь фантазии и реальности, – всегда было самым интересным периодом египетской цивилизации. Очень мощная, гигантская процветающая империя в реальности и демонстрация фантастической власти, переходящей все реальные границы».

Nicole Douek, BA, Ancient History and Egyptology from University College, London: «Все империи Древнего мира пытались соперничать с Египтом. Ассирийцы, персы, греки и римляне всегда сравнивали себя с величайшей империей каковой была империя Древнего Египта. Любой властитель хотел быть похожим на египетских фараонов».

И сегодня миллионы людей приезжают сюда, чтобы оставить свою дань уважения фараонам. И три тысячи лет спустя Золотой век Египетской империи по-прежнему поражает воображение народов всего мира. [T.10.XCII.3]

 

 
     
 

Рим долго оставался загадкой для археологов. Большая часть вечного города похоронена под более поздними сооружениями. И всё же мы можем много узнать о римском мировосприятии. В старину эти величественные монументы – сосредоточение власти, выстроенные так, будто достигают небес, всегда приковывали взгляд чужеземца. Римские инженеры создавали постройки аналогичные римским во всех уголках средиземноморского региона. Повсюду находят одни и те же амфитеатры, те же форумы, те же храмы с колоннами. Но эти города не просто подобие вечного города, они были материальными признаками стратегии завоевания. Среди этих забытых городов Тимгад, расположенный в Алжире и объявленный ЮНЕСКО частью Всемирного Наследия Человечества является символом нестандартной римской колонизации. Чтобы понять это мы должны погрузиться в его историю. [T.13.XI.1]

 

На протяжении года Рим проигрывал. Несобранность Рима, его неспособность действовать решительно, дали Спартаку шанс. Шанс организовать всех присоединившихся к нему. Тысячи людей шли за ним, каждый день прибывали новые.

Crispin Swayne, social and military historian: «Они находили группу людей, которая затем тренировала другую группу, которая тренировала следующую».

Это очень эффективная система обучения позволяла ему тренировать людей за пару недель. С этой системой он также познакомился в римской армии. Он знал прекрасный пример идеальной армии, он боролся огнём против огня.

Mei J. Trow, Author «SPARTACUS»: «Спартак пытался создать из своих людей аналог римской армии: он не знал других вариантов».

Результат – сила, с которой придётся считаться, люди, которым больше не надо было убегать. [T.17.XIV]

 

 
     
 

Как может Ужон и Фисон быть одним и тем же. Ответ можно найти, как утверждают лингвисты, в особенностях транслитерации древнеиранского имени в библейский иврит, который принадлежит группе семитских языков. Например, древний манаханский город Устери (Uishteri) сегодня известен и арабам как Фисдери (Pishderi) – иранская буква «У» превратилась в семитскую «эФ». Точно также древнеиранская река Ужон (Uizon) превратилась в семитский Писон (Pishon). [T.12.XIX]

 

Виктор СОЛКИН, египтолог, соискатель учёной степени кандидата наук, Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»: «…космогонических идей было много. Богиня Нейт – одна из древнейших богинь египетского пантеона. Она почитается в египетских текстах как Великий предвечный Андрогин: она на две трети тела, как говорят тексты, женщина, на одну треть – мужчина. Затем, когда мужское начало в ней преобладает, она начинает творить мир. Это одна из версий сотворения мира: в Египте их было много – по сути, в каждом крупном культовом центре существовало своё видение «Сотворения мира».

И вот Нейт творит мир семью изречениями, которые потом в иудейской и в герметической традиции переросли в семикратный смех Бога-творца. Вообще, очень много того, что было потом в Иудее, в кабалистике, в раннем христианстве, это всё взято из Египта.

И вот Нейт творит всю Вселенную, творит духов, творит она их из Предвечного океана хаоса. Изначально был Предвечный океан хаоса Нун, и вот это божественное существо в нём обитало и «парило над этими водами»: по сути эти же фразы повторит, говоря о сотворении мира, Ветхий завет». [P.125.23]

 

 
     
 

Благодаря влиянию Индии, первый великий король Ангкора провозгласил себя не только верховным правителем, но и наместником самого Бога. Богоизбранному правителю надлежало совершить великие дела. Он решил построить храм, который напоминал бы обитель индуистских божеств, гору под названием Меру.

Гора Меру насчитывала пять вершин, поэтому король возвёл сооружение, состоящее из пяти отдельных храмов, и, таким образом комплекс является аналогом индийской святыни.

Внутри храма поместили знак высшей королевской власти – каменный фаллический символ.

Гора Меру была окружена Океаном, поэтому вокруг храмового комплекса выкопали огромный ров и наполнили го водой. Так появился новый храм Ангкор-Ват.

Камбоджу удалось изгнать тайских завоевателей, но последний роковой удар по Ангкору был нанесён неожиданным врагом – религией. В стране измученной войной и грандиозными строительными проектами, люди жаждали перемен. И они не заставили себя ждать, придя в страну в форме буддийской религии. Проводники новой веры не требовали от обнищавшего населения строительства огромных храмов для богослужений. Подобно тому, как христианские идеи подорвали могущество Римской империи, новая буддийская школа тарведы совершила переворот в Камбодже и предложила измученному населению религию, проповедовавшую идеи отрешения от внешнего мира. Люди были только рады оставить храмы на милость природы. [T.12.XXIII.1]

 

 
     
 

Dr. Bob (Robert) Brier, Long Island University: «Пирамиды ацтеков и Индонезии хранят в себе разгадку великой тайны пирамид – «Почему пирамиды по всему миру так похожи?». – Ответ: «Они не похожи». На первый взгляд они кажутся идентичными, но когда вы взглянете на них повнимательнее, поймёте они различаются. Чем больше вы узнаёте о пирамидах, тем менее похожими они кажутся. В каждой культуре пирамиды возводили различными способами и для различных целей…» [T.12.XXXIV]

 

Игорь ДАНИЛЕВСКИЙ, доктор исторических наук: «…потому что иногда это бывает чисто внешнее сравнение. Есть события, которые очень похожи внешне. Но они могут быть совершенно другими по сути своей, по происхождению своему. Я вот всё время говорю историкам нашим, что хорошо бы нам последовать за биологами, которые различают аналогичные явления и гомологичные явления. Аналогичные явления – это, скажем… ну вот, там, крыло у стрекозы и крыло у птицы – они выполняют одинаковые функции. Но по происхождению, по сути, они разные. Есть крыло птицы и рука человека. Гомологичные – они одинаковы по происхождению – но они выполняют разные функции. Вот это вот чрезвычайно важный вопрос, и тут надо искать какие-то точки опоры, потому что вообще компаративная история – чрезвычайно сложная вещь, и тут надо находить более или менее серьёзную базу, а не идти на поводу у таких, внешних совпадений, поэтому мне хотелось пока этот вопрос оставить в стороне.

Вот, скажем, Тридентский собор и Стоглавый собор на Руси – они совпадают не только по времени, они совпадают по вопросам, которые решаются. И это, судя по всему, не случайность. Судя по всему, есть какие-то глубинные вещи, связанные и с государством, и с государственностью, и с церковью, которые должны были решаться именно в этот момент. Потому что и русская церковь православная, и католическая церковь переживают довольно сложные периоды в это время…

Вообще, там много совпадений мы можем наблюдать в XVI веке. Когда мы говорим о более раннем периоде, тут уже всё гораздо сложнее». [P.97.185]

 

 
     
 

Prof. Walter Sommerfeld, Universität Marburg: «Представьте себе праздничную толпу с огромной статуей бога, занимающую центральное место. Она была очень большая и ярко раскрашенная, и задрапирована дорогими тканями. Рядом царь и верховные жрецы. Горят факелы, звучит пение. Подобное проявление религиозных чувств можно наблюдать в современной Индии. Мне приходилось это видеть не раз. Мы больше не можем участвовать в таких церемониях даже если захотим на своём опыте узнать, какого рода религиозные чувства испытывали вавилоняне, что значило для них участие в подобных празднествах. Но в религиозных празднествах Индии и Древнего Вавилона есть сходство».

Великая Дорога Процессий в день праздника Нового года в Вавилоне могла выглядеть примерно также как во время религиозного праздника в Пури в восточной Индии. Древняя религиозная традиция, которая, возможно, пришла в Индию из Вавилона или каким-то иным путём. Сравнение с описаниями на древних глиняных табличках поразительно. Как на Новогоднем празднике в Древнем Вавилоне, в Пури из храма выносят древние статуи богов, они празднично украшены. Их ставят на священные повозки. Царь Пури, как оживший Навуходоносор. Ему в церемонии отведена важная роль: как и в Древнем Вавилоне, царь должен строго следовать магическим ритуалам, правилам богов. Как и Навуходоносор, он должен выполнить ритуальное омовение повозки. Этот религиозный обряд призван подтвердить законность его власти, укрепить связь между царём, богом и народом (Ср. Министр просвещения граф С. С. Уваров. «Самодержавие, Православие, Народность»). Все присутствующие охвачены религиозным воодушевлением. И, наконец, множество людей множество людей натягивают прочные верёвки и везут статую бога по улицам. Здесь религия не отвлечённое понятие, она занимает важное место в повседневной жизни. Лихорадочное возбуждение шествия в Пури – современное подобие ритуалов, проходивших в Вавилоне две тысячи пятьсот лет назад. [T.12.XLIII]

 

 
     
 

Одно из самых засушливых мест на земле. Вдоль побережья Южной Америки, на территории современного Перу, примерно в начале нашей эры возникла следующая цивилизация, оставившая огромные пирамиды. На протяжении трёхсот километров пустыню пересекает десяток рек, сбегающих с Анд. Подобно Нилу в Египте, каждая река даёт жизнь этой суровой земле. Удивительно, но здесь идеальные условия для интенсивного земледелия. Дождей, которые смывали бы верхний слой почвы мало, и земля плодородна: орошай – и получишь богатый урожай.

Dr. Steve Bourget, University of Texas: «Я думаю, сельское хозяйство развивалось настолько успешно, что численность населения выросла очень быстро. Так же результатом стало сооружение множества храмов». [T.12.XLVIII.1]

 

Dr. Salima Ikram, American University in Cairo: «Очень трудно проводить раскопки на местах поселений. Районы, где удобно было жить в те времена, и сейчас являются жилыми». [T.12.XLIX]

 

Dr. Salima Ikram, American University in Cairo: «Они жили, как мы: им были присущи те же надежды, страхи, жадность, похоть, внебрачные связи».

Dr. Stephen P. Harvey, Stony Brook University: «Меня всегда поражает тот факт, что они вели образ жизни, поразительно похожий на наш. Не думаю, что за последние пять или десять тысяч лет люди очень сильно изменили». [T.12.LXXII]

 

Кристиан верит, что эти вековые традиции – ключ к пониманию египетского настоящего.

Dr. Christian E. Loeben, Humboldt University: «Как египтолог, ты приезжаешь в современный Египет, чтобы исследовать очень древние вещи, и многие коллеги забывают, что современный Египет, и особенно места вроде Дахлы (Dakhla Oasis) демонстрируют абсолютную неразрывность с Древним Египтом. И понимание современного Египта, как ни странно, может помочь понять Древний Египет». [T.4.XVIII]

 

Prof. Kent Weeks, American University in Cairo: «Эта чудесная сцена периода восемнадцатой династии (1550 1292 до н. э.), изображающая изготовление глиняных кирпичей, представляет собой картину, которую можно наблюдать в египетской деревне даже сегодня. Ведь изображённая здесь техника не изменилась за пять тысяч лет. Из водоёма, окружённого деревьями, берут воду, её смешивают с грязью и, возможно, с соломой, доводят до состояния однородной массы, которую закладывают в формы. Затем оставляют подсыхать на земле в течение двух дней. После этого кирпичи переносят на другое место, используя для сооружения стен или, как в данном случае, пандуса для строительства Гипостильного зала». [T.10.CLVIII.4]

 

Галина ЕРШОВА, доктор исторических наук: «…в завершение хотелось бы сказать, что духовные представления Майя, с одной стороны, они, ну, удивительные, интересные, они необычайны, казалось бы. А с другой стороны они ни чем не отличаются от духовных представлений славян, китайцев, или кого-либо другого. На самом деле все мы, все народы, прошли один и тот же путь выстраивая нашу жизнь и познавая мир». [T.10.CI.45]

 

 
     
 

Арнольд Шварценеггер (Arnold Alois Schwarzenegger): «Лучшее признание, которое получаешь за роль, это когда тебя цитируют. И дети, и взрослые, все просят меня повторить ту фразу» [I’ll be back (русск. Я вернусь)] [T.17.VII.1]

 

 
     
 

Как и многие другие народы, китайцы верят – души умерших отправляются в Иной Мир. Но у китайцев свой вариант этого Иного Мира. Он очень похож на Этот Мир, и там вас делают счастливыми то же что и здесь – деньги.

Prof. Hugh Baker, School of Oriental and African Studies, London: «Умершие очень быстро оказываются в Чистилище, где вершится Суд над их деяниями в этой жизни. Они приговариваются к разным уровням Ада в соответствии с тем, что самое плохое они сделали».

Крестьянин мог вполне обойтись тем, что имел здесь, а вот императору которому в той жизни, как полагали, тоже предстоит стать императором, нужно гораздо больше.

Prof. Robin D. S. Yates, McGill University: «Вполне возможно, что император, полагавший что и в загробной жизни будет императором, нуждался в армии, чтобы защищать себя и свою гробницу от всех духов убитых им солдат».

Одновременно с рождением Китая как страны, родилась и новая концепция – вера, что статуя Здесь может стать живым человеком Там. Это была новая идея, по-своему и революционная, и человечная. Потому что до той поры смерть правителя для многих людей могла стать событием невероятно кровавым. [T.4.XIX]

 

 
     
 

В Египте македонские цари тоже ищут веру, которая могла бы объединить подданных. Но мирным путём. Тридцать пять лет страной правит Птолемей Филадельф сын одного из близких друзей и полководцев Александра Великого. Это фараон созидатель и меценат, построивший в Александрии знаменитую библиотеку, и не менее известный Фаросский маяк. Основное население столицы при нём составляют греки и евреи. Одинаково нелюбимые коренными жителями они сближаются между собой, начинается диалог. В двухсот пятидесятом году Птолемей настолько проникается интересом к иудейской вере, что решает перевести Священное Писание на свой родной язык. Эксперимент уникальный: если он удастся – это будет первый в мире книжный перевод. Разумеется, у него есть и противники, причём, с обеих сторон. Грекам напоминают о том, что сам Александр уважал Книгу Откровения, а иудеям – о миссионерском пророчестве Исайи. (Далее текст пророчества).

Это был многолетний труд семидесяти двух учёных, по числу которых греческая Библия и стала называться «Септуагинтой» переводом семидесяти. [T.10.V.5]

 

Возвращение в Пиньяо. Здесь всё не случайно: семьдесят два наблюдательных поста напоминают о семидесяти двух мудрецах в конфуцианстве, традиционном китайском учении. Вход в Яман – резиденцию правительства, здесь, как в храмовых постройках, все важнейшие здания лежат на одной оси… [T.10.XI.27]

 

septuāgintā adj. num. card. семьдесят C, L, Nep etc.: S. (interpretes) Eccl 70 толковников (которым, по преданию, приписывался первый перевод Библии с еврейского языка на греческий). [B.32]

 

 
     
 

Коммунистическая вера карикатурным образом воспроизвела все атрибуты религии. В её арсенале было евангелие от Маркса – «Капитал», и нетленные мощи Ленина, написанный Энгельсом документ с названием «Коммунистический символ веры», и всемогущий Отец Народов Сталин. Решения партийных съездов признавались благодатью, а самое страшное зло заключалось в ереси троцкизма. [T.3.XV.4]

 

Из студенческого анекдота семидесятых: Мать обращается к отцу: «Наш Жан стал совсем большим, пора объяснить мальчику суть взаимоотношений между полами. Пойди, поговори с ним как мужчина с мужчиной. – Гм. Как именно ты предлагаешь мне всё ему рассказать? – немного смущается отец. – Ну, может быть сначала на примерах животных там, птичек, так всё-таки приличней: про пчёлок, про бабочек. – Отец вздыхает и послушно идёт в комнату сына, долго мнется и наконец произносит: – Жан! – Да, папа. – Ты помнишь, в субботу мы с тобой ездили в публичный дом? – Да, папа. – Так вот, мама просила тебе передать, что у пчёлок с бабочками точно то же самое».

Михаил ВЕЛЛЕР [B.94.12]

 

 
     
 

Елена АНТОНОВА, врач-педиатр, гомеопат: «…один из принципов (гомеопатии) – это Принцип подобия. То есть симптомы, которые мы видим у пациента, должны соответствовать тому препарату, который назначают. Если мы нарезаем лук, происходят определённые вещи: текут слёзы из глаз, закладывает нос, появляется насморк, возникают определённые ощущения в горле, может быть кашель. Если мы сделаем препарат из лука, то он будет помогать решать проблемы, которые имеют приблизительно такие же симптомы: это будут аллергические проявления, или простудные, во время инфекции вирусной. Препарат из лука поможет справиться с этим состоянием». [T.10.VII.24]

 

 
     
 

Леонид МАЦИХ, кандидат филологических наук, доктор филологии и теологии (PhD): «…Вифлеемская Звезда, к тому же ещё и пламенеющая. Очень любимый знак российскими масонами. Перепуганная публика – есть такая публика, которая постоянно пребывает в состоянии перепуга, – говорит: «Это знак еврейский. Это труба. Если в церкви мы нашли шестиугольную звезду, это значит там синагога».

Мы просто понимаем, к строительству этих храмов приложили руку масонские братья. И этот факт нас радует. Но ничего, конечно, иудейского этот знак тогда в себе не нёс. Он вообще стал ассоциироваться с еврейством относительно недавно.

Шестиугольная звезда для масонов означала «Единство и борьбу противоположностей» – очень важный для масонов символ.

…вот великий символ, но не имеет никакого отношения к государству Израиль. Символ очень древний, и с охотой разными системами применяемый, и масонами в том числе». [T.10.CI.70]

 

 
     
 

Жрец, автор вавилонской хроники, также усматривает в нём вину против Вавилона и Мардука и говорит, что последний покарал его народ голодом. Характерно также несколько презрительное упоминание шейлевского списка о происхождении основателя династии Шаррукина. Этот документ, также вавилонского происхождения, пользуется случаем заметить, что первый царь аккадской династии был «садовник» и жрец низшего ранга. В связи с этим В. К. Шилейко дополняет сохранившееся точно во второй части имя жены Шаргалишарри, как Саммурамат, видит в ней Семирамиду и, ссылаясь на смешение в предании «садовника» Шаррукина с Шаргалишарри, вспоминает легенду о висячих садах. Для народа первый семит-завоеватель сделался легендарной личностью, соединившей в себе черты Шаррукина и Шаргалишарри. В библиотеке Ассурбанипала сохранился текст, в котором нельзя не распознать черт, общих Моисею, Киру и Ромулу. Легенда влагается в уста Шаррукину (Саргону), который говорит, что он родился в, городе Азупирану на Евфрате от благородной матери. Последняя положила его в тростниковую корзинку и, запечатав смолой, бродила в реку. Его поднял водонос Агаш, воспитал и сделал садовником. Потом богиня Истар поручила ему владычество над «черноголовыми», т. е. семитами, и он начал свои завоевания на горах (т. е. Эламе), море и суше. От Нарамсина дошло до нас, между прочим, два интересных памятника. Один из этих памятников найден в Северной Месопотамии (близ Диарбекира), другой в Сузах. На последнем царь изображён в головном уборе с двумя рогами – отличительным признаком божественного достоинства. Он со своим войском поднимается победоносно на горы и поражает племена лулубеев, касситов, эламитов. Памятники эти обнаруживают большой прогресс искусства и доказывают, что семиты, хотя и усвоили многое у сумерийцев, но успели скоро уйти дальше их. Здесь поражает, при недостатках перспективы, единство композиции, смелость рисунка и ясность. Интересен также по своему натурализму найденный в Лагаше кусок победного барельефа с частью надписи какого-то царя Аккада, вероятно, Саргона. Здесь в горизонтальных поясах были представлены сцены сражений, в которых действующими являются с обеих сторон семиты. Вероятно, изображен поход в Сирию или подавление бунта. Наконец, в Сузах найден документ на эламском языке, представляющий текст присяги эламских вассалов в верности Нарамсину.

Б. А. ТУРАЕВ [B.120.1]

 

 
     
 

Евгений ШТЕЙНЕР, доктор искусствоведения, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Российского Института культурологи: «…такого рода картинки составляют одну из самых главных примечательных особенностей Манга. Их несколько сотен, которые можно разбирать и искать, каким образом они сочетаются друг с другом.

…можно сказать, что Манга Хокусая – это многослойный, многоплановый текст, в котором есть масса уровней: уровень первичной карикатуры – смешно, как они кривляются; уровень исторических сведений – что они делают…; уровень местного фольклора – надо знать поговорку, чтобы воспринималось это глубже и интереснее; и уровень, объединяющий разные пласты культуры – фольклор, юмор, незадачливость, беззлобное подтрунивание, рискованные шутки. Иначе говоря, Хокусай воплотил в своей Манга многогранный, многоплановый, многосмысленный гений всего японского народа, который на протяжении столетий создал большую копилку «крылатых выражений», отсылок к классической литературе и поэзии, воспоминаний о легендах из китайской древности и так далее и тому подобное.

Практически все эти выражения, которые встречаются там и сям в картинках Хокусая, – это известное в то время выражение, иногда, просто «крылатое», которое знали все, иногда это могла быть строка из какого-нибудь классического стихотворения, иногда – малоизвестная пословица, иногда художник мог специально обыграть двусмысленность классического выражения, как вот, в этой картинке [«Сэннин кири», XII-13I-14 г (митатэ) – 73 kB]

Здесь написано «Сэннин кири» – три иероглифа – я специально это не перевёл, чтобы показать, что однозначно это перевести невозможно. Что здесь изображено? – Ну, прежде всего, это устрашающего вида могучий воин-самурай, который длинной алебардой зацепил хрупкую женщину. Ну, по иконографическим своим причинам, он однозначно идентифицируется как монах воин Бэнкэй – он на мосту, и он всех цепляет. И слово «Сэннин кири» обозначает «Тысяча человек только» или «У тысячи человек только». И в повести о Ёсицунэ («Сказание о Ёсицунэ»), которую блистательно перевёл Аркадий Стругацкий на русский язык, можно прочесть об этой истории: что это был такой монах-забияка, который бахвалился своей силой и воинскими искусствами, и он каждую ночь стоял на мосту Годзё в столице и отбирал у всех проходивших их мечи, и говорил, что, вот, он отберёт тысячу и тогда успокоится (он как раз сломался на тысячном).

Но что тогда делает эта женщина? – У неё нет ни меча, и она совсем не похожа на самураев его времён. Она одета в костюм городской женщины времени Хокусая, и ряд иконографических черт выдаёт в ней куртизанку низкого пошиба. Во-первых, это её походная постель – сложенный соломенный матрац, который она, заполучив клиента, расстилала прямо вот под таким мостом. Во-вторых, это кокетливо закушенный в зубах уголок платка – это иконографическая деталь, которая также однозначно указывает на жрицу любовных утех, и на языке визуальных образов того времени изображает «скромность». И применительно к ней выражение «Сэннин кири» означает «Тысячу человек за короткое время»: «кири» – «на время». То есть она может обслужить «тысячу» быстренько и «за короткое время». Одни и те же иероглифы, одно и то же старое выражение применительно к двум разным историям – диаметрально противоположный смысл. И, вообще, между этими персонажами примерно шесть столетий.

Объединяются они здесь, и возникает от такого парадоксального сочетания дополнительный юмористический смысл. Возможно, кому-то он покажется немножко легковесным, но не такой уж он и легковесный, если за ним бездна исторического, культурного контекста и багажа.

Таким образом Хокусай вытаскивал из наследия разного рода поговорки, изречения, выражения, и объединял их с картинками таким образом, что получалось нечто новое, неожиданное, оригинальное и многосмысленное». [T.10.CI.101]

 

 
     
 

…новую столицу Пётр строит по образцу любимого голландского города: он так и называет Петербург – «другой Амстердам».

Сергей ГОРБАТЕНКО, председатель Петербургского отделения Международного комитета по охране памятников: «Это простая прямоугольная схема, прорезанная линиями проспектов и каналов. Те же принципы градостроительные, которые положены в основу планировки Амстердама и других голландских городов». [T.10.DCXVI]

 

 
     
 

Красота всех этих предметов зиждется на любви, которую вкладывает умелец в своё изделие. Резьба балок, лепка кувшинов, ковка чугунков – всё это в своей первооснове было искусством, к которому приступали с песнопениями и молитвами.

Вообще говоря, предметы, которые мы считаем порождением культуры, по-видимому, являются производными окружающей среды. Почему в Бутане люди «изобрели» те же сельскохозяйственные орудия, те же глиняные горшки, ту же форму бочонков, которую мы видим в европейских районах со схожим климатом? Будь я индийцем или китайцем, меня удивили бы в Бутане маслобойки, деревянные сёдла, кровли домов, форма дверей, лопаты на длинных черенках. Но мне всё это было знакомо по Швейцарии.

Излишне, видимо, говорить, что в прошлом между Западной Европой и Бутаном не было никаких контактов. Гигантские просторы разделяют Альпы и бутанские Гималаи. Но сходство бросается в глаза до мельчайших деталей.

Довольно часто встречаются утверждения о том, что климат и экология – важные факторы развития цивилизации, но никогда ещё я не видел столь яркого подтверждения этому, как в Бутане. Возможно, существует некий инстинктивный «модуль» в том, что мы считаем разумом, и поэтому все ухищрения нашей технологии, по сути, являются бессознательным проявлением этого инстинкта, а не изобретениями ума. Я уверен, что, если бы Бутан оставался в изоляции, там непременно появился бы свой Ньютон…

Конечно, скажут мне, путешественник всегда склонен сравнивать увиденное с уже известным ему. Знаю. Но здесь я не мог отделаться от ощущения, что я не дивлюсь на чужую страну, а просто новыми глазами смотрю на свою собственную. Исчезла лишь дымная заводская завеса и коммерческий налёт, так исказившие наши ландшафты.

МИШЕЛЬ ПЕССЕЛЬ [A.339]