ЗАРИСОВКИ к 7-му АРКАНУ ТАРО

 
 
 

НА ГЛАВНУЮ

СБОРНИК

ЗАРИСОВКИ

ССЫЛКИ

 БИБЛИОТЕКА 

 

ЗАРИСОВКИ К СТАРШИМ АРКАНАМ

 

 
 

АРКАН XXII. Absolutum; Adaptatio Operis Magni; Omnipotentia Naturalis; Corona Magica; Mundus (Весь Мир); Мир; Иероглиф (грудь, в смысле, близком к термину лоно).

   

Absolutum

 
     
 

В центре картинки торжествующе пляшет голая женщина, слегка касаясь земли одной ногой. Это в метафизике – Синтез Абсолютных Истин, уже не нуждающихся в покровах, которыми не обманешь того, кто до них добрался. Это – высшее из доступных нашей ментальности проявление Архетипа; отсюда первый заголовок аркана – «Absolutum». ГОМ [B.27]

 

 
     
 

absolūtus, a, um 1. part. pf. к absolvo; 2. adj. 1) законченный, полный (annus PM); 2) доведённый до (достигший) совершенства, совершенный (perfectus atque а. С); 3) независимый, самостоятельный (causa Dig); неограниченный, абсолютный, безусловный (necessitudo С); 4) грам. абсолютный, т. е. употребляемый без дополнения (verbum); самостоятельный (ablativus); положительный (gradus) или стоящий в положительной степени (adjectivum). [B.32]

 

 
     
 

По-латыни «сольво» (solvo, solvi) означает распускать, освобождать, растворять (вспомните выражение «распустить раствор»), а приставка, или префикс, «аб» (ab) имеет значение «от». Следовательно, абсолютный – свободный от, не связанный путами, неограниченный. Так, любое крайне выраженное явление может быть названо абсолютным, оно «освобождено» от всяких ограничений. Например, мы говорим «абсолютная монархия». Можно иметь абсолютное большинство при решении какого-то вопроса, быть абсолютным глупцом. Поэтому нуль, помещенный в точку – 273,15º С, называют действительным или абсолютным нулём.

Температурная шкала Томсона, которая начинается с абсолютного нуля, называется ещё и абсолютной или шкалой Кельвина (в 1892 г. Томсон получил титул барона Кельвина). Она принята Международной системой единиц (СИ).

Айзек Азимов [B.129.2]

 

 
     
 

Поэзия считается древнейшим из словесных искусств. Поэтическим языком написаны эпосы и священные книги мировых религий. В современном сознании поэтическое и научное мышление – понятия противоположные. А ведь для людей античности они были нерасчленимы. Поэтическим языком излагали свои мысли великие философы и учёные древности. С подобным явлением мы сталкиваемся и в эпоху Ренессанса, и ещё у Ломоносова. Вероятно, последним из тех, для кого понятия поэзия и наука являлись чем-то нераздельным, был великий стиховед двадцатого века Александр Квятковский.

Ирина РОДНЯНСКАЯ, доктор филологических наук: «Он считал, что все ритмические процессы, которыми управляет число, подчиняются одним и тем же законам, и только материи ритмообразования – разные. Таким образом, в музыке – это звук, в поэзии – это звучащее слово, в организме – это биение сердца, в космосе – это космические процессы. То есть можно сказать, что он принадлежал к той категории учёных, у которых был космический замах».

Послереволюционные годы стали эпохой, когда бурно обсуждались новые формы искусства. В филологии царил ОПОЯЗ – общество по изучению поэтического языка – впоследствии разгромленное идеологами марксизма за формалистический подход к литературоведению. В поэзии одним из виднейших явлений был цех конструктивистов, член которого Александр Квятковский опубликовал в их сборнике «Бизнес» первые исследования по ритмической природе стиха.

Ирина РОДНЯНСКАЯ, доктор филологических наук: «Фактически он был пифагорейцем, стихийным пифагорейцем и стихийным платоником, который считал, что в нас заложены ритмические некоторые образцы, ну, назовём это по Платону эйдосы, и эти ритмические образцы потом модифицируются, воплощаясь в звучащее слово или в музыкальные звуки».

…гонорар за переиздание «Поэтического словаря» – легендарного тома, который по сей день считается лучшим справочным изданием по теории поэзии.

Ирина РОДНЯНСКАЯ, доктор филологических наук: «Считалось в энциклопедии, что просто помогает хорошему и находящемуся в трудностях человеку. И взялся отрецензировать известный стиховед Владислав Холшевников. И он написал положительную рецензию с условием, что автор изгонит свою собственную концепцию, что туда будут входить только общепризнанные термины, и никакого изложения собственной теории не будет».

И всё-таки Квятковский ввёл в словарь собственную ритмологическую теорию, объясняющую всю систему стихосложения вариациями нескольких универсальных ритмов Вселенной, к которым поэты прислушиваются как медиаторы. Он ввёл понятия «краты» и «тактометрического периода» – универсальных единиц, с помощью которых разнообразие стихотворных ритмов может быть приведено в единую упорядоченную систему, подобную Периодической таблице элементов Менделеева. Он сознавал, что ставит себя под удар критики.

Ирина РОДНЯНСКАЯ, доктор филологических наук: «Тем не менее, Словарь имел огромный успех, он был раскуплен мгновенно. Я слышала от многих, и поэтов, и просто гуманитариев, что на этом Словаре они учились».

Спустя сорок лет после ухода выдающегося учёного из жизни, его учение о ритмологии было, наконец, опубликовано. Теперь оно стало доступно для широкого научного обсуждения. И, конечно же, для поэтического осмысления теми, кто создаёт современную поэзию сегодня.

Ирина РОДНЯНСКАЯ, доктор филологических наук: «Как в Таблице Менделеева, в его этих схемах остались незаполненные пустые пятна, «белые пятна», которые можно осуществить путём стихосложения на эти, скажем, контрольные мелодии. И сам он написал несколько экспериментальных стихов, которые так хороши, что я бы не назвала их экспериментальными, но которые именно иллюстрируют возможности его огромной сводной Таблицы». [T.10.I.23]

 

 
     
 

Юрий ПИВОВАРОВ, академик РАН, доктор политических наук, профессор, директор ИНИОН РАН: «…но в чём сила религии? Она говорит, что есть что-то абсолютное. «Ну, вот нельзя этого делать». Это некий моральный кодекс, набор моральных правил – ну, нельзя через это переступать и нельзя от этого отказываться». [T.10.CI.73]

 

 
     
 

Сергей КАРПОВ, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: «…затем, наконец, «Идея сохранения и передачи абсолютных ценностей»: абсолютных – потому что Империя всегда стремится к Абсолюту. Это очень важно понять, потому что, конечно, в жизни любого человека, если мы стремимся к какому-то Абсолюту, ну, понимаем, что его нельзя этот Абсолют достигнуть. Империя не всегда это понимает, Империя всегда свою Идею считает «идеей абсолютной». [T.10.CI.78]